Кому верхи, а кому кореши

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кому верхи, а кому кореши

Как личный кулинар Путина Евгений Пригожин накормит армию за 92 млрд руб.

Оригинал этого материала
© "Русский Forbes", origindate::18.03.2013, Расследование: как личный кулинар Путина накормит армию за 92 млрд рублей, Фото: РИА "Новости", Иллюстрация: "Русский Forbes"

Илья Жегулев

Compromat.Ru

Владимир Путин и Евгений Пригожин (справа)

Осенью 2010 года кортеж Владимира Путина заехал в Янино, пригород Санкт-Петербурга. Новый, только что отстроенный завод «Конкорд — кулинарная линия» встретил премьера сверкающей чистотой павильонов. Без спецодежды позволили войти только Владимиру Путину. Когда дошло дело до осмотра продукции, Путин ткнул пальцем в один из пакетов: «А это что, суп, что ли?» «Да, это борщ», — с готовностью ответил лысоватый мужчина. И показал на другой пакет: «А это манная каша. Попробуете?» «Позже, — пообещал Путин владельцу «Конкорда» Евгению Пригожину и кивнул сопровождавшему его Геннадию Онищенко. — А вам как?» «Отлично! Можно кормить тюрьмы, армию, больницы и детей».

Два года спустя, в конце января 2013-го, корреспондент Forbes решил проверить, что на самом деле происходит в Янино на фабрике «Конкорд — кулинарная линия». Два километра пешком по запорошенной снегом дороге — и перед глазами возникает здание неработающей фабрики. Лишь несколько припаркованных машин говорит о том, что на заводе кто-то есть. В пустынный холл с растениями за стеклом к корреспонденту выходит генеральный директор комбината Эдуард Козьмин. «Никаких комментариев — все вопросы к собственнику», — с ходу говорит менеджер и просит охранника проводить журналиста за ворота. Попытка сфотографировать образцово-показательный проект была пресечена службой безопасности.

Хозяин «Конкорда» Евгений Пригожин уже полтора года держит новый завод в законсервированном состоянии. Неужели бизнес-проект по кормлению тюрем, армий, больниц и детей провалился? Как бы не так. В конце декабря 2012 года ОАО «Военторг» заключил контракты на обеспечение питанием всей российской армии. Из 100 млрд рублей, выделенных на два года, 92 млрд достанутся дочерним компаниям «Конкорда». После заключения контракта группа «Конкорд» стала крупнейшей кейтеринговой компанией в Восточной Европе и первой кейтеринговой компанией, которая войдет в рейтинг непубличных компаний Forbes. Для того чтобы обеспечить всех солдат питанием, ей придется только по численности персонала нагнать крупнейшие компании России, такие как ТНК-ВР. Закрытие нового завода никак не сказалось на бизнес-успехах Пригожина и получении им социальных заказов. Конкуренты говорят: не обошлось без Путина. «Я тут ни при чем — такая воля начальника» — так, по рассказам конкурентов, личный кулинар Путина решает все вопросы в Москве. Путин действительно посещал почти все питерские рестораны Пригожина, «Конкорд» сервировал церемонию инаугурации президента в мае 2012 года. Как Пригожин стал главным поваром страны?

Макароны с сосисками

Евгений Пригожин окончил школу-интернат спортивного профиля №62 (сейчас колледж Олимпийского резерва №1) в Санкт-Петербурге, где он учился вместе с пловцом Владимиром Сальниковым и гимнастом Александром Дитятиным, трехкратными чемпионами московской Олимпиады. Сам Пригожин с детства занимался лыжными гонками, к которым его приучил отчим — инструктор по лыжному спорту Самуил Жаркой. «Вкатывали в день порой по 50 км. Наедине с собой на очень дальние дистанции могу идти», — рассказывал Пригожин в единственном интервью, которое он дал питерскому изданию «Город 812» (разговаривать с Forbes предприниматель категорически отказался).

