Компромат.Ru / Compromat.Ru: Зачем банкроту Потанину НЛМК

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Зачем банкрот Потанин лезет в НЛМК?

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::08.06.2000, "Потанин – вне подозрений"

Соединить гений и злодейство еще никому не удалось, но эксперименты в России продолжаются

Сергей Воробьев

Converted 29511.jpg       Всю прошлую неделю деловая пресса обсуждала новость — Владимир Потанин (ФПГ «Интеррос») объявил о покупке 9% акций ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат». Случись такое даже в центре амазонских джунглей, и то туземцы от удивления с пальм бы посваливались: как же так, банкрот и что-то еще покупает?

Эта особенность — быть банкротом и в то же время покупать заводы, дворцы, пароходы, устраивать балы и вообще сорить деньгами при полном официальном отсутствии оных — может быть, и не является исключительно российской привилегией, но у нас она возведена в ранг национальной традиции и даже нашла отражение в классической литературе. Вспомните, во второй части «Мертвых душ» один из персонажей, у которого не было денег даже на новые сапоги (он ходил в рваных), давал бал для всего дворянства уезда.

Итак, официально у потанинской группы денег нет. Они должны кредиторам неимоверные суммы. План реструктуризации обязательств ОНЭКСИМбанка предусматривает, что часть своих обязательств, а именно 105 млн долл., ОНЭКСИМ погасит «живыми деньгами». На сумму 130 млн долл. будут выпущены 12-летние еврооблигации «Росбанка». Оставшаяся часть долга — а это 1,15 млрд долл. — будет выплачена постепенно в течение трех лет за счет реализации оставшихся у ОНЭКСИМа активов. Для этого будет специально создана трастовая компания,к которой и перейдет право управления активами банка. Полученная прибыль будет в равной пропорции распределяться между кредиторами. Более того, они и будут управлять этой компанией. А участие кредиторов в ней будет оформлено в виде специальных долговых нот, которые будут свободно обращаться на западных финансовых рынках. Но долги — это еще не все беды бывшего ОНЭКСИМа. Его главное производственное предприятие — добыча никеля в Норильске — требует согласно программе развития 3,5 млрд долл. инвестиций. Ведь основные фонды предприятия изношены на 80%. Владимир Потанин контролирует еще много предприятий — от банков до судостроительных верфей, но почти все они требуют инвестиций.

А теперь вопрос: как при таких долгах и таком плане реструктуризации можно заниматься покупками? Тем более покупать акции непрофильных предприятий.

Полагают, что покупка акций НЛМК не что иное, как попытка спрятать деньги от западных кредиторов ОНЭКСИМбанка. Ведь деньги на оффшорах ОНЭКСИМа арестовать куда проще, чем акции. Тем более что пакет акций НЛМК, если верить сообщению пресс-службы «Норникеля», были куплены «Норильской горной компанией», т. е. «дочкой» «НН», куда он передал в аренду все свои активы и лицензии. Директор Экспертного института Андрей Нещадин любит приводить такой пример: «Я говорю каждому директору, заводящему разговор об инвестициях: хочешь, я найду тебе любые инвестиции при условии, что ты вложишь в дело свои личные пять тысяч долларов? И ответ у всех одинаковый: «Что я, псих, что ли».

Не может быть у владельца ОНЭКСИМа денег на покупку акций комбината. На реальную покупку для реального участия в его работе и реальных инвестиций.

Достаточно вспомнить залоговые аукционы, которые Потанин устраивал в бытность вице-премьером. Тогда якобы страдающее от нехватки денег государство якобы под залог акций брало кредиты у коммерческих банков из денег, которые оно само якобы как «временно свободные ресурсы» размещало у них же на счетах. В итоге за бесценок в частные руки были переданы самые лакомые куски пирога реального сектора российской экономики. И особенно преуспел в «денежной» приватизации ОНЭКСИМбанк, которому достались «Норильский никель», «Пурнефтегаз», «Черногорнефть», Северо-Западное пароходство, «Пермские моторы».

Тогда же Потанин своим распоряжением передал лицензию на добычу никеля и все активы из «Норильского никеля» в «Норильскую горную компанию». В результате долг 800 млн долл. перед британской ВР-Amocо и 600 млн долл. перед «Сургутнефтегазом» оказался у фирмы, в которой все имущество — пара старых компьютеров и кресло.
       Кстати, тогда один из банкиров в великом изумлении заявил в интервью: «Мне предлагали войти в правительство. Я отказался, но если бы я знал, что можно делать ТАК, я бы согласился...»

