Кому достанутся государственные активы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Роснефть

Правительство больше не будет рассматривать вопросы приватизации госсобственности на заседаниях. Кому, когда и за какую цену могут достаться пакеты акций крупнейших российских компаний.


Притворная приватизация


Поправки в закон внесены в Госдуму достаточно оперативно, как раз накануне объявленной большой приватизации, когда на продажу будет выставлена «золотая коллекция» государственных компаний. Речь идет о «Роснефти», ВТБ, «Алросе», «Башнефти» и «Совкомфлоте». На подходе приватизация Сбербанка, РЖД, «Транснефти» и «Аэрофлота».


Чиновники неспроста становятся все более закрытыми. Они сами не могут договориться друг с другом ни о компаниях, которые следует продавать в первую очередь, ни о величине пакета, ни о механизме приватизации того или иного актива. С каждым днем интрига вокруг приватизации только усиливается. По мнению генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, главная функция приватизации отнюдь не фискальная – она должна укрепить ресурсную базу ведущих номенклатурных кланов. Действующая элита поддерживает политику Владимира Путина, возвращает в страну капиталы, семьи, а взамен получает возможность участия в последней, по всей видимости, большой приватизации. То есть начинается очередной передел госсобственности. И что бы сейчас ни говорили об иностранных инвесторах, а в условиях санкций это могут быть только азиатские фонды и компании, наиболее вероятные покупатели – приближенные к властям бизнесмены и госкорпорации.


Большая распродажа стартовала с аэропорта Шереметьево, где бюджет не получил ничего, а контроль над аэропортом достался одному из друзей Владимира Путина – Аркадию Ротенбергу. «Ко» выяснил, кому, когда и за какую цену могут достаться пакеты акций крупнейших российских компаний.


Друг президента


Шереметьево трижды, начиная с 2005 г., включали в приватизационный список. Но каждый раз по тем или иным причинам актив оставался у государства. Сначала из-за недостроенного нового терминала, который впоследствии серьезно разгрузил аэропорт, а значит, повысил привлекательность актива и, следовательно, его цену. Затем проблемы возникли с покупателем – чиновники никак не могли решить, кому из бизнесменов передать в управление главные воздушные ворота страны. Среди претендентов был и Михаил Фридман («Альфа-групп»), и Виктор Вексельберг («Аэропорты регионов»), и Роман Троценко («Новапорт»). Грянул кризис 2008 г., и потенциальные инвесторы разбежались сами. Все, кроме одного. Совладелец инфраструктурного фонда TPS Avia Holding Аркадий Ротенберг начал постепенно внедряться в аэропорт. Компании, подконтрольные фонду, стали оказывать услуги по парковке на территории аэропорта, VIP-обслуживанию пассажиров и размещению рекламы в терминале D. Затем он выкупил доли в грузовом комплексе Шереметьево и контрольный пакет в проекте строительства нового грузового терминала. Структуры Ротенберга создали с аэропортом совместное предприятие для строительства нового терминала в Северной зоне и организации межтерминального сообщения.


Уже год назад Ротенберг считался главным претендентом на покупку госпакета Шереметьево. Так и произошло. В феврале этого года его компания получила 68,44% в капитале АО «Аэропорт Шереметьево» (у государства останется 31,56%) в обмен на инвестиции в развитие инфраструктуры аэропорта. TPS Avia Holding должна вложить около $840 млн в строительство нового терминала В, межтерминального подземного перехода, топливозаправочного и грузового комплексов. С одной стороны, госкомпания, каковой являлось ОАО «МАШ», не потянула бы такие проекты, и денег из бюджета никто бы не дал. Но с другой – казна от приватизации аэропорта ничего не получила, так же, как и от приватизации аэропорта Внуково структурами Виталия Ванцева, которая тоже проводилась в обмен на обещания профинансировать инвестиционные проекты.


Бриллиантовый актив


На приватизации 18,9% пакета «Алросы» чиновники рассчитывают заработать около 100 млрд руб. Но категорически против продажи, считая ее странной затеей, выступает вице-премьер и полпред президента по Дальнему Востоку Юрий Трутнев. Объянение все то же. «Продавать можно, продавать сейчас, на «дне рынка» – почему, зачем? Не в состоянии подождать? Неправда, в состоянии», – говорил он в конце марта. По словам Трутнева, объемы свободной прибыли, находящиеся в распоряжении «Алросы», позволяют государству за два года получить те же самые деньги. «Просто взять из текущей прибыли те же деньги», — говорит он. Или еще увеличить дивидендные выплаты. Тогда бюджет получит сумму, равную продажной, за один год и Росимущество сохранит свой пакет.