Однако спортивная карьера не задалась: 29 ноября 1979 года Куйбышевский суд в Ленинграде приговорил Пригожина к первому условному сроку по статье «кража», а через два года Ждановский суд отправил его уже на реальный срок по более серьезным статьям УК. В 1988 году Пригожина помиловали, и в 1990 году он выбрался из колонии-поселения. Пригожин сразу взялся за бизнес-проекты, к тому времени уже разрешенные. Сначала он вместе с отчимом первым в Ленинграде организовал продажу хот-догов. «Горчицу к хот-догам замешивали прямо у меня на квартире... Приходилось платить бандитам с каждого ларька по $100», — рассказывал позже Пригожин. Однажды ему повстречался бывший однокашник по спортинтернату — Борис Спектор. У одного из первых крупных питерских предпринимателей расширялся бизнес. Спектор занимался развитием казино, а Пригожина он позвал управлять первой сетью частных продовольственных магазинов «Контраст». Сеть пользовалась тогда бешеной популярностью — другие магазины еще не перестроились с советского ассортимента, а в трех магазинах «Контраста» был большой выбор продуктов, покупатели ехали сюда со всего города. В 1993 году коммерческим директором сети стал Кирилл Зиминов, у которого был опыт работы завотделом большого магазина «Автозапчасти», а Пригожин отвечал за финансы. Обоим дали по 15% акций «Контраста» в качестве опциона. Познакомившись на работе, Зиминов с Пригожиным сблизились настолько, что купили квартиры на одной лестничной клетке. В течение восьми лет после этого они приезжали на работу вдвоем на одной машине.

К 1995 году у «Контраста» была уже сеть из 10 магазинов, однако выручка стала падать. Конкуренция заставляла снижать цены, торговля шла ни шатко ни валко. Как-то раз Зиминову позвонил Равиль Урусов (будущий питерский ресторатор) и предложил посмотреть полки у него на складе. Склад оказался на первом этаже знаменитой Кунсткамеры. Бетонная стяжка не помешала разглядеть роскошные кирпичные своды работы архитектора Георга Маттарнови (проект задумывался при участии Петра I). «Вот досталось помещение, что с ним делать, не знаю», — признался Урусов. Тогда-то Пригожин решил стать ресторатором.

Трюфельное меню

Ресторан «Старая таможня» открылся в декабре 1996 года и стал первым по-настоящему элитным рестораном Петербурга. Управляющим позвали англичанина Энтони Уильяма Гира, которого переманили из гранд-отеля «Европа». Вложенные $350 000 окупились за пять месяцев, уже в середине 1997 года партнеры рассчитались со всеми кредитами и долгами, а к концу года заработали свой первый миллион долларов. «Старую таможню» полюбили и заезжие гости, и местные чиновники. Как рассказывает гардеробщик, работающий в ресторане с 1997 года, здесь бывал Собчак, а сменивший его на посту главы города губернатор Владимир Яковлев любил здесь принимать делегации. Трюфельное меню, осетровая икра с оладьями (5400 рублей за 50 г), салат из камчатского краба с баваруа из томатов, салатом из золотого манго и кориандра (790 рублей), устрицы Бретань, запеченные с копченой уткой и белыми грибами (2100 рублей), — меню ресторана с тех пор мало изменилось.

Пригожин открыл еще три ресторана в Питере — еврейский «Семь сорок», «Строгановский двор» и «Русский китч». Однако настоящим карьерным трамплином для Пригожина стал другой ресторан. В 1997 году предприниматель вернулся из Парижа, вдохновленный ресторанами-дебаркадерами на Сене. Подержанный теплоход «Москва-177» бизнесмены нашли на реке Вятка. Кораблик уже давно не плавал, его использовали под дискотеку для молодежи. Теплоход купили всего за $50 000, перевезли на судоремонтный завод под Питером, полностью отремонтировали, вложив $400 000. Весной 1998 года ресторан New Island открылся и стал самым модным местом Петербурга. Летом 1999 года на New Island плавали Сергей Степашин и глава-распорядитель МВФ Мишель Камдессю, и тогдашний российский премьер уговаривал французского гостя одобрить предоставление кредита России на $4,5 млрд. Через 13 лет суммы такого же порядка станет получать уже не Степашин, а хозяин прогулочного кораблика, и не от МВФ, а от российского правительства.