...На самом деле денег у Потанина сколько хочешь. Ведь все кредиты, которые получали банк и Россия в целом, были перекачаны за границу на личные счета господ олигархов. Иногда кусочки этих денег мелькают в официальной информации как кредиты, выданные офшорным компаниям. Насчет ОНЭКСИМа мелькнула сумма 173 млн долл. Когда банкрот выдает кому-либо кредиты, это нормально? Для России, видимо, да.

Но вернемся в Липецк. Когда-то Владимир Потанин уже имел под своим контролем 25% акций Новолипецкого комбината. Потом продал. Не получается у него одновременно — кредитовать офшоры и управлять, несмотря на всю его гениальность. А как только ушли с предприятия «грамотные и энергичные управленцы», так комбинат сразу же и ожил. В прошлом году рост производства составил 16%. Продукция предприятия — металлопрокат — пользуется устойчивым спросом на внутреннем и внешнем рынках. 47 тысяч человек и еще 10 тысяч на дочерних предприятиях НЛМК без задержек получают заработную плату. Да плюс транспортники, пищевики, да плюс семьи работников — считай, весь Липецк живет за счет комбината. Предприятие решило провести дополнительную эмиссию акций для привлечения средств на расширение производства. Вот тут и объявился Потанин.

Есть у российских «энергичных управленцев» первой волны, связанных с правительством и зарубежными инвесторами, одна интересная черта — все, к чему они прикасаются, подыхает в жестоких конвульсиях. Как применят какую-нибудь самую передовую технологию управления и реструктуризации производства — так все, понос и короткая судорога. Всего год-два назад во всех СМИ нам твердили, что при таком спаде производства у нас избытка электроэнергии хватит лет на двадцать. Пришли реформаторы, и теперь города во тьме, и надо срочно звать иностранных инвесторов — иначе крышка.

Мне очень любопытно, что будет, если эти кадры кинуть на подъем не суперприбыльного производства, которое они разваливают за год-другой, а в какой-нибудь колхоз где-нибудь в глухих уральских лесах. Не иначе как пашня потом лет пятьдесят ничего родить не будет. Или еще похлеще: образуется на том месте «черная дыра», так что как снег выпадет и реки замерзнут, проберется туда санный поезд, ан, глядь, и нет ничего — пустота.

Так зачем же Потанин лезет опять в НЛМК? Официально — чтобы «осваивать внутренний рынок», «развивать технологические связи» и «проводить совместную с НЛМК сбытовую политику». Еще официально было объявлено, что потанинский «Интеррос», на чье имя куплены акции липецкого комбината, намерен сорвать дополнительную эмиссию. Эмиссию сорвали. По словам директора НЛМК по экономике Галины Аглямовой, «целью дополнительной эмиссии являлось привлечение средств на техническое перевооружение комбината, рассчитанной на пять лет и требующей инвестиций в размере 1 млрд долларов. А теперь комбинату придется привлекать заемные средства. А это невыгодно...» Но если перефразировать латинскую пословицу, что невыгодно комбинату, то выгодно Потанину.

Или не так? «Интеррос» нажаловался в ФКЦБ о якобы незаконности собрания акционеров, которое должно принять решение об эмиссии. Гендиректор «Интерроса» Дмитрий Ушаков заявил протест руководству комбината и начал кампанию в СМИ, обвиняя гендиректора во всех смертных грехах (кстати, это тот самый Ушаков, который проходит по до сих пор не закрытому уголовному делу А. Коха, связанному с приватизацией «Азота»). Ну да ладно. Приглашенные Потаниным эксперты ФКЦБ никаких нарушений законодательства на собрании не выявили, хотя представители Потанина еще долго рассказывали журналистам, что будут опротестовывать в суде сам факт собрания. Но зачем, если они добились, чего хотели, и сорвали эмиссию? А затем, чтобы оправдать свои действия в суде. Но ведь есть и другой суд...

* * *

Эксперты спорят о тактике Потанина. Одни склоняются к мысли, что олигарх затеял шантаж комбината с целью получить «отступные», другие предполагают, что он выполнял заказ сил, заинтересованных в срыве эмиссии. Третьи просто теряются в догадках. Но ни один человек не заподозрил Потанина в намерении участвовать в развитии производства на комбинате в частности и в России вообще. Этого не может быть никогда.