Комсомол, женщины, деньги и власть

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

На 14 декабря 2001 года намечен внеочередной съезд Российской Торгово-промышленной палаты (ТПП), на котором, возможно, будет переизбран нынешний ее бессменный президент, член-корреспондент Академии наук РФ Станислав Смирнов. Говорят, что есть три оселка, на которых человек проверяется "на излом": женщины, деньги, власть. По-видимому, президент ТПП успел понемногу споткнуться на всех этих трех направлениях.

Некоторые факты с уголовным оттенком

24 октября 2001 года, накануне заседания правления Российской Торгово-промышленной палаты, на котором был объявлен вотум недоверия президенту ТПП Станиславу Смирнову, следственно-оперативная бригада МВД изъяла в палате документы в количестве примерно 10 мешков. Сам Смирнов, который по всем данным присутствовал на работе, от встречи с сотрудниками оперативной бригады в тот раз уклонился: помощник "не смог его найти".

Эти следственные действия были произведены в рамках дела N 87253, которое было возбуждено 24 сентября по фактам растраты и присвоения средств ТПП в крупных размерах (статья 160, часть 3, п. "б") и сейчас расследуется следственной частью Следственного комитета при МВД РФ. Возбуждению дела предшествовала проверка ГУБЭП МВД, а также ряд устных и письменных заявлений ответственных сотрудников ТПП и региональных торгово-промышленных палат, параллельная проверка ревизионной комиссии.

Внутренняя ревизионная комиссия ТПП работала летом в сложных условиях: большая часть необходимых документов или отсутствовала или же не предоставлялась. Однако комиссия дала свое заключение, которое и легло в основу вотума недоверия Смирнову, вынесенного правлением ТПП 25 октября (сам он, впрочем, отрицает правомочность такого вотума).

Насколько нам удалось узнать, в основу уголовного дела положен ряд достаточно заурядных фактов присвоения представительских и иных средств ТПП. Хотя Станислав Смирнов проходит по этому делу свидетелем, есть вероятность, что растрата может повиснуть в том числе и на нем. Это и цветы на собственную свадьбу, и деликатесы, и прочая мелочь, закрытая по отчетам очень подозрительными чеками, наконец, 16 комплектов "тарелок" "НТВ+" с соответствующими пакетами программ, включая так называемые ночные.

Уж куда глава ТПП понатыкал 16 "тарелок" - с этим следствие как-нибудь разберется - не самый сложный вопрос. Его собственное объяснение о том, что он собирался увешать ими здание ТПП, находящееся в пятистах метрах от Спасской башни, не очень убедительно. Однако есть основания думать, что для возбуждения дела (известный следственный прием) выбраны наиболее легко доказуемые, а отнюдь не наиболее тяжкие обвинения. Так, если следствие предварительно оценивает сумму растраты в 2 млн. рублей, то ревизионная комиссия ТПП оценивает нанесенный ей ущерб минимум в 2 млн. долларов (лишь по известным эпизодам, а известно далеко не все).

Например, лишь сейчас выяснилось, что в результате сложной и, по-видимому, не вполне чистой операции (подробнее мы к ней еще вернемся) ТПП более не является владельцем контрольного пакета акций ОАО "Центр международной торговли" (бывший "Совинцентр", он же "Хаммеровский центр"). Это как гром среди ясного неба не только для высшего эшелона руководителей ТПП (кроме Смирнова и, очевидно, еще нескольких человек), но и для Московского правительства, которое также владеет пакетом акций ЦМТ и всегда рассматривало его как один из наиболее привлекательных объектов московской недвижимости.

Здесь уместно вспомнить, что 10 ноября 1997 года (то есть приблизительно в период начала сомнительных операций с акциями ЦМТ) у подъезда своего дома в 11 часов вечера был расстрелян генеральный директор Центра Борис Грязнов. Заказное убийство до сих пор не раскрыто. Мы, конечно, не можем утверждать, что между этими событиями есть какая-то прямая связь, но кто знает, может быть, нынешнее дело N 87253 позволит обнаружить какие-то факты, проливающие свет и на то старое дело?

