Кому задолжали российские олигархи

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Долги Абрамовича, Богданчикова, Шефлера, Вексельберга, Каспарова, Гальчева, Дерипаски

© "Компания", origindate::04.09.2006, ДОЛГая память

Кому задолжали российские олигархи

Ольга Говердовская, Николай Макеев, Катерина Блинова, Алексей Лоссан

Иностранные инвесторы уже не питают иллюзий относительно происхождения российских капиталов. Беспокоят их разве что спорные права собственности и непогашенные долги. В таких условиях вопрос, оплачивать старые счета или забыть о них, перестает быть личным делом владельца компании.

Барону Ротшильду приписывают сентенцию о том, что он не доверяет своим должникам, поскольку те не торопятся возвращать его деньги, но еще больше остерегается тех, кто еще не успел у него занять, - ведь они готовы на любую ложь, чтобы заполучить его деньги. С тех пор давать в долг коллегам по бизнесу не стало безопаснее. Разбирательства между бывшими партнерами, иски миноритариев и кредиторов портят репутацию всем участникам конфликта. Поэтому в западной практике подобные дела, как правило, решаются без публичной огласки на закрытых судебных слушаниях. В лучшем случае прессе сообщается лишь о том, что «конфликт исчерпан, по соглашению сторон сумма компенсаций не разглашается». Когда спорят крупные российские должники и кредиторы, поднимается шум на всю страну. «Иски редко разрешаются через суд. Чаще всего стороны пытаются договориться «полюбовно», - говорит гендиректор Центра политической конъюнктуры России Константин Симонов. А поскольку «любовь» между ними редко имеет место, бизнесмены, которым напомнили о старом долге, увлеченно полемизируют с кредиторами и не ленятся подавать в суд ответные иски. Чем больше взаимных обвинений и шире круг участников, тем меньше ущерб репутации каждого из них. Часто подобные конфликты затягиваются на долгие годы, это свидетельствует о том, что они не имеют реального содержания и конечной цели. Такие «бессмысленные» тяжбы обычно начинают профессионалы, выторговывающие отступные за молчание. По словам замгендиректора Центра политических технологий Алексея Макаркина, претензии к крупным российским бизнесменам чаще всего предъявляют не действующие участники рынков, а бывшие коллеги, уже покинувшие бизнес. «Скорее это политические игроки, как, например, Борис Березовский. Таким испортить репутацию уже невозможно - им на IPO выходить не надо. А нашим бизнесменам как раз очень надо», - говорит Макаркин. Немаловажную роль в таких тяжбах играют личные обиды и старые счеты. В истории почти любой крупной компании были эпизоды, когда младшие партнеры вытеснили старших, ученики превзошли учителей и тому подобное. Единственный выход для «преследуемых» компаний и их владельцев - дождаться истечения срока давности или обзавестись западным партнером.

Непробиваемый Роман

Роман Абрамович большую часть времени проводит в Лондоне, по соседству с одним из своих главных «кредиторов» Борисом Березовским. Опальный олигарх считает, что Абрамович вынудил его и Бадри Патаркацишвили продать свои доли в компаниях «Сибнефть», «Русал» и ОРТ значительно ниже реальной стоимости. Березовский грозит своему бывшему ученику иском на сумму от $5 млрд до $7 млрд.

Другой «кредитор» Абрамовича, не менее колоритный персонаж - Шалва Чигиринский живет в Москве. Его компания «СТ Девелопмент» «виновна» почти во всех масштабных градостроительных изменениях российской столицы. По большому счету благодаря Роману Абрамовичу Чигиринский разочаровался в нефтяном бизнесе и стал одним из самых успешных девелоперов столицы. Но с точки зрения Чигиринского, Абрамович лишил его контроля над компанией «Югранефть».

В 2000 году партнеры создали совместное предприятие «Сибнефть-Югра». Интересы Чигиринского представляла компания Sibir Energy через компанию «Югранефть», которой принадлежала ровно половина СП. «Югранефть» предоставила СП лицензии на разработку трех месторождений в Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО). В свою очередь «Сибнефть» стала оператором месторождений и обещала вложить средства в их разработку. Однако в 2004 году в результате допэмиссии акций СП доля Чигиринского размылась до 1%, a Sibir Energy потеряла все три месторождения. В итоге около 49% «Югранефти» в «Сибнефть-Югре» досталось трем подконтрольным «Сибнефти» офшорам всего за $16 000. Структуры Sibir Energy подали несколько десятков исков в различные суды. Иск в Восточнокарибский верховный суд Британских Виргинских островов был адресован «Сибнефти» и лично Роману Абрамовичу. Потери в результате сокращения доли «Югранефти» в «Сибнефть-Югре» Чигиринский оценил в $2 млрд. Однако в ноябре 2005 года суд вынес решение об отказе в иске и «отправил» истцов судиться в Россию. Арбитражный суд ХМАО также отказал в исках Sibir и ее структурам.

