Кому достанутся миллиарды Аблязова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За российские активы опального казахстанского олигарха разгорелась судебная война между казахстанским «БТА банком», российским Агентством по страхованию вкладов и самим банкиром 

d7be897a493b44bОхота на казахстанского бизнесмена и политика Аблязова продолжается пятый год. «БТА банк», обвиняющий своего создателя Аблязова (см. врез) в хищении $6 млрд, добился возбуждения против него уголовных дел в Казахстане, России и на Украине. Банкир вместе с семьей скрывался в Европе. Но в начале этого лета его жена и шестилетняя дочь были депортированы из Италии в Казахстан. А в конце частные детективы, проследив за юристом Еленой Тищенко, представлявшей в судах интересы структур Аблязова, нашли и его самого — на вилле неподалеку от Каннов. Он был задержан французской полицией по ордеру, выданному Украиной по запросу Казахстана, и теперь ждет суда по экстрадиции. Тищенко осенью была арестована в Москве по обвинению в легализации преступных доходов. 

На активы Аблязова сейчас три главных претендента.

Прежде всего — «БТА банк». Он обвиняет Аблязова в том, что тот использовал банк как собственный кошелек.

В 2010-2011 гг. Высокий суд Лондона по требованию «БТА банка» заморозил по всему миру активы 1000 аблязовских компаний. А потом приговорил Аблязова к 22 месяцам заключения за нарушение запрета на отчуждение активов. Аблязов в тюрьму садиться не захотел. Суд лишил его права на защиту по гражданским искам, поданным «БТА банком». Доводы защиты Аблязова отклонялись без разбирательства, «БТА банк» смог получить исполнительные листы на взыскание $4 млрд из активов Аблязова, дела еще на $2 млрд продолжаются.

«Понадобилось несколько лет, чтобы связать между собой цепочку офшорных компаний и доказать связь активов с Аблязовым, но сейчас мы вплотную подошли к этапу взыскания», — рассказывает управляющий директор, член правления банка Павел Просянкин. Однако говорить о денежных поступлениях рано, так как большинство активов проблемные. Например, проект бизнес-центра в Москве на Павелецкой (на стадии котлована) — мэрия заявила, что собирается расторгнуть инвестконтракт. Проще с личной недвижимостью Аблязова в Великобритании — его лондонским особняком, квартирой и поместьем. Это имущество, оцененное примерно в $50 млн, по решению суда выставлено на торги, говорит Просянкин. Также банку удалось вернуть несколько сотен миллионов долларов от активов, не вошедших в лондонские иски.

Один из самых дорогих проектов «БТА банка» — торговый центр на площади у Павелецкого вокзала - может не состояться: мэрия хочет здесь видеть только парковку. Фото: Денис Абрамов/Ведомости

Один из самых дорогих проектов «БТА банка» — торговый центр на площади у Павелецкого вокзала - может не состояться: мэрия хочет здесь видеть только парковку. Фото: Денис Абрамов/Ведомости

Ситуацию осложняет то, что на активы есть другой претендент — Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Оно появилось в этой истории как ликвидатор «АМТ банка», бывшей российской «дочки» «БТА банка». В кризис у АМТ возникли серьезные проблемы, его пытались удержать на плаву с помощью кредита ЦБ, под который Аблязов заложил часть девелоперских активов. Но в июле 2011 г. ЦБ все-таки отозвал у банка лицензию, а потом суд принял решение о его ликвидации.

АСВ выплатило вкладчикам более 12 млрд руб. и теперь пытается вернуть деньги и рассчитаться с другими кредиторами за счет продажи заложенных активов. Казалось бы, шансы на это хорошие: имущество АМТ независимые оценщики оценили в 63,3 млрд руб., в том числе недвижимость — в 57,7 млрд руб. Но получать залоги приходится в судах, где АСВ противостоят юристы БТА и самого Аблязова. К 1 сентября 2013 г. агентству удалось выиграть в судах 780 млн руб., тогда как кредиторам надо вернуть еще 33,4 млрд руб., указано в отчете о конкурсном производстве.

Мухтар Аблязов

Мухтар Аблязов

Еще одна проблема в том, что имущество закладывалось по цене выше рыночной, указывает АСВ. Например, 2050 га в Домодедовском районе были оценены «Финэкспертизой» для залога в 30 млрд руб., тогда как оценщик агентства определил их стоимость в 3,7 млрд руб. Разница объясняется тем, что «Финэкспертиза» рассматривала эти участки как земли промышленного назначения и земли под индивидуальное жилищное строительство. Однако во время залога они относились к землям сельхозназначения и так и не были переведены в более дорогие категории. Сейчас БТА добился ареста 1823 га по уголовному делу о незаконном снятии залогов с участков, что делает реализацию этой земли невозможной и практически обесценивает, указывает АСВ.

Часть имущества, например участки в Подмосковье, в 2009 г. была выведена из-под залога БТА по распоряжению Аблязова, полагают российские следователи. Знакомый Аблязова, правда, указывает, что бизнесмен спасал свою собственность от экспроприации — до национализации он контролировал 80% БТА.

«Очевидно, что в России существует один или несколько центров, прячущих активы для Аблязова», — считает человек, знакомый с ходом расследования. Так это или нет, но у некоторых активов, несмотря на обеспечительные меры, появляются новые собственники.

Арестованной в сентябре Тищенко предъявлено обвинение в отмывании (ч. 4 ст. 174 УК РФ). По версии следствия, она готовила сделки по легализации похищенного Аблязовым имущества, в частности помогла переоформить акции кипрской Salvino Servises ltd, владеющей через несколько компаний 3000 га под Подольском, с доверенного лица Аблязова Рината Батыргареева на жену Батыргареева Галину, а затем, в марте 2012 г., — на офшорную компанию Gregos International Company с Марашалловых островов, номинально принадлежащую гражданину Сербии Томиславу Уляревичу.

Земли «БТА банка» под Подольском остались сельскохозяйственными. Фото: Андрей Махонин/Ведомости

Земли «БТА банка» под Подольском остались
сельскохозяйственными. Фото: Андрей Махонин/Ведомости

Защита Тищенко возражает: юрист не занималась оформлением сделок, а обвинения основаны на показаниях заинтересованных лиц, не знакомых с ней лично. У следователей есть записи разговоров Тищенко, в которых она обсуждает сделки, подпадающие под статью об отмывании, рассказали два человека, знакомых с ходом расследования. Но бывший муж Елены украинский бизнесмен Сергей Тищенко утверждает, что эти записи — фальшивка. «Елена работала как юрист, не совершала никаких противозаконных действий», — уверен он.

Сергей Тищенко рассказывает, что сам познакомил Елену в 2011 г. с Аблязовым, тогда она представляла интересы мужа, рассматривавшего возможность покупки активов у казахстанского бизнесмена. Позже Елена начала консультировать и Аблязова. В начале 2013 г. супруги развелись, после чего Елена начала работать по своим юридическим проектам, открыв в марте в России юридическую компанию «Оптима консалт». Сергей добивается освобождения бывшей жены и матери четырех его дочек из-под стражи. По его предположению, в аресте Елены заинтересованы британские юристы, которым она эффективно противостояла в судах.

Работа на Мухтара Аблязова довела юриста Елену Тищенко (на фото) до московского сизо Фото: Антон Новодережкин / ИТАР-ТАСС

Работа на Мухтара Аблязова довела юриста Елену Тищенко (на фото)
до московского сизо Фото: Антон Новодережкин / ИТАР-ТАСС

Одно из дел, в котором участвовала Елена, связано с портом Витино на Белом море.

В августе 2008 г. БТА предоставил $120 млн компании Usarel на покупку порта, а потом ему пришлось доказывать свое право на эти акции в суде Лондона. Дело в том, что деньги на покупку прошли в Usarel через голландскую компанию Chrysopa, которая заключила кредитный договор с банком и субкредитный — с покупателем акций. Usarel владела компания Lux Investment, в которой 51% принадлежал структуре Аблязова, а 49% — компании бизнесменов Максима Пухликова и Сергея Шекланова, инициатору покупки порта, потратившему на нее $6 млн. Сотрудники Usarel говорили суду, что в таком оформлении сделки не было ничего необычного: в то время не было разницы между инвестпроектами банка и инвестпроектами самого Аблязова. С уходом Аблязова из банка обслуживание кредита прекратилось, акции порта так и не были оформлены в залог банку.

На порт Витино есть и другие претенденты, кроме «БТА банка» Фото: Сергей Петров / ИТАР-ТАСС

На порт Витино есть и другие претенденты, кроме «БТА банка» Фото: Сергей Петров / ИТАР-ТАСС

Сергей Тищенко рассказывает, что в 2011 г. компания его партнера Андрея Воробьева IPSG приобрела у Chrysopa право требования по кредиту к Usarel. Сам Тищенко начал вести переговоры с другими совладельцами порта о выкупе их долей, но успехом они не увенчались. Более того, Пухликов и Шекланов заявили в суде Лондона, что IPSG относится к активам Аблязова, и суд наложил на нее арест, рассказывает Тищенко. Елена Тищенко представляла интересы IPSG в лондонском суде, добиваясь снятия с нее ареста. «Британские юристы боятся прецедента, которым может стать вывод IPSG из-под ареста, и стремятся заблокировать этот процесс, исключив из него Елену», — утверждает Сергей. Просянкин называет эту версию абсурдной.

У Тищенко есть интерес к порту: связанная с ним компания Valenora в 2012 г. выкупила у IPSG долг Usarel. Тищенко показал «Ведомостям» письмо, отправленное после сделки в БТА: Valenora предложила погасить кредит Chrysopa перед банком в согласованном размере, равном рыночной стоимости порта. По экспертной оценке, это $70 млн, указывает Valenora.

Банк не видит необходимости договариваться с третьими лицами, считая сделки с долгом незаконными, говорит Просянкин. Суд Лондона признал, что независимо от того, в чьих руках порт Витино, он приобретен на деньги БТА и должен быть ему возвращен — за вычетом затрат совладельцев. «В суды ходят разные люди, заявляют, что мы претендуем на их активы, не имеющие никакого отношения к Аблязову. Но суды поддерживают нашу позицию», — продолжает он.

Договариваться БТА готов с АСВ, говорит Просянкин: «И мы, и они — государственные организации, которые понесли убытки, мы готовы искать решение в общих интересах». По его словам, речь может быть о продаже активов и разделе полученной суммы, например, пропорционально понесенным убыткам. Если АСВ поступят конкретные предложения, агентство их рассмотрит, говорит его представитель.

На некоторые активы БТА уже не может претендовать. Например, на торгцентр в Одинцове, для строительства которого банк до кризиса выдал кредит в $82 млн компании Chart none.gif. В 2009 г. РТМ обанкротилась, ее участки и недостроенный центр по решению суда должны были достаться банку. Но этого не произошло. Правопреемник РТМ, перешедший структурам, связанным с бывшими менеджерами «Сибирского цемента» Андреем Муравьевым и Андреем Кириковым, перерегистрировался в Красноярском крае и подал там заявление о банкротстве. Там же началась процедура конкурсного управления, в процессе которого участки были проданы ТРЦ «Одинцово» за 310 млн руб.; из них 295 млн руб. было перечислено БТА. Банк не смог оспорить итоги торгов в суде.

Компания «Бизнесблок девелопмент», достраивающая торгцентр, по данным СПАРК, принадлежит бывшему члену совета директоров РТМ Александру Архипцеву, а ее гендиректор Лилия Хайрутдинова когда-то руководила московским представительством компании «Сибирский цемент».

Елена Виноградова

Оригинал материала: "Ведомости"