Славное начало (середина 70-х - середина 90-х гг.)

Каждый, с кем мне удалось поговорить о Станиславе Смирнове, неизменно и уважительно подчеркивал, что он - "селф мэйд мэн": человек, добившийся всего собственным горбом, трудолюбием и талантом. Смирнов заслуживает, чтобы его портрет висел на самом видном месте в ТПП как ее основателя и "собирателя земель". Но в этой бочке меда есть изрядная ложка дегтя, о которой мы расскажем уже в следующих главах.

А пока - Стас Смирнов приезжает из Владимирской области, где окончил техникум, и в начале 70-х поступает в МАДИ - Московский автодорожный институт. Живет он в общежитии, активно участвует в студенческой жизни и в середине 70-х становится секретарем комитета ВЛКСМ института. Отсюда ему открывается комсомольская карьера: окончив с красным дипломом МАДИ, он вскоре становится первым секретарем Фрунзенского райкома комсомола, затем секретарем, вторым, наконец, первым секретарем Московского горкома ВЛКСМ. Эта ветвь его карьеры заканчивается в 1990 году на посту второго секретаря ЦК комсомола в связи с избранием в Верховный Совет РСФСР.

Одним из ключевых фактов в биографии Смирнова стали его дружеские отношения с Борисом Ельциным. В 1987 году, когда на пленуме Московского горкома КПСС Ельцина с позором снимали с поста секретаря, все руководители общественных организаций по традиции обязаны были "отметиться" на нем. Смирнов тогда просто не выступил. Впоследствии он поддерживал контакты с опальным Ельциным в Госстрое. Несмотря на то, что это было, несомненно, известно, Смирнов остался первым секретарем МГК ВЛКСМ и после смещения Ельцина. Он получил предложение стать депутатом Съезда народных депутатов СССР по "комсомольскому" списку в 1989 году, но отказался. Он предпочел баллотироваться в 1990 году по одномандатному округу в Верховный Совет РСФСР, где возглавил Комитет по делам молодежи.

По некоторым сведениям, участвуя в обороне "Белого дома" в августе 1991 года, Смирнов проявил себя очень мужественным человеком.

В результате провала путча начался развал союзных структур, одной из которых была Торгово-промышленная палата СССР, представлявшая союз в отношениях с зарубежными предпринимателями и аналогичными палатами, существующими почти во всех развитых странах. Палата обладала завидной собственностью, в том числе за рубежом (тогда, до приватизации, это называлось владением на праве оперативного управления). Было ясно, что львиную долю наследства получит теперь Торгово-промышленная палата РСФСР. За контроль над нею бился Конгресс российских деловых кругов, который поддерживал лично премьер-министр Иван Силаев, а также Анатолий Чубайс, только что возглавивший ГКИ, и московские власти. Вот тут и пришло время пожать плоды посеянного еще в 87-м году на пленуме МГК КПСС: Смирнов сумел, обойдя Силаева, пробиться к Борису Ельцину, с санкции которого 19 октября 1991 года он и провел учредительный съезд ТПП России прямо в "Белом доме".

В ходе приватизации Смирнов сумел получить в собственность ТПП контрольный пакет акций в "Совинцентре" и "Экспоцентре", здание ТПП на Биржевой площади, особняк в районе Чистых прудов и другую недвижимость. Историческое здание бывшей московской биржи было отреставрировано и реконструировано не без излишеств: в том числе с задней части дома был установлен отдельный "президентский" лифт до 2-го этажа, что обошлось вместе с необходимой реконструкцией примерно в полтора миллиона долларов.

Смирнов совмещал президентство в ТПП с обязанностями председателя Комитета по делам молодежи ВС РСФСР почти до самого его разгона осенью 1993 года. Оставаясь депутатом, он успел пролоббировать "Закон о торгово-промышленных палатах в Российской Федерации", который делегировал ТПП РФ и ТПП субъектов Федерации ряд государственных контрольных и иных функций и важных полномочий. Их использование дает заметную и стабильную прибыль: экспертиза товаров, выдача сертификатов происхождения товаров, аккредитация иностранных фирм и др.; кроме того, при всех ТПП, в первую очередь при ТПП России, были созданы коммерческие третейские суды.