Интерес Трутнева может быть в ином. Летом 2014 г. премьер Дмитрий Медведев сделал его куратором алмазодобывающей компании со стороны правительства с передачей полномочий по подписанию государственных директив. Незадолго до этого не без стараний полпреда пришлось уйти в отставку главе «Алросы» Федору Андрееву, который считался человеком бывшего министра финансов Алексея Кудрина. Полпреда не устраивала принятая в 2013 г. стратегия группы, он настаивал на развитии ограночного бизнеса в регионе при участии «Алросы», хотя компания сочла его неперспективным. Юрий Трутнев даже поручил Минвостокразвития, якутским властям и «Алросе» проработать вопрос создания в Хабаровске алмазной биржи и регионального центра огранки. Биржа должна заработать к началу сентября этого года. Почему чиновник вмешивается в управление компанией? У него хорошие отношения с израильским бизнесменом Львом Леваевым. Когда Трутнев руководил Пермским краем, Леваев приватизировал пермского алмазодобытчика, компанию «Уралалмаз», а также создал гранильную компанию «Кама-Кристалл», практиковавшую вывоз уральских алмазов за границу.


Не согласен с предложением Минэкономразвития о продаже в рамках приватизации 18,9% акций «Алросы» и Минфин. На прошлой неделе ведомство Антона Силуанова, возглавляющего наблюдательный совет компании, так и не согласовало указ о продаже этого пакета. В Минфине настаивают, что к продаже может быть предложено лишь 10,9% акций, чтобы доля Росимущества не была меньше 33%. В этом случае в бюджет попадет только 60 млрд руб.


Споры о размере пакета алмазодобывающей компании, который будет предложен к приватизации, идут не первый месяц. Сейчас у Росимущества 43,9% акций «Алросы», власти Якутии владеют 25% плюс одна акция и приватизацию своего пакета не рассматривают. Еще 8% акций принадлежит якутским улусам (муниципальным районам), их отчуждение невозможно в соответствии с законодательством республики. Максимальный размер федерального пакета в «Алросе», который можно продать, сохранив при этом совокупный контроль РФ и Якутии, – 18,9%. Минфин РФ предлагает продать 10,9% «Алросы», в этом случае у РФ может остаться еще 8% сверх совокупного с Якутией контрольного пакета в «Алросе».


У Минэкономразвития другая позиция: в марте Алексей Улюкаев говорил, что считает снижение доли государства до блокирующего пакета вполне возможным. Если все же будет выбран вариант продажи 10,9% акций, Минэкономразвития не исключает новый раунд приватизации, в ходе которого в 2017–2018 гг. может быть продано еще 8%.


Позиция Минфина заключается в продаже акций на открытом рынке через размещение на Московской бирже, что увеличило бы долю акций в свободном обращении, а также их ликвидность. В самой «Алросе» говорят о возможности продажи пакета акций стратегу, например, группе «Ренова» Виктора Вексельберга, который уже заявил об интересе к этой компании, или владельцу компании «Нафта Москва» Сулейману Керимову.


В начале 2010-х, когда начало обсуждаться IPO «Алросы», Керимов хотел приобрести контрольный пакет компании, и якобы поддержку ему в этом оказывал первый вице-премьер Игорь Шувалов. Он обещал выкупить контроль по рыночной стоимости, назначенной оценщиками, затем объединить «Алросу» с BHP Diamond и выставить часть пакета новой компании на рынок. Но против были якутская сторона и тогдашний министр финансов Алексей Кудрин. Он предложил Керимову участвовать в поэтапной приватизации, что последнего не устроило. Представители «Реновы» и «Нафта Москва» отказались комментировать «Ко» интерес своих компаний к приватизации «Алросы».


Опрошенные «Ко» эксперты считают, что удачно продать компанию не получится. Наоборот, покупателю предоставят скидку до 10% от рыночной стоимости. «Если будет SPO компании, это привлечет внимание и международных инвестиционных фондов, в первую очередь из стран АТР», – считает директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев. По его мнению, если подождать, растущий спрос на золото подогреет интерес и к бриллиантам.