Пикантность конфликту придает тот факт, что при создании «Московской нефтегазовой компании», владеющей «Московским НПЗ», Sibir Energy (ей принадлежит 40% МНГК) внесла в уставный капитал акции «Югранефти». После того как доля последней компании в СП «Сибнефть-Югра» была размыта, Шалве Чигиринскому пришлось компенсировать свое участие в уставном капитале МНГК 95% акций компании Magma Oil и $4,8 млн наличными. В декабре 2004 года стоимость этого вклада оценивалась в $180 млн. В «кредиторах» Романа Абрамовича также числится Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). С 1999 года ЕБРР пытается взыскать $17,5 млн с зарегистрированной в Швейцарии компании Runicom SA. Этот долг Runicom был переуступлен ЕБРР третьей стороной после закрытия российского банка «СБС-Агро», который обанкротился во время финансового кризиса 1998 года. В свое время ЕБРР предоставил «СБС-Агро» заем в рамках своей программы содействия развитию малого бизнеса в России. В середине января 2003 года ЕБРР подал иск в гражданский суд швейцарского города Фрибур на бывших директоров Runicom SA Романа Абрамовича и Евгения Швидлера. В ответ представители Абрамовича заявили, что Runicom SA полностью рассчиталась с ЕБРР. На прошедшем в начале этого года Всемирном экономическом форуме в Давосе президент ЕБРР Жан Лемьер вновь напомнил о претензиях банка к российскому бизнесмену. «У нас нет претензий лично к Абрамовичу, но есть претензии к его компании, - заявил Лемьер. - Мы будем через швейцарский суд требовать возврата $17 млн, если нам не удастся с ним договориться».

Мелочи жизни

Вопреки сложившейся практике, когда компании частного сектора становятся крупными должниками государства, возглавляемая Сергеем Богданчиковым НК «Роснефть» задолжала именно частным инвесторам. В результате консолидации активов государственного холдинга предметом спора оказался «Комсомольский НПЗ», ведущий перерабатывающий актив «Роснефти».

До недавнего времени 100% материнской компании находилось в собственности государства. Акции «дочек» «Роснефти», напротив, активно торговались на биржах. После покупки холдингом Богданчикова «Юганскнефтегаза» в 2004 году бумаги «Роснефти» обрели популярность у игроков фондового рынка. Инвесторы скупали акции как добывающих предприятий, так и менее ликвидные бумаги перерабатывающих заводов. В числе прочих оказался и дальневосточный НПЗ. После объявления «Роснефти» о переводе своих «дочек» на единую акцию материнского холдинга малоизвестная инвестиционная компания Newport Capital, скупившая около 1,5% акций «Комсомольского НПЗ», обвинила Богданчикова сразу по нескольким статьям. По словам директора Newport Capital Александра Саломахина, менеджмент головной компании во главе с Богданчиковым столь неумело управлял этим предприятием, что выручка завода снизилась со $130 млн в 2001 году до $58 млн в 2004-м. Прибыль НПЗ за это время упала с $2,9 млн до $430 000. При этом объем перерабатываемого заводом сырья вырос с 3 млн до 5 млн тонн.

Негативным фактором, сказавшимся на оборотах нефтеперерабатывающего комплекса, послужили внутрикорпоративные цены, по которым рассчитывались между собой «Роснефть» и «Комсомольский НПЗ». Как сообщили в Newport Capital, материнская компания платила «дочке» за переработку нефти в пять раз меньше рыночной стоимости этого бизнеса (286 руб. за тонну при среднерыночной цене в 1500 руб.). Кроме того, по словам Саломахина, «Роснефть» регулярно выкупала у завода его активы по ценам, близким к остаточной стоимости, а затем отдавала их обратно в аренду НПЗ. В качестве примера он привел три сделки 2002 года, когда «Роснефть» выкупила у завода 29 резервуаров за 12,3 млн руб., тогда как их рыночная стоимость составляла $15 -20 млн. Рынок отреагировал на действия менеджеров «Роснефти» - котировки акций «Комсомольского НПЗ» упали с $500 до $130-160.