К 1995 году торгово-промышленные палаты с командами, безусловно признающими верховенство ТПП России, были созданы во всех субъектах Федерации (а в некоторых даже более одной) - и не только палаты, но и соответствующая инфраструктура услуг по экспертизе, аккредитации и т.д.

Кроме этого закона, ТПП действует также на основании устава, который был прописан таким образом, что вся эта мощная общественная организация, исполняющая к тому же частично государственные функции, подчинялась воле одного лица: а именно Станислава Смирнова. Важнейшие решения, в том числе связанные с судьбой собственности и недвижимости ТПП, по уставу могли оформляться и оформлялись приказом президента без участия правления и президиума. Этот пункт, в принципе не характерный для устава общественной организации, пожалуй, и стал одним из главных факторов деградации палаты.

Но это следующий этап, а пока Аркадий Вольский, создатель Российского союза промышленников и предпринимателей - структуры, конкурентной ТПП и также претендовавшей представлять новых российских предпринимателей, говорят, кусал локти: Смирнов его явно обходил, имея преимущества легальности и традиционного международного признания ТПП.

Продолжение с "ложкой дегтя" (1995 год - настоящее время)

Забегая вперед, скажем, что истоки нынешнего скандала и бунта в ТПП, по-видимому, отнюдь не внешний контроль, а недовольство внутри российской палаты и со стороны региональных палат утратой ТПП прежних позиций. Сегодня в глазах общественного мнения, в том числе мирового, российский бизнес представляет все же Союз промышленников и предпринимателей и лично Аркадий Вольский, беседующий с президентом Владимиром Путиным на всякого рода "круглых столах", а ТПП там даже и не видно.

Сам Смирнов в выступлениях перед сотрудниками палаты и записках для руководителей региональных палат объясняет возникший конфликт попытками передела собственности и происками "недремлющих конкурентов". На мой вопрос о причинах недовольства со стороны многих сотрудников ТПП и региональных палат Станислав Смирнов ответил:

- Этот материал был просто вброшен, инициирован и вброшен очень неожиданно, раньше об этом никто мне не говорил... - Кому это все в таком случае нужно?

Ребята, которые бывают шумными, не осознают, кто дергает за ниточки.

- А кто?

- Ну, имена мне не хотелось бы называть.

Между тем наряду с абсолютно авторитарным уставом был еще один, скрытый от посторонних глаз, но очевидный каждому сотруднику ТПП, фактор ее деградации: наличие второго "теневого" центра власти по имени Елена Погорелова. Знающие люди рассказывают, что Лена Погорелова еще девочкой пришла в горком ВЛКСМ в середине 80-х в качестве секретаря-референта в приемной, проще говоря - секретарши первого секретаря. С тех пор Смирнов не расставался с нею: Погорелова сидела у него в приемной и в ЦК ВЛКСМ, и в Комитете по делам молодежи Верховного Совета РСФСР.

Во вновь созданной Торгово-промышленной палате России Погорелова обнаружилась уже в статусе начальника управления контроля и документации. По функциям это подразделение было ближе всего к управлению делами, однако, как бы ни называлась должность, всем в палате чуть ли не с момента ее создания было ясно, что самые важные вопросы надо решать именно через Погорелову, которая смогла установить личный контроль за графиком работы Смирнова и работой его приемной и обладала необъяснимым неформальным влиянием на шефа.

Разговаривать на эту тему со Смирновым один на один отваживались немногие его давние знакомые по комсомолу, а недовольство зрело всеобщее. В 1995 году на стол президенту ТПП легло дружеское конфиденциальное письмо, подписанное многими начальниками управлений и президентами региональных палат: смысл его заключался в том, что "фактор Погореловой" из механизма работы ТПП необходимо исключить.