Тяга к морю


О продаже «Совкомфлота» говорят сейчас, как уже о решенном деле. Во-первых, по словам министра транспорта Максима Соколова, компания «принципиально готова» к приватизации, во-вторых, рыночная конъюнктура для нее сейчас самая благоприятная. Чистая прибыль «Совкомфлота» по МСФО в 2015 г. выросла в 4,2 раза, по сравнению с 2014 г., до $354,5 млн, валовая выручка увеличилась на 7,6%, до $1,483 млн, показатель EBITDA — на 38%, составив $742,6 млн. Эксперты оценивают компанию примерно в $2,6 млрд. Таким образом, продажа четверти «Совкомфлота» может принести бюджету до $650 млн, или около 44 млрд руб. Еще год назад глава Росимущества Ольга Дергунова говорила, что все решения в рамках предпродажной подготовки «Совкомфлота» приняты. Но сделку пришлось перенести на 2016 г. из-за неблагоприятной ситуации на рынке танкерных перевозок, санкционного давления и низкой активности инвесторов, отмечается в отчете. Ранее Ольга Дергунова оценивала поступления от этой сделки в 12 млрд руб.


Успех компании напрямую связан с ее руководителем, бывшим министром транспорта Сергеем Франком. Он возглавил «Совкомфлот» в 2004 г. после отставки правительства Михаила Касьянова.


В 2008 г. стало известно, что сын бывшего министра Глеб Франк обручился с Ксенией Тимченко – дочерью тогдашнего совладельца нефтетрейдера Gunvor Геннадия Тимченко, хорошего знакомого Владимира Путина. «Брак Франка и Тимченко соответствует их взаимным экономическим интересам, нефть не только по трубам течет, но и перевозится морем» – так прокомментировал этот союз политолог Владимир Прибыловский. Действительно, как стало известно из презентации к выпуску еврооблигаций «Совкомфлота», его крупнейшим клиентом по итогам 2009 г. стал именно Gunvor.


Приватизация судоходной компании пройдет через размещение ее акций на бирже, то есть IPO, и, скорее, заинтересует портфельных инвесторов. Не исключено, что таковым может выступить инвестиционная группа Геннадия Тимченко Volga Group.


ВТБ vs Сбербанк


Чиновники долго спорили, чей пакет акций выставлять на продажу первым – ВТБ или «Сбера». Победу одержал ВТБ. Хотя его глава Андрей Костин и не в восторге от такого решения – по его мнению, сейчас банк недооценен из-за санкций, – ему придется смириться. «Нужно вернуться к вопросу приватизации наших крупнейших банков – Сбербанка и ВТБ, – говорил министр экономического развития Алексей Улюкаев в январе этого года. – Это очень качественные активы, которые привлекательны во всем мире. Частичная приватизация, а также частичное размещение в пользу капитала этих компаний позволит принципиальным образом изменить ситуацию с точки зрения капитализации российского банковского сектора». Доли Центробанка в Сбербанке и Росимущества в ВТБ не меняются уже несколько лет. Сейчас у ЦБ контрольный пакет в Сбербанке; его глава Герман Греф говорил, что считает возможным сокращение этого пакета до блокирующего. Против выступает глава ЦБ Эльвира Набиуллина, которая говорит, что это может подорвать доверие вкладчиков. В ВТБ государству в лице Росимущества принадлежит 60,9% обыкновенных акций; согласно принятому в 2013 г. плану приватизации, эта доля может быть снижена до контрольной (50% + 1 акция).


Рыночная стоимость 10,9-процентного пакета сейчас колеблется около 94,5 млрд руб., но аналитики отмечают, что рынок считает ВТБ переоцененным: консенсус-прогноз Bloomberg по стоимости акций ВТБ находится на уровне 3,5 коп. за бумагу, что вдвое ниже текущей цены. В таком случае доход государства от приватизации может составить 47 млрд руб. «Акции и ВТБ, и «Сбера» могут спровоцировать высокий интерес, – говорит начальник аналитического департамента банка «БКФ» Максим Осадчий. – У меня нет сомнений, что отмена санкций приведет к росту стоимости банковских ценных бумаг. А интерес к ним могут проявить крупные олигархические структуры, которые располагают большим объемом свободных денежных средств». По его словам, крупными пакетами акций обоих банков владели многие бизнесмены, например, Сулейман Керимов.


