Компромат показан по ТВ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Gazeta.Ru", origindate::18.03.1999

Компромат на генерального прокурора показан по ТВ

Антон Носик

Кадр из ночных новостей РТРПо общему теперь уже мнению (впервые высказанному "Новой газетой" еще в выпуске от 8 февраля), причиной скоропалительной отставки генерального прокурора "по болезни" стали попытки шантажа с помощью видеокассеты, на которой Юрий Скуратов запечатлен в постели с двумя дамами легкого поведения. Никем в то время не подтвержденная и не опровергнутая, эта информация могла бы остаться очередным сомнительным слухом, если б не попытка генпрокурора сохранить пост. Накануне голосования в Совете Федерации неизвестными лицами кассета с компроматом была распространена сначала среди сенаторов (охотно ее посмотревших), а затем и среди журналистов (в большинстве своем отказавшихся публиковать материал, однако бурно обсуждавших его содержание в широком кругу). Отрывки видеозаписи попали и в Интернет - файлы, запечатлевшие оргию генпрокурора, анонимно выложены на американских серверах в форматах MOV и AVI.

Можно смело предположить (особенно - с учетом резких высказываний руководителя ОРТ Игоря Шабдурасулова на позавчерашней пресс-конференции), что в руки тележурналистов кассета попала достаточно давно. Это и неудивительно, поскольку еще до подачи прошения Скуратова об отставке запись, по свидетельству "Новой газеты", успели посмотреть Николай Бордюжа, Борис Ельцин и неустановленное количество сотрудников его аппарата. Можно смело предположить, что изготовители пленки тоже снимали и монтировали ее не с завязанными глазами... То есть в узких кругах, откуда происходит заметная часть всех подобных утечек, кассета "гуляла" еще в прошлом месяце. А уж после попадания нескольких ее копий к российским законодателям вероятность просачивания кадров в телевизионный эфир приблизилась к 100%. Но российские телевизионщики медлили, покуда на помощь им не пришли грузинские коллеги, своей трансляцией давшие московским журналистам информационный повод. После этого судьба кассеты была предрешена. И когда около часа ночи по московскому времени полутораминутный отрывок из нее был показан в заключительном выпуске новостной программы "Вести" на РТР, удивляться можно было только одному: почему ОРТ и НТВ не подсуетились раньше?

"Теперь мы получим свой моникагейт", - предсказал за несколько часов до попадания записи в эфир красноярский губернатор А.И.Лебедь. Как видим, он угадал.

Впрочем, сама по себе кассета едва ли содержит в себе какие-либо основания для нелестной характеристики, данной Скуратову вчера в сообщении Пресс-службы президента РФ: "глава государства и премьер-министр едины во мнении, что нечистоплотность и политиканство не совместимы с высокой должностью генерального прокурора... борьбу с преступностью могут вести только морально не запятнанные люди."

Видеозапись не содержит никаких свидетельств "нечистоплотности и политиканства" генпрокурора - сам тот факт, что 2 января 1998 года между 12:28 и 13:45 по московскому времени Юрий Ильич провел с гетерами в любовных играх, едва ли может служить причиной для каких-либо обвинений. "У нас тут не Америка", - как часто повторяли перед телекамерой посмотревшие пленку думцы. Однако, по всей видимости, совместное заявление Ельцина и Примакова насчет "нечистоплотности и политиканства" генпрокурора связано с другими изъянами в его поведении. Изменив свое первоначальное намерение подать в отставку, Юрий Скуратов за три недолгих дня нагородил столько лжи, что даже для российского госчиновника это выглядит неприлично. В свое время прошение об отставке Скуратов объяснял болезнью - теперь он рассказывает, что оно было связано с "политическим давлением". Душераздирающая история Скуратова о том, как он просил аудиенции у Ельцина и не получил ее, не находит никакого фактического подтверждения. С учетом действительной подоплеки этой отставки (предпринятой, как мы теперь знаем, для предотвращения публикации видеозаписи) Скуратов едва ли мог рассчитывать, что посмотревший пленку Ельцин отпустит ему грехи: у "гаранта Конституции" другие функции по жизни... Всего за сутки до своего пламенного выступления в Совете Федерации Юрий Скуратов утверждал, что просит об отставке; сегодня он уже полон решимости оставаться в должности. О причинах столь решительного и ловкого маневрирования генпрокурора можно лишь догадываться, но факт остается фактом: в борьбе за сохранение кресла Юрий Скуратов показал себя человеком неискренним, лживым, бесхарактерным и готовым подстраиваться под конъюнктуру текущего момента. В борьбе за сохранение высокого кресла Скуратов пытается сыграть на противостоянии ветвей власти. На самом же деле, он сам оказался игрушкой в руках противоборствующих политиков и агентов влияния на российском политическом Олимпе.

По-человечески Юрия Ильича, конечно, жалко. Никому не пожелаешь оказаться в его сегодняшнем положении. Однако справедливость требует отметить, что не все известные государственные деятели, оказавшиеся в таком положении, начинали изворачиваться, лгать и подличать. Билл Клинтон в аналогичной ситуации повел себя не лучше Скуратова, однако были ведь и другие примеры. Премьер-министр Великобритании Джон Мейджор, американские конгрессмены Генри Хайд и Боб Ливингстон, глава израильского правительства Беньямин Нетаньягу и некоторые другие деятели, в разное время уличенные в супружеских изменах, вышли из положения с честью. Они не пытались сказаться больными или выдать себя за жертву политических репрессий. Одни уходили в отставку, как Ливингстон, другие открыто заявляли, что их личная жизнь не может быть мерилом служебного соответствия, как Хайд и Мейджор. Таким способом они просто выбивали у компроматчиков почву из-под ног, закрывая тему честным признанием, после которого любые видеозаписи теряют ценность. Скуратов повел себя иначе. Он доказал с полной убедительностью, что шантажом и компроматом его можно принудить к чему угодно - к отставке, к симуляции болезни, к политическим альянсам, к интригам и дешевым конъюнктурным жестам. Не исключено, что сегодня он еще поделится с прессой каким-нибудь компроматом, собранным за годы работы в прокурорском кресле - и тут уже мы лишимся последних причин его жалеть или видеть в нем жертву чужой интриги.