Компания-"зомби" Игоря Зюзина пожирает активы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Оригинал этого материала
© Вслух.Ру, 27.12.2013, Фото: РИА "Новости" Спасется ли "Мечел" от банкротства рейдерством? Компания-"зомби" Игоря Зюзина пожирает активы Андрей Петров

F6a14b156028ca1bf58786896b03330931dd82d7.jpg
Игорь Зюзин
Владелец «Мечела» Игорь Зюзин в этом году снова был на слуху. Падение котировок, переговоры с банками, практически полностью заложенная компания, банкротства активов и странные схемы привлечения средств. В результате бывшая «стальная группа» превратилась в «компанию-зомби».

«Мечел» иначе как «компанией-зомби» уже не называют ни аналитики, ни журналисты. Печально, что в «зомби» скоро превратятся и конкретные люди: сотрудники самого «Мечела» и компаний, которые с ним так или иначе связаны. Так, «Ведомости» в ноябре писали о задержках зарплаты в московских офисах компании. Не лучше дела и у простых рабочих в регионах, которым, в отличие от москвичей, попросту некуда податься.

Печальный пример у всех на слуху — это «Златоустовский металлургический завод» (ЗМЗ), который был спасен от банкротства в последний момент только вмешательством региональных властей. Кстати, де-юре этот завод к Мечелу не имел отношения. История повторяется с еще одним градообразующим предприятием — Гурьевским металлургическим заводом (ОАО «ГМЗ») в Кемеровской области.

ГМЗ — один из активов холдинга «Эстар», который перешел под управление «Группы Мечел». Фактически, Зюзин полностью контролирует эти предприятия через советы директоров, где находятся его представители. Однако, владельцы «Мечела» благоразумно не указывали свою связь как с холдингом «Эстар», так и с ГМЗ. Объяснение простое: сталепромышленники не желали увеличивать уже имеющуюся огромную долговую нагрузку. При этом «Мечел» — публичная компания, по закону она обязана раскрывать отношения с тем же ГМЗ, как и с холдингом «Эстар» в отчетности. Но «Мечел» скрывает реальное положение вещей.

Впрочем, новые долги не слишком ухудшат и без того печальное положение дел. По данным Forbes, еще в июле 2013 когда капитализация «Мечела» составляла $1,22 млрд, а из принадлежащих Зюзину 67,42% акций компании было заложено более 74% (50,03% всех голосующих акций компании). Но уже в декабре долги Зюзина выросли: бизнесмену пришлось заложить 88,14% своего пакета (почти 60% голосующих акций). Задолженность «Мечела» по кредитам приблизилась к внушительной сумме в 10 млрд. долларов.

Новый менеджмент ОАО «ГМЗ», в большинстве своем состоящий из выходцев из компании «Мечел», загрузил производственные мощности, выручка предприятия вернулась на докризисный уровень и даже превысила его. Так, если в 2007 выручка ГМЗ составила 4,4 млрд. руб., в 2010 — 6,3 млрд., то в 2012 — 6,2 млрд. Соответственно, зарплата рабочим в эти годы выплачивалась вовремя.

Но, «золотые менеджеры» довольно быстро сделали процветающее предприятие убыточным. Накопление убытка началось в первом квартале 2011-го и к ноябрю 2013-го достигло почти миллиарда рублей. Для сравнения, в кризисный 2009-й убыток метзавода составил менее 200 миллионов — в пять раз меньше! Стоимость чистых активов ОАО ГМЗ, которая даже в тяжелые для отрасли 2008-9 годы была положительной, уже с 2011 ушла в минус (менее 100 млн.), к концу ноября 2013-го достигла рекордных 707 млн. рублей.

Согласно данным бухгалтерской отчетности ОАО «ГМЗ», с января 2011 года роста основных средств завода не наблюдается, а амортизационный фонд завода уже составляет 0,57 остаточной стоимости основных средств. То есть, имущество завода, включая мартеновские печи, станки, цеха и прочие основные фонды, уже обесценилось на 57%. По данным годовых отчетов ОАО, на 2010 год предприятием при выручке 2009 года в 2,5 млрд. планировались капитальные вложения на 1,5% от выручки, на 2011 год — на 2,3%, а на 2012-й, при рекордной выручке 2011 года, всего в 0,4% (все данные без НДС, получены из открытых средств раскрытия информации в сети интернет). Что это — намеренное доведение до банкротства? Или управление предприятием на уровне старшей группы детского сада?