Перевод дочерних компаний «Роснефти» на единую акцию показался Newport Capital верхом цинизма и несправедливости. Аудиторы Deloitte & Touche, проводившие по заказу госкомпании оценку ее «дочек», определили стоимость «Комсомольского НПЗ» в $40,1 млн. В то же время «Туапсинский НПЗ», также контролируемый «Роснефтью» и сравнимый по объемам переработки с «Комсомольским заводом», оценили почти в десять раз дороже - $373 млн. «Роснефть обкрадывает миноритарных акционеров в российском стиле», - заявил по этому поводу эксперт по стратегии Sovlink Securities Эрик Краус, представляющий интересы миноритариев госкомпании.

Требования Newport Capital переросли в угрозы подачи исков к «Роснефти». Сумма претензий исчисляется в десятках миллионов долларов. Правда, взыскать их с компании Сергея Богданчикова будет непросто. Аналитики рынка считают, что шансы Newport Capital близки к нулю. В нынешней ситуации административный ресурс, который имеется в распоряжении Богданчикова, несомненно, склонит чашу весов Фемиды в пользу «Роснефти». Самое большее, на что стоит надеяться Newport Capital, это та сумма, которую госкомпания и предлагала в начале консолидации «Комсомольского НПЗ», то есть примерно $600 000.

Война за белую нефть

Глава S.P.I. Юрий Шефлер за собой долгов не признает. С ним категорически не согласно государство, которое не первый год пытается запретить бизнесмену продавать водку под марками StoLichnaya и Moskovskaya. Чиновники оспаривают законность получения водочных брендов, а Шефлер категорично настаивает на собственной правоте.

1991 году госкомпания «Союзплодоимпорт» была преобразована в одноименное внешнеторговое акционерное общество (ВАО). В середине 1990-х государство разрешило производить «Столичную» и «Московскую» всем желающим, и предприятие утратило контроль над рынком. В 1997 году владелец группы S.P.I. Юрий Шефлер организовал ЗАО «Союзплодимпорт» (без буквы «о» в середине), которое за символическую сумму выкупило у ВАО права на 43 водочных бренда, в том числе на «Столичную», «Московскую» и «Русскую». Сторонние производители могли выпускать водку под этими марками только в случае покупки у S.P.I, соответствующих лицензий. Одновременно S.P.I, стала эксклюзивным поставщиком российской водки в 76 стран мира. Борьба между госструктурами и S.P.I, за популярные советские водочные бренды началась осенью 2001 года, когда Роспатент отдал права на их использование Министерству сельского хозяйства. Чиновники в свою очередь решили во что бы то ни стало вернуть контроль над известными во всем мире алкогольными марками. Для производства и продаж «Столичной» Минсельхоз создал федеральное казенное предприятие (ФКП) «Союзплодоимпорт». В конце 2001 года ему было передано несколько брендов, которыми владел Шефлер, а на самого предпринимателя начались гонения.

Война за Stolichnaya и Moskovskaya в некириллическом написании продолжается по сей день. Пока россияне пьют «Столичную» и «Московскую», разлитую по заказу «Союзшюдоимпорта» на российских заводах, американцы покупают водку Stolichnaya и Moskovskaya с рижского завода Latvijas Balzams, куда S.P.I, в конце 1990-х перевел свое производство.

Весной Шефлер выиграл дело у ФКП «Союзплодоимпорт» за товарный знак Stolichnaya. Федеральный суд Нью-Йорка отказал ФКП в иске о лишении группы прав на Stolichnaya на территории США. По словам заместителя председателя совета директоров S.P.I. Андрея Скурихина, это важная победа, так как объем американского рынка - 70% от общего объема производимой компанией Шефлера водки. По словам Андрея Скурихина, стоимость бренда Stolichnaya многократно возросла за тот период, в который им владеет группа. Только за прошедшие пять лет в его продвижение вложено $200 000.

Осенью 2005 года S.P.I, подписала соглашение с французской Pernod Ricard, по которому та стала эксклюзивным дистрибутором Stolichnaya в ряде стран и получила право выкупить марку. По мнению экспертов, каждый выигранный суд подталкивает Pernod Ricard к покупке компании Шефлера. Но российские чиновники не думают сдаваться и продолжают попытки аннулировать права Шефлера.

С горячим «Приватом»

Попытка прибрести ведущее предприятие Украины закончилась для Виктора Вексельберга судебным иском. Местный бизнесмен Игорь Коломойский обвинил олигарха, претендовавшего на покупку Никопольского завода ферросплавов (НЗФ), в подкупе украинского правительства. Будучи миноритарием НЗФ, Коломойский оценил свой ущерб в «сотни миллионов долларов» и намерен возместить его через суд.

В июне 2005 года крупнейшие владельцы «Реновы» и «Евраза» Виктор Вексельберг и Александр Абрамов договорились с Виктором Пинчуком о покупке у него 74% акций НЗФ. Сумма сделки должна была составить $350 - 380 млн. Однако в августе Высший хозяйственный суд Украины признал незаконной продажу 50% плюс 1 акция НЗФ компании Пинчука, и покупка сорвалась. Абрамов и Вексельберг потеряли $25 млн, которые бизнесмены потратили на приобретение у Пинчука долей в двух ГОКах, поставляющих сырье на НЗФ. Однако Коломойский увидел в действиях бизнесменов совершенно иные мотивы. Украинский бизнесмен убежден, что $25 млн - «сумма слишком большая для получения статуса миноритарного акционера шахт», а деньги пошли на взятки украинским чиновникам с целью не допустить возможной деприватизации НЗФ. Структуры Коломойского подали в суд штата Массачусетс (США) иск о проявлениях международной коррупции.

В начале августа Вексельберг подал в суд Массачусетса просьбу исключить его из списка ответчиков по иску украинского бизнесмена владельца группы «Приват» и миноритарного акционера НЗФ Игоря Коломойского к Виктору Пинчуку. Более того, швейцарская компания Renova Management AG подала против украинского «Привата» ответный иск в арбитражный суд Москвы. Вексельберг оценил ущерб деловой репутации «Реновы» в 3 млрд руб. Судя по количеству исков, дело может затянуться надолго. Участники рынка считают, что цель корпоративной войны «Привата» -контроль над НЗФ и блокирование продажи Виктором Пинчуком Укрсоцбанка. Последний является хранителем 50% плюс 1 акция НЗФ по договору с эмитентом - ОАО «НЗФ».

По данным украинских СМИ, в США иск Коломойского ведет адвокатская контора Marks & Sokolov, которая специализируется на акте RICO (Racketeer Influenced and Corrupt Organizations), направленном против рэкета и коррупции. В 2000 году Marks & Sokolov от имени нескольких офшорных компаний подала в окружной суд Нью-Йорка иск против «Русала» по обвинению в преднамеренном банкротстве Новокузнецкого алюминиевого комбината. В 2001-м та же компания подготовила иск для канадской Archangel Diamond Corp («Архангельские алмазы») в окружной суд Денвера. ОАО «Архангельскгеолдобыча» и его крупнейший акционер ЛУКОЙЛ были обвинены в мошенничестве. В 2002 году Marks & Sokolov представляла интересы офшорной компании Norex Petroleum в деле против акционеров «Тюменской нефтяной компании». Перечисленные иски наделали много шума, но все они были отклонены судами.

Межпланетный шахматный турнир

В списке крупных должников числится многократный чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. В начале 2003 года израильский First International Bank of Israel (FIBI) подал иск в суд американского штата Делавэр с требованием вернуть предоставленный в 1998 году компании Kasparov Chess Online Inc. кредит в размере $1,6 млн.

Интернет-страница www.kasparovchess.com задумывалась как крупнейший ресурс, зарабатывающий на сервисах для любителей шахмат со всего мира. Каспаров рассчитывал, что инвестором портала будет компания IBM. Это стало бы естественным продолжением матча чемпиона с компьютером Deep Blue производства IBM. Но после поражения Каспаров обвинил создателей Deep Blue в несоблюдении правил игры, и партнерство не состоялось. Тогда поисками инвестора занялся израильский программист Шай Бушинский, отвечавший за технологическую основу проекта. Именно ему удалось заинтересовать израильский холдинг Poalim Electronic Communications (впоследствии он был переименован в Polar Communications), одной из структур которого является FIBI. Суммарные инвестиции в проект составили около $9 млн. Гарантией возврата денег должна была стать передача банку акций компании, обеспечивающей функционирование шахматного интернет-портала.

Однако в конце 2002 года вебсайт прекратил свое существование, а сам гроссмейстер покинул интернет-проект. После этого FIBI потребовал в суде американского штата, где была зарегистрирована компания (Делавэр прельстил Kasparov Chess Online Inc. налоговыми льготами), отменить решение о закрытии страницы в Сети, а также запретить Каспарову создание сайтов-конкурентов. Но требования израильской стороны по части восстановления сайта суд отверг.

Как сообщил «Ко» экс-глава московского офиса Kasparov Chess Online Inc. Денис Билунов, «решение суда сохранило status quo. Право пользования доменом осталось за Каспаровым. В дальнейшем юристы израильской стороны должны были доказать свои обвинения. Дело не закрыто, потому как формально оснований для этого у суда нет, но фактически истец перестал добиваться своего».

Незадолго до скандала с интернет-проектом имя гроссмейстера прозвучало в связи с конфликтом акционеров Соликамского магниевого завода (СМЗ). Осенью 2003-го основной акционер СМЗ - подконтрольный американскому бизнесмену Марку Лиснянски инвестиционный фонд Russia Growth Fund (одним из его учредителей был Каспаров) - добился смены топ-менеджмента предприятия. Однако новое руководство СМЗ продержалось всего несколько месяцев и оставило после себя несколько уголовных дел. Бывшим менеджерам СМЗ из команды Лиснянски, в том числе председателю совета директоров Максу Длуги (к слову, экс-чемпиону мира по быстрым шахматам) прокуратурой Пермской области было предъявлено обвинение в попытке хищения $9 млн. До ухода в большую политику (сейчас гроссмейстер возглавляет «Комитет-2008» и является лидером Объединенного гражданского фронта) Каспаров успел поучаствовать еще в нескольких бизнес-проектах. В частности, в прессе упоминалась компания «Каспаров Консалтинг», консультировавшая выходящих на российский рынок западных предпринимателей.

Цементирующая идея

Более двух лет длится конфликт между Филаретом Гальчевым, контролирующим 55,6% акций ОАО «Евроцемент», и американским инвестиционным фондом Russia Partners, владеющим оставшимся пакетом акций компании. За это время миноритарий успел подать не один иск в московский арбитраж, требуя возместить ущерб от реструктуризации компании. Отчаявшись выиграть дело в России, 16 августа 2006 года американский инвестфонд направил иски против Филарета Гальчева в суды Великобритании и Кипра.

В свое время два акционера не сошлись во взглядах на стратегию развития «Евроцемента». Американцы, купившие 41% акций цементного холдинга «Штерн-цемент» еще в 1996-м, хотели со временем вернуть вложенные $20 млн. Поэтому поначалу они приветствовали все шаги Гальчева, начиная с кардинальной смены управленческой команды и заканчивая переименованием компании в «Евроцемент». Затем американцы поставили вопрос об IPO, связав собственный выход из проекта с запланированным на 2006 год биржевым размещением акций. После того как «Евроцемент» превратился бы в публичную компанию, цена избавления от миноритариев могла возрасти для Гальчева в разы. Поэтому в 2004 году бизнесмен поставил вопрос о $150-миллионной допэмиссии. Американский инвестфонд воспротивился, тогда главный акционер решил выкупить у Russia Partners его акции. Потенциальных контрагентов это тоже не устроило. «Гальчев предложил 20% от настоящей цены нашего пакета», - вспоминает управляющий директор Russia Partners Владимир Андриенко.

Сразу после этого в цементной группе Филарета Гальчева началось реформирование корпоративной структуры. «В ходе изменений центр управления, а затем и финансовые потоки переместились из ОАО «Евроцемент» в «Евроцемент груп» и другие полностью подконтрольные ей компании», - говорит ведущий аналитик группы «Регион» Валерий Вайсберг. Кроме того, по данным Russia Partners, Филарет Гальчев через две кипрские компании должен был передать ОАО «Евроцемент» 38,7% акций «Мальцовского портландцемента». Однако доля, оцененная в $100 млн, осталась на балансе «Евроцемент груп». В результате всех этих изменений общая компания, ОАО «Евроцемент», превратилась из трейдера в формального держателя активов, финансовые показатели которой резко упали. По данным ИК «Регион», если в 2004 году ее выручка составила 9,8 млрд руб., то в 2005-м она сократилась до 766 млн руб. При этом показатели «Евроцемент груп», напротив, существенно выросли.

В апреле 2005 года «Евроцемент груп» купила за $800 млн семь цементных заводов у компании «Интеко» и еще два - «Ульяновскцемент» и «Жигулевские стройматериалы» - за $100 млн у «СУ-155». В результате этих сделок компания Гальчева приблизила свою долю на московском рынке к 60%, а ее доля в общероссийском производстве достигла 45%. Через несколько месяцев после этой сделки конфликт между инвестфондом и Гальчевым разгорелся с новой силой. В ноябре 2005 года партнером Russia Partners по управлению цементными активами стала инвестиционная компания А1 - «дочка» «Альфы-групп», известная своим мастерством в области корпоративных войн.

По мнению Вайсберга, шансы Russia Partners на победу в конфликте не высоки. Ситуация может измениться, если «Евроцемент груп» решит провести IPO. Тогда, по мнению экспертов, Филарету Гальчеву придется договариваться с американским фондом.

Не зарастет народная тропа

Многомиллиардное состояние делает Олега Дерипаску шестым в списке самых богатых людей России и первым по количеству претензий от бывших партнеров. Самый крупный счет главе «Базэла» предъявляют братья Дэвид и Саймон Рубен и Лев и Михаил Черные.

Их сотрудничество началось в середине 1990-х, когда братья Рубен и Черные являлись владельцами крупнейшего трейдера алюминия на постсоветском пространстве Trans-World. Компания Trans-World контролировала Саянский алюминиевый завод (СаАЗ) и ряд других алюминиевых предприятий, а Дерипаска был ее представителем в России, а также гендиректором и миноритарным акционером СаАЗа. Партнеры образовали совместное предприятие, которое позволило им консолидировать большую часть алюминиевой промышленности РФ. В 1997-м Олег Дерипаска разорвал все торговые отношения между СаАЗом и Trans-World. В том же году он провел допэмиссию акций СаАЗа, лишив таким образом братьев Рубен и Льва Черного контроля над предприятием. В 1998 году при поддержке других менеджеров он вытеснил их из совместного бизнеса - бизнесмены продали свои акции Красноярского и Братского заводов Роману Абрамовичу. В 2000-м Дерипаска, объединив свои активы с заводами Абрамовича, образовал «Русал», а в 2004 году Абрамович продал партнеру свои 50% акций в этой компании. Незадолго до этого из общего бизнеса вышел Михаил Черной. По условиям соглашения с Дерипаской, Черной получил $100 млн,за 17,5% акций «Сибала» и $150 млн в счет погашения задолженности перед принадлежащей ему компанией Bluezwed. Так Дерипаска стал единоличным владельцем «Русала».

Однако партнеры, которых он вытеснил из бизнеса, начали напоминать о себе. Первый скандал произошел еще в 2000 году, когда бизнесмен Михаил Живило пытался вернуть через суд якобы отобранный Дерипаской Новокузнецкий алюминиевый завод (НкАЗ). Свои финансовые претензии предъявлял Борис Березовский, который претендовал на 25% «Русала». Бывший владелец Красноярского алюминиевого завода (КрАЗ) Анатолий Быков в арбитраже Цюриха оспаривал расторжение сбытовых контрактов с его компанией Aldeco. Братья Дэвид и Саймон Рубен и Лев Черной оценили в $300 млн ущерб, нанесенный им в результате вывода активов и расторжения сбытовых контрактов между СаАЗом и металло-трейдером Tradalco. Сначала Дерипаска игнорировал претензии бывших партнеров, но недавно начал с ними рассчитываться. В апреле 2004 года он пошел на мировую с Анатолием Быковым. Получив $107 млн, Быков отказался от спора и передал Дерипаске свои 4% акций КрАЗа. По неофициальным сведениям, мир, который Дерипаска заключил в марте 2005-го с потерявшим контроль над НкАЗом Михаилом Живило, обошелся олигарху в два раза дешевле.

Летом прошлого года Дерипаска рассчитался с братьями Рубен и Львом Черным, выплатив им $300 млн за разрыв контракта СаАЗа с их торговой фирмой. После урегулирования этих конфликтов в «Базэле» заявили, что у «Русала» больше нет неурегулированных споров с бывшими партнерами. Сейчас на авансцену вышел Михаил Черной, который намерен доказать в суде, что владелец «Русала» не выполнил условий соглашения и не расплатился с ним за «Русал». Его иск превосходит все остальные -Черной утверждает, что Дерипаска задолжал ему $3 млрд.