Как выяснилось, Погорелова и сама к этому шла, тем более что в это время закончилась реконструкция "Делового центра ТПП" - особняка в районе Чистых прудов, на которую было истрачено более 5 млн. долларов (балансовая стоимость особняка в 790 тыс. долларов представляется явно заниженной). Елена Погорелова зарегистрировала ряд фирм, в том числе фирму "Элси", к которой перешел контроль как минимум над двумя этажами четырехэтажного здания. Сама она могла в этих фирмах прямо не светиться, но для каждого посвященного было очевидно, что "Элси" - это и есть Погорелова. Тем более что после примерно годовой паузы в ТПП вновь стало ощущаться влияние "теневого президента": сотрудников или глав региональных палат могли "вызвать" на Чистые пруды, за решением важнейших вопросов надо было ездить туда же. В "Деловом центре ТПП" был зарегистрирован клуб "Столичный", куда в добровольно-принудительном порядке была записана практически опять же вся верхушка ТПП, а собрания клуба по ритуалу более напоминали банкеты советских времен в смысле неформального обсуждения щекотливых тем и обязательного выражения лояльности.

Ревизионная комиссия ТПП так и не добралась до документов, по которым можно было бы судить о правомерности захвата "Элси" двух этажей особняка с организацией там зимнего сада, банкетного зала, фитнесс-центра и сауны. Зато был получен официальный отчет о доходах, которые принесла ТПП деятельность "Делового центра": они снизились с 419 тыс. долларов в 1995-м и 210 тыс. в 1996 году до 76 тысяч в 1999-м и 23 в 2000-м (по мнению экспертов, только аренда должна была принести в 2000 году не менее 280 тыс. долларов).

Кроме того, "Элси" в добровольно-принудительном порядке взялась оказывать ТПП и связанным с нею организациям почтовые и курьерские услуги, услуги по печати бланков, открыток, визиток, услуги по доставке букетов, записи и расшифровке стенограмм и др. Эксперты утверждают, что все тарифы на эти услуги были завышены.

Разумеется, следствие лишь началось, но, по-видимому, ему придется проверить и такую версию: в значительной части деятельность фирмы "Элси" представляла собой перекачку средств ТПП в карман Елены Погореловой, которая наконец официально вышла замуж за Станислава Смирнова в апреле нынешнего года. Отрицая факты неэффективного использования площадей "Делового центра" и завышения тарифов, Смирнов одновременно указывает, что все договорные отношения между ТПП и "Элси" были официально прекращены сразу же после заключения означенного брака. Но конфликт интересов, по-видимому, возник несколько раньше: понимая всю деликатность этой темы, отметим, что все же браку в таком возрасте обычно предшествует более или менее длительный период известных личных отношений.

Хаммеру и не снилось

Эта история, которая не могла бы и присниться бывшему другу СССР "дедушке" Хаммеру, оказавшему существенную помощь при строительстве "Совинцентра", началась в 1994 году и закончилась только в нынешнем. В 1994 году "Элбимбанк", работавший на площадях ЦМТ и тесно связанный с Торгово-промышленной палатой, предоставил кредиты на сумму 800 тыс. долларов ТОО "Интерпринт" (уставный вид деятельности - торговля) и АО "Делекс" (вид деятельности - туризм) под поручительство ТПП. Интересно отметить, что документы о поручительстве составлялись в одном экземпляре - только для банка, правление и президиум палаты, по-видимому, пребывали об этом в неведении. Вообще-то такого рода деятельность не соответствовала уставу палаты, процентов за поручительство ТПП не получила. Станислав Смирнов объясняет, что выгоду от таких операций палата получала косвенно, через участие в банке. Но в приведенных случаях с ТОО "Интерпринт" и АО "Делекс" выгодой и не пахло: обе фирмы прогорели, и с 1998 года по документам налоговых органов финансов их операций не проводили.

Поскольку кредиты не были возвращены получателями, "Элбимбанк" обратился с этим вопросом к поручителю, то есть к ТПП. В 1997 году между банком и ТПП было заключено мировое соглашение о погашении долга, которое, однако, не было выполнено. Затяжка с расплатой привела лишь к тому, что долг за счет процентов увеличился с 684800 долларов (часть кредита фирмы все же вернули) до двух с лишним миллионов долларов. После многочисленных судов (косвенно свидетельствующих о том, что ТПП утратила контроль за банком) платить все-таки пришлось, и в 1999 году была изобретена схема некоего взаимозачета.