Национальный актив


Самый крупный из возможных приватизационных лотов — принадлежащий государству 19,5-процентный пакет акций «Роснефти», который значится в плане приватизации на 2016 г. Капитализация компании – $46,5 млрд, а 19,5% ее бумаг стоит $9 млрд, или 615 млрд руб. Антон Силуанов в 2015 г. говорил, что пакет нефтяной компании должен быть продан не менее чем за 500–550 млрд руб. Если продавать «в рынок» или фондам, то акции нефтяной компании можно реализовать по текущей цене, считает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук.


Это будет уже вторая попытка приватизировать госмонополию. В 2014 г. правительство хотело продать госпакет в «Роснефти» и выручить 423 млрд руб., однако позже отказалось от этих планов, сославшись на неблагоприятную рыночную конъюнктуру. Реальная причина – сопротивление президента «Роснефти» Игоря Сечина. Он выступал против приватизации активов топливно-энергетического комплекса еще в бытность свою вице-премьером. Сечин считает, что если «Роснефть» перестанет быть государственной, она не сможет работать на шельфе и будет меньше платить налогов. В конце мая 2013 г. Сечин заявил, что правительству нужно сначала принять меры по стимулированию добычи и только потом выставлять «Роснефть» на продажу. Сейчас он по-другому аргументирует свою позицию: «Нужно дождаться, когда нефть будет стоить $100». Сейчас котировки черного золота в два с половиной раза ниже.


Правительство обсуждает несколько вариантов продажи пакета «Роснефти». Первый – это продажа части ценных бумаг на рынке и части – стратегическому инвестору. Второй вариант – продажа всего пакета, но покупателя на него найти достаточно сложно. И третий вариант – предложение министра финансов Антона Силуанова приватизировать долю через конвертируемые облигации. Но за это придется дополнительно заплатить. Дело в том, что в настоящее время доходность облигаций федерального займа – 9,25% годовых, а доходность по облигациям любой компании выше. Кроме того, Минфин опасается, что деньги от приватизации не дойдут до бюджета. Сама «Роснефть» не может выпустить облигации из-за высокого отношения долга к EBIDTA (3,3 при учете авансов за поставку нефти). Так что единственным вариантом продажи акций в долг является размещение бумаг материнской структурой – «Роснефтегазом». В итоге в бюджет от сделки попадет только 25% от полученной им прибыли в виде дивидендов.


«Претенденты на пакет «Роснефти» будут, скорее всего, иностранные, – полагает директор Asset Management Club Высшей Школы Экономики Сергей Пигарев. – Большой интерес проявляют компании из Индии и Китая. Эти государства являются крупными импортерами сырьевых ресурсов, и скупкой нефтяных активов они снижают свои риски недопоставок нефти». Из российских компаний поучаствовать в приватизации «Роснефти» может только «Сургутнефтегаз» Владимира Богданова. «Сургутнефтегаз» всегда славился большим объемом свободных денежных средств: по состоянию на конец 2015 г. на его депозитах было размещено более 2 трлн руб. «И компанию могут попросить купить акции «Роснефти» по завышенной цене, – полагает Александр Разуваев. – желание «постричь «Сургут» будет возникать у чиновников с завидной регулярностью». Про мнению эксперта, то же самое могут попросить сделать «Сургутнефтегаз» и в отношении «Башнефти». Но здесь история несколько иная.


Повторная продажа


«Башнефть» вернулась под контроль государства только в конце 2014 г., но уже сейчас является самой подходящей компанией для приватизации. «Во-первых, благодаря тому, что ее нефтеперерабатывающие мощности покрывают почти 100% поставляемых объемов нефти, – отмечают в Газпромбанке. – Во-вторых, у нее отличное корпоративное управление и хорошая история отчетности, низкая долговая нагрузка (ниже 0,8x LTM EBITDA) и приличные дивиденды (25% от чистой прибыли по МСФО) с минимальными гарантированными платежами».