Все это время отчим Пригожина продолжал заниматься мелкорозничным фастфудом. Пригожин задумал создать сеть столичных ресторанов быстрого питания. Название придумал сам — «Блиндональдс». Губернатор Владимир Яковлев часто приезжал в «Старую таможню», и Пригожин не гнушался обслуживать его лично. И вот однажды питерский губернатор подписал бумагу, дающую «зеленый свет» при оформлении земли под «Блиндональдсы». Блинные кафе подавались как социально ответственный проект, «дешевая, качественная еда для горожан».

Проект не пошел. В планах было развивать сеть до 20 блинных, но к 2008 году было открыто лишь 10. Начиная с 2009 года компания стала закрывать рестораны, и в марте 2012 года сеть полностью исчезла. В компании не рассказывают о причинах закрытия, однако коллега Пригожина излагает свою версию. «Он не смог создать единый стандарт качества. В одном ресторане было вкусно, в другом — вообще жутко. В отличие от «Макдоналдса» все создавало ощущение дешевости, что питерцам пришлось не по душе».

Именно для обслуживания «Блиндональдса» Пригожин с Зиминовым открыли кейтеринговое направление. Приобретенные в ресторанах опыт и связи пригодились при конкурсах на обслуживание банкетов. В 2000 году вице-губернатором по внешним связям назначили Геннадия Ткачева, с которым Зиминов в начале 1990-х занимался экспортом доильных аппаратов в Чехию. Он помог «Конкорду» стать постоянным подрядчиком при выездных банкетах и форумах в Санкт-Петербурге. Но по-настоящему эпохальной стала встреча с Путиным.

Поднести тарелку

Летом 2001 года Путин пригласил прокатиться с ним на New Island президента Франции Жака Ширака. Сначала планировалось, что президенты уединятся и будут говорить о делах. Но поскольку с ними были жены, то все переиграли и за стол сели все вместе: оба президента, супруга Ширака, губернатор Яковлев с женой и гендиректор пивоваренной компании «Балтика» Таймураз Боллоев. Неожиданно для службы протокола Ширак захотел что-нибудь послушать о зданиях Петербурга, мимо которых проплывал корабль, а на борту не было ни одного экскурсовода. Положение спас Зиминов, который провел небольшую экскурсию.

Отличился и Пригожин. Он лично обслуживал президентов. «Владимир Путин увидел, как я не гнушаюсь лично подносить тарелку коронованным особам, ведь они ко мне в гости зашли», — рассказывал Пригожин о своем предпринимательском ноу-хау в интервью «Город 812».

«В доверие к Путину Пригожин входил постепенно, сначала выстроив отношения с его личным водителем, потом с начальником охраны Путина Виктором Золотовым», — вспоминает знакомый Пригожина. Виктор Золотов считается одним из самых влиятельных людей в окружении Владимира Путина. Хорошо знал Пригожина и Роман Цепов, работавший охранником Путина еще во время его работы вице-губернатором Санкт-Петербурга. По словам источника из окружения Пригожина, предприниматель быстро стал своим в компании Путина. Хороший рассказчик, обаятельный и веселый, он стал чем-то вроде королевского шута на приемах.

В мае 2002 года на борту New Island обедали Путин и Джордж Буш. Меню президентов состояло из паштета из утиной печени и имбирного пряника, сервированного черносливом и карамелью из выдержанного портвейна, черной икры на льду, жареного филе говядины с черными трюфелями, сервированного свежими сморчками и молодой морковью, вареной в бульоне из рябины, а также мильфея из малины в качестве десерта. А осенью 2003 года Путин уже отмечал на New Island свой день рождения.

К тому времени Пригожин полностью отделился от бывших партнеров. Сначала он с вместе с Зиминовым воевал с Михаилом Мирилашвили, авторитетным предпринимателем, который контролировал бизнес Бориса Спектора. Мирилашвили требовал компенсации за уход из ритейла специалистов. «Миша Мирилашвили навредил где только мог, — говорил Пригожин. — Незадолго до ареста он так мне объяснял, почему я должен подарить ему «Таможню»: «У нас все в шоколаде — вот наш человек президентом стал». На многих клоунада действовала». В итоге какое-то время рестораторы даже ходили с охраной. Развод завершился передачей структурам Мирилашвили ресторана «Семь сорок», а вскоре, в 2001 году, бизнесмена посадили, обвинив в похищении людей.

Оставался еще Зиминов. Он согласился уступить свою долю за $1 млн, Пригожин отдал сразу $600 000, еще $400 000 пообещал отдать «в разумное время». Однако за год, который прошел после того, как Зиминов отошел от управления, две компании, акции которых оставались у партнера, были ликвидированы. Тогда существовала норма закона, по которой фирму ликвидировали за обслуживание без кассовых аппаратов. И сделка Зиминова и Пригожина была расторгнута из-за того, что компаний, в которых были акции Зиминова, просто не стало. Партнер заявил в прокуратуру по факту мошенничества, дело возбудили 3 сентября 2004 года, и через пять дней закрыли после молниеносной проверки — за отсутствием состава преступления. Находящийся на балансе компаний New Island передали другой компании якобы за долги — по балансовой стоимости 280 000 рублей. Зиминов остался у разбитого корыта. Пригожин начал превращение из ресторатора в крупного бизнесмена.

Фабрика контрактов

«Давали суп, похожий на пакет «Роллтон». Омлет со сладким привкусом и газированным вкусом, даже шипит на языке. Пища была невкусная, внешний вид оставлял желать лучшего». Мать одного из учеников на фоне дизайнерских интерьеров дорогих кухонь рассказывает на канале YouTube о том, какая еда предлагается детям в школах. Битва за школьное питание стала одним из самых тяжелых испытаний Пригожина.

Фабрика «Конкорд — кулинарная линия» в Янино открылась осенью 2010 года. Предприятие было построено по новейшим технологиям: три отдельные зоны, движение продукта между которыми происходит по принципу конвейера (то есть продукт остается практически стерильным), в результате срок его хранения увеличивается до 21 дня. Инвестиции в проект составили $53 млн, $43 млн из которых дал ВЭБ. Тот же банк дал еще $74 млн на строительство двух фабрик, одна из которых открылась на следующий год в Кленово Подольского района Московской области. Срок возврата кредитов — до девяти лет. Как рассказывает Пригожин, с идеей комбината он пришел к губернатору Петербурга Валентине Матвиенко, но та отказала. Затем предприниматель пошел с проектом к Александру Беглову, работавшему замглавы администрации президента, он, в свою очередь, к Медведеву, а Медведев — к Путину. К тому времени у Пригожина была репутация кулинара, близкого ко двору. «Конкорд» обеспечивал питание на Петербургском международном экономическом форуме и кормил гостей на торжествах, посвященных инаугурации Медведева в 2008 году.

Эксперимент по снабжению 14 школ питанием начался в 2011 году. По словам начальника управления социального питания правительства Санкт-Петербурга Натальи Петровой, за первый экспериментальный год ничего плохого не произошло, все соответствовало нормам, а технологичность комбината Петрову просто поразила. Правда, со стороны родителей были нарекания, признает она. «Часто еда была или малосоленая, или несладкая», — передает замечания родителей чиновник, но, по ее словам, это полностью соответствует требованиям СанПиН (санитарные правила и нормы — Forbes). По словам Петровой, благодаря инициативе фирмы «Конкорд» город за счет бюджетных средств переоснастил столовые по программе «Модернизация школьного питания». На переоснащение в Санкт-Петербурге было выделено 80 млн рублей. И хотя со стороны чиновников претензий не было, Пригожин не стал претендовать на обслуживание школ на следующий учебный год. «У них были все шансы на победу, но они не стали, видимо, по каким-то своим причинам», — с удивлением говорит Наталья Петрова.

Несмотря на грандиозные планы, в том числе выход на рынок готового питания с брендом «Супы на первое», в сентябре 2011 года завод был законсервирован. В компании не стали уточнять причины заморозки комбината, однако конкуренты говорят, что была не просчитана экономика проекта. «Планировалось, что это предприятие будет работать на сырье, которое у нас производится, а у них не получилось», — рассказывает Андрей Буров, владелец хлебопекарного комплекса «Артос», который до «Конкорда» обеспечивал питанием те самые 14 школ и много сил потратил на войну с Пригожиным.

Все усилия Пригожин сосредоточил на Москве, где, несмотря на митинги протеста и бои родителей за питание, «Конкорд» стал регулярным поставщиком школ. В декабре 2012-го он выиграл право на организацию питания на 2013–2015 годы в школах и колледжах Юго-Восточного и Северного округов Москвы. Сумма контрактов превысила 10,5 млрд рублей. Тем не менее, по словам Ольги Васильевой из «Конкорда», сейчас новый завод, построенный под Москвой, работает на половину своей мощности и 70% производства приходится на московские школы. По выручке, согласно подсчетам Forbes, — это более 3 млрд рублей в год. Однако по сравнению с питанием военных это детские игрушки.

Фронт в тылу

21 декабря 2012 года в офисе ОАО «Военторг» — госкомпании, которая является монополистом в организации питания и других форм бытового обеспечения для Минобороны, — проходило официальное совещание. Встреча была нервной. Успокаивал всех Владимир Павлов. Только что назначенный глава «Военторга» отвечал на вопросы встревоженных подрядчиков. «Что нам делать с уже закупленными продуктами?» — спросил один из них. И получил ответ: «То, что вы купили, можете выгодно продать».

За день до этого большинство участников встречи неожиданно узнали, что в следующем году они больше не будут заниматься питанием российской армии. Контракты подписаны с другими компаниями, причем на два года. Заказы объемом 50 млрд рублей были перераспределены несколькими росчерками шариковой ручки, и 92% всех контрактов на обеспечение питанием войск досталось компаниям, аффилированным с «Конкордом».

До 2010 года питание военнослужащих армия организовывала самостоятельно — срочники проходили школу поваров, нерадивые солдаты чистили картошку на кухне. Но в рамках военной реформы решением министра обороны Анатолия Сердюкова обеспечение армии питанием передали на аутсорсинг. Этим стали заниматься кейтеринговые фирмы, и, по оценкам специалистов и самих солдат, качество питания резко выросло. Мелким компаниям принадлежало 7% рынка, 51% обеспечивала RBE Group — предприниматель из Самары Андрей Шокин стал крупнейшим оператором на рынке аутсорсинга, найдя общий язык с замглавы «Военторга» Леонидом Тейфом. Инвестиций для такого рынка практически не нужно. Нанять сотрудников в воинские части, закупить продукты и вовремя готовить качественную еду — вот и весь бизнес. «Военторг» при этом авансировал закупки — до 60% от годового контракта. По словам бизнесмена, фирма которого получала контракты Минобороны, у этого бизнеса стабильная рентабельность, от 15%. Главное — договориться с «Военторгом». После ухода из ведомства Тейфа это не получилось и у RBE Group.

В Министерство обороны Пригожин шел извилистой дорогой. Открыв ресторан «Кабинет 1237» в Доме правительства на Краснопресненской набережной в Москве, «Конкорд» договорился об организации нескольких точек общепита в генштабе Минобороны — от столовых до личного ресторана министра и его замов. «В один момент нам всем предложили уволиться или переоформиться из «Мосвоенторга» в компанию «Конкорд», — рассказывает сотрудник общепита генштаба Минобороны. — Большинство переоформились. В итоге нам подняли зарплату, но всю сделали «черной». По документам я теперь зарабатываю около 5000 рублей».

В августе 2012 года большинству мелких компаний — подрядчикам Министерства обороны перестали платить по счетам. В середине прошлого месяца хозяева компаний «Торговый дом СПП», «Стандарт Сервис» и «Централ Кейтеринг» обратились к новому министру обороны Сергею Шойгу с просьбой навести порядок на рынке армейского аутсорсинга. «26 октября 2012 года и. о. генерального директора ОАО «Военторг» Лопатиной М. М. единолично было принято решение о прекращении сотрудничества между ОАО «Военторг» и компаниями ООО «Централ Кейтеринг», ООО «Стандарт Сервис», ООО «Торговый дом СПИ» и передаче объемов данных компаний группе компаний «Конкорд», — жаловались предприниматели министру. После этого к обращению подключились депутаты Госдумы, а Мария Лопатина была уволена. Шойгу навел порядок? Неподписанный Лопатиной документ новый глава «Военторга» Владимир Павлов, которого назначил Сергей Шойгу, подписал через несколько дней после назначения. С 2013 года уже 92% рынка отвели компаниям Пригожина и лишь 8% — другим мелким игрокам. Кстати, годом ранее «Конкорд» получил заказ на обслуживание питания курсантов и сотрудников МЧС по России стоимостью 3 млрд рублей. В то время Сергей Шойгу еще руководил министерством.

RBE Group не ответила на вопросы Forbes, предложив заглянуть в официальный пресс-релиз. По словам одного из участников рынка, компания боролась до последнего, используя свои каналы влияния. Однако везде им отвечали, что у Пригожина «железная броня». Жесткие проверки качества питания в частях, финансовой документации налоговиками быстро отбили у RBE Group желание воевать. Сейчас компания Шокина хочет отказаться от кейтеринга, вложив вырученные за два года деньги в сеть ресторанов.

А Минобороны предстоит много работы. По словам Павлова, нужно менять нормативы, чтобы кормить военных питанием с комбинатов «Конкорда» (пока нет необходимых норм, солдат могут кормить только свежеприготовленной едой). «Любой руководитель должен заставить ведомство бурлить. Нельзя стоять на месте. На Западе, например, пенсионеры уже давно перешли на замороженное питание. Это быстро и удобно», — говорит Павлов. А жалоб, что несладко или несолено, от солдат не будет. На войне как на войне.


***

Compromat.Ru


***

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::01.09.2011

Кто такой Пригожин

[...] Прежде чем прийти в ресторанный бизнес, Евгений Пригожин начинал свой коммерческий путь с представителями игорного бизнеса Санкт-Петербурга. По данным регистрационной палаты Санкт-Петербурга, Евгений Пригожин был генеральным директором ЗАО «Спектр», которым в равных долях владели Игорь Горбенко и Борис Спектор. Спектор и Горбенко — одни из основателей первого в Санкт-Петербурге казино «Конти» вместе с авторитетным бизнесменом Михаилом Мирилашвили, который отбывал заключение за похищение двух людей. Борис Спектор и Игорь Горбенко, после того как начался массовый приток «питерских» в Москву, основали «Единую игровую систему Джекпот».

У Евгения Пригожина были и другие проекты с представителями санкт-петербургского игорного бизнеса. Вместе со Спектором и Горбенко нынешний владелец группы компаний «Конкорд», по данным регистрационной палаты Санкт-Петербурга, учреждал ООО «Контраст Консалтинг». Пригожин, Горбенко и Спектор также входили в совет директоров ЗАО «Викинг».

Как раз на ниве игорного бизнеса могло, по-видимому, состояться знакомство нынешнего ресторатора Пригожина с премьером Путиным. Как известно, Владимир Путин распоряжением мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака был назначен в 1991 году председателем созданного при мэрии Наблюдательного совета по казино и игорному бизнесу. Кроме того, согласно распоряжению Собчака от 1993 года, лицензии на право заниматься игорной деятельностью выдавались по представлению возглавляемого Путиным Совета.

Как позже рассказывал Владимир Путин в своей книге «От первого лица», он «попытался сделать так, чтобы государство в лице города установило жесткий контроль над игорной сферой». Для этого городом была создана муниципальная структура, которая должна была получить пакеты акций в игорных заведениях Санкт-Петербурга. Это фирма «Нева-Шанс», учредителем которой стали возглавляемый Путиным Комитет по внешним связям (КВС) и Комитет по управлению городским имуществом (КУГИ). Юридическим адресом компании «Нева-Шанс» стал адрес КВС.

Заместителем директора (а затем и директором) «Нева-Шанс» стал как раз Игорь Горбенко — давний партнер ресторатора Евгения Пригожина. Любопытно, что Игорь Горбенко, возглавляя муниципальное предприятие, которое создавалось для регулирования игорного дела и получения дивидендов, одновременно был акционером казино «Конти», которое вроде бы и должно было стать объектом регулирования.

Правда, с затеей Владимира Путина установить «жесткий контроль» над игорной сферой ничего не вышло. Как позже признавался премьер в книге «От первого лица», «все деньги со столов уходили черным налом».