Как выяснилось, причиной столь серьезных убытков стала внедренная схема взаимодействия с поставщиками и покупателями продукции ГМЗ. При работе с этим заводом «Мечел» применяет «давальческую» схему: передает сырье на переработку, а затем сам продает произведенный ОАО «ГМЗ» металл и изделия, заводу оставляла лишь средства на издержки производства и текущий ремонт.

Подобный вид работы крайне выгоден для «поставщика-покупателя» как схема, позволяющая фактически за бесценок использовать производственные мощности другого предприятия и плюс экономить на НДС. То есть, выручка ОАО «ГМЗ», по сути, шла на заштопывание прорех в управлении самим «Мечелом». Гурьевский завод попросту выпотрошили: того, что оставлял «Мечел», не хватало даже для простого воспроизводства капитала.

Но даже не такой высший управленческий пилотаж зюзинского менеджмента поставил Гурьевский завод перед банкротством. В июле этого года совет директоров ГМЗ (в который входят представители «Мечела») одобрил решение, по которому ГМЗ становился поручителем по кредиту на 869 млн. долларов, выданному компанией, связанной с «Мечелом», другой компании, связанной с «Эстар».

После этого, в августе, структура «Мечела» подала иск в арбитражный суд к должнику и поручителям (в т.ч. ОАО «ГМЗ») о взыскании задолженности. Суд, как и положено по закону, решил вопрос в пользу «Мечела» (об этом споре писал «Коммерсант»). Основываясь на решении суда, «Мечел» начал банкротить некоторые активы Эстара, которым описанным выше образом было навязано обременительное поручительство. ЗМЗ, кстати, как раз был одним из таких поручителей, но его спасли.

Теперь очередь дошла до ГМЗ. То, что за банкротством Гурьевского завода снова стоит «Мечел», подтверждает то, что рейдеры даже не стали менять компанию — это та же «Салиса», что банкротила ЗМЗ.

Расчет авторов всей схемы предельно понятен. Если банкротство ОАО «ГМЗ» состоится, ГК «Мечел» сможет не только вернуть себе переданные по кредитному договору средства, но и продолжить бесплатную эксплуатацию Гурьевского завода, а вдобавок, избавиться от столь ненужных ему кредиторов.

Есть и другие случаи, когда «Мечел» решал собственные проблемы за счет своих прибыльных активов. Причем, обращать внимание на то, что за каждым предприятием — живые люди, его сотрудники, а то и моногород, остающийся без средств к существованию, что схемы навязанных и вынужденных кредитов, овалей и поручительств плодят социальную напряженность, в ГК, по-видимому, не принято. Так, в 2011-2012 годах ОАО «ГМЗ» выдала займы ООО «Металлург-Траст» в общей сумме более 3 млрд. рублей со сроком погашения в 2016-2017 годах. «Металлург-Траст» — структура «Мечела», т.е. действующее производство кредитует «Мечел» на долгосрочной основе. Причем, этот долгосрочный займ выдается в сумме половины от общей стоимости активов ОАО «ГМЗ».

Справка: Практически также Игорь Зюзин действует сейчас и в порту Ванино. Он ставит в угрожаемое положение предприятие для того, чтобы решить финансовые проблемы «Мечела». Ванино предоставил льготные кредиты Sedmino Investments (владеет 19,9% Ванино), Travine Trading (владеет 3,7%) и Opern Trade (владеет 23,68%) по 11 млрд руб. каждая по ставке не менее чем 8% годовых. Все названные структуры — Зюзина.

Гурьевск уже стал заложником амбиций «Мечела»: сначала забрали активы, затем «поуправляли», в итоге решили сами же и обанкротить. Не о какой социальной ответственности, как и о стремлении сохранить (даже не наладить) живое производство, нет и речи. Как нет и ожиданий, что для Гурьевского завода вся эта процедура пройдет безболезненно.

По всей видимости эффект от вызова доктора к Игорю Зюзину в 2008 году уже улетучился. Возможно, в этот раз необходимо более серьезное хирургическое вмешательство.