Росимущество намеревается продать всю свою долю в «Башнефти» (50,08%), однако может сохранить за собой «золотую акцию». Правительство откажется от контрольного пакета в компании только в том случае, если доля будет продана со значительной премией к рынку. «В любом случае продажа 50% делает компанию очень интересной для инвестора», – подчеркивает замгендиректора по инвестициям компании «Универ капитал» Дмитрий Александров.


Один из потенциальных покупателей – «Лукойл» – официально подтвердил свою заинтересованность в покупке контрольного пакета акций «Башнефти», к тому же, у него достаточно денежных средств для финансирования приобретения. Правда, совладелец «Лукойла» Леонид Федун заявил, что его компания не будет «убиваться» за «Башнефть», если предложенная цена окажется слишком высокой. Но существуют и другие претенденты – это «Сургутнефтегаз», «Роснефть» и несколько игроков помельче.


Формальный предлог


Чиновники торопятся с приватизацией. Спешку власти объясняют тяжелой экономической ситуацией и, как следствие, дефицитом бюджета. И распродажа госкомпаний – это один из немногих доступных в условиях санкций способов его пополнения. Так, Алексей Улюкаев еще в начале февраля этого года говорил, что с приватизацией тянули до последнего. Прождали два года, надеясь, что ситуация на рынках изменится. «И сейчас пришло осознание, что ждать больше нельзя. Бюджетная ситуация критическая, общая турбулентность финансовых рынков не дает оснований ожидать отскока, восстановления», – заявил он. Антон Силуанов оценил возможный доход от продажи госактивов в 2016 г. в 1 трлн руб. Эта цифра рассчитана на основе прогноза среднегодовой стоимости нефти в $40 за баррель и дефицита бюджета в 3% ВВП. В прошлом году бюджет получил от приватизации всего 7,39 млрд руб. Впрочем, здесь и триллион не поможет. Действующий бюджет рассчитан на $50 за баррель нефти, но даже при этой цене закрывается с дефицитом в 2,4 трлн руб. С начала года нефть выше $42,5 не поднималась. А при таких ценах к концу года дефицит бюджета может вырасти до 5 трлн руб. – это 5% ВВП.


«Приватизация призвана решить фискальные задачи, но на падающем рынке это невозможно. Цели не будут достигнуты, – уверен директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. – То есть это притворная приватизация. Или назначат тех, кто должен купить, и сделают предложения, от которых трудно отказаться. Или будут придумывать какие-нибудь механизмы, например, через покупку конвертируемых облигаций». Поэтому, какой бы привлекательной приватизация ни казалась, никто, кроме ограниченного круга лиц, от нее не выиграет.


«Ситуация абсурдная, – соглашается Максим Осадчий. – Западные рынки для России закрылись, а восточные еще не открылись, национальный рынок ослаблен внутренним экономическим кризисом. Поэтому главным источником денег может быть государство, а приватизация будет проходить преимущественно за счет государственных средств». По мнению старшего аналитика ИК «Риком-Траст» Владислава Жуковского, участвовать в приватизации могут «представители российской офшорной аристократии и сырьевой олигархический капитал, который сросся с вертикалью власти и имеет серьезный административный ресурс. Примерно 200 семей контролируют 70% российской экономики. Они давно сидят в иностранной валюте, за счет чего в 2–2,5 раза увеличили свой рублевый капитал». Кроме того, по словам эксперта, богатейшие семьи России имеют доступ к дешевым источникам финансирования со стороны госбанков, для которых открыт доступ к бюджетным ресурсам.


К чему такая спешка с приватизацией? «Существуют серьезные опасения, что легитимность нынешнего правящего режима не вечна. Рано или поздно придет новое поколение политиков, и начнется масштабный передел власти и бизнес-активов, как это было в начале нулевых, после прихода в Кремль Владимира Путина», – говорит директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. По словам эксперта, планировалось это сделать еще во время президентства Дмитрия Медведева, но тогда кризис внес в эти планы существенные коррективы. Вопрос повис в воздухе, а в 2010 г. было решено с приватизацией повременить. Сейчас ждать не станут и реализуют это под формальным предлогом наполнения казны для исполнения бюджетных обещаний. Косвенно это подтверждает и глава Росимущества Ольга Дергунова, призывающая не спешить с большой приватизацией, поскольку продать активы при текущей конъюнктуре «красиво, прозрачно и по нормальной цене» не получится.


Ссылки

Источник публикации]]