Дело в том, что сравнимую сумму "Элбимбанк" оказался должен Центру международной торговли. Смирнов предложил зачесть этот долг банка путем уступки права требования долга со стороны ЦМТ в пользу ТПП. В то время сам Смирнов и был председателем совета директоров ЦМТ (и остается им до сих пор, поскольку история стала достоянием гласности только что).

ЦМТ, несмотря на зависимость от ТПП, является юридическим лицом и акционерным обществом, в котором есть доли других участников, в частности, трудового коллектива и Москвы. Для них этот взаимозачет между ТПП и "Элбимбанком" представляется операцией достаточно сомнительной. Но лишь в мае 2001 года, видимо, в результате ослабления собственных позиций Смирнова и роста самостоятельности ЦМТ, взамен израсходованных 2 млн. долларов ЦМТ были возвращены 26,5 процента акций из контрольного пакета, которым ранее владела ТПП и который составлял 53 процента.

Эндшпиль

В ситуации, когда вся эта дрянь убедительно полезла наружу, Станислав Смирнов, по общему мнению, повел себя неадекватно. Первое правление ТПП по результатам проверки ревизионной комиссии было назначено на 3 октября - президент обещал явиться, но накануне вдруг заболел. Говорили, что у него едва ли не инфаркт, но из неизвестной больницы продолжали поступать от его имени различные распоряжения. Правление все же было проведено, хотя ровно 3 октября зал "Делового центра ТПП", в котором было намечено заседание, вдруг закрылся для "косметического ремонта". Но за отсутствием главного действующего лица вопрос, естественно, был отложен.

Через неделю Смирнов появился на работе без видимых следов инфаркта или какой-либо другой тяжелой болезни. 25 октября он явился на заседание правления уже хорошо вооруженным: против каждого из выводов комиссии он выставляет те или иные аргументы. Теперь, чтобы с этим разобраться, надо проводить сложные бухгалтерские экспертизы, хотя в главном - в части неэффективного использования имущества ТПП - президент палаты все время сдвигает аргументацию несколько в сторону, упирая на положительные общие показатели работы самой палаты (а с этим никто и не спорит). О конфликте интересов и роли Елены Погореловой Смирнов говорить избегает.

6 ноября президент ТПП дал обширное интервью газете "Трибуна", в котором по-своему объяснил необходимость внеочередного съезда Торгово-промышленной палаты РФ. Он-де намерен в новых экономических и политических условиях заручиться поддержкой съезда и региональных палат и внести изменения в закон о торгово-промышленных палатах, дополнив их функции и установив обязательное членство в них для предпринимателей. Между тем противники Смирнова в ТПП продолжают утверждать, что созыв съезда инициирован вовсе не им и главным вопросом на нем будет именно вопрос об отставке президента. Мы не знаем, кто из них прав, но очевидно, что сегодня попытка провести через Государственную думу поправки, о которых говорит Смирнов, - очевидная химера, сил для такого лоббирования со стороны ТПП уже не хватит.

Незаметно, чтобы Станислав Смирнов собирался подать в отставку по своей инициативе под давлением вотума недоверия и уголовного дела, - напротив, он капитально приготовился к схватке, и на съезде 14 декабря ожидается серьезная битва. Если Смирнов не будет переизбран, он может попытаться сделать вместо себя президентом ТПП одного из своих заместителей, а большинство членов правления склоняются к кандидатуре другого заместителя, опасаясь "варяга". Но интерес к освобождающемуся посту во главе все еще мощной структуры проявляют и в Администрации президента, и в Правительстве РФ, и в Правительстве Москвы. Говорят, что в результате нажима оттуда во главе ТПП РФ может оказаться, например, Олег Дерипаска или Александр Мамут. Однако это уже вопрос политики, выходящий за рамки нашей темы: биографии героя и "анамнеза коррупции", понимаемой как глубоко личная история конкретного человека в динамике нашего непростого времени. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации