Кому мешает работающий Дальвостуголь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Татьяна Трефилова "защищает" интересы государства

1043837754-0.jpg Минувшей осенью Олег Мисевра, президент Сибирской угольной энергетической компании, заявлял, что в результате банкротства ОАО «Дальвостуголь» государство не получит почти ничего из тех долгов, которые ему должно предприятие. Похоже, что теперь, спустя пару месяцев, предсказание г-на Мисервы начинает частично сбываться. Частично – потому что нашлись «добрые люди», которые решили спасти Дальвостуголь от банкротства, а заодно и избавить бюджет от лишних денег. Самое оригинальное, что лишить государство средств придумали не некие злоумышленники, а государственный же чиновник, директор Федеральной службы по финансовому оздоровлению (ФСФО) Татьяна Трефилова.

Решение о начале банкротства Дальвостугля приняли его кредиторы еще летом. Долги предприятия к этому времени перевалили за три миллиарда рублей, и вернуть их в обычном режиме стало уже нереально. На самом Дальвостугле начала банкротства предприятия, возможно, и не заметили бы, если б здесь вдруг не наступило улучшение ситуации: хуже, чем было, стать просто не могло. А тут шахтерам стали не только платить зарплату, но и возвращать долги. Дальвостуголь начал наращивать объемы добычи, платить, пусть пока и частично, текущие налоги в бюджет. Был найден и стратегический инвестор – «Международный промышленный банк», который готов был вложить 17 миллионов долларов в развитие предприятия.

Однако, как это ни странно, подобное развитие событий понравилось не всем. Среди недовольных оказался один из акционеров Дальвостугля, чье руководство и довело предприятие до ручки, – группа МДМ. Действительно, в результате банкротства акционер не только временно терял контроль над собственностью, но мог и вообще лишиться ее за долги. И тут вдруг оказалось, что представитель государства, также являющегося акционером Дальвостугля и одним из его крупнейших кредиторов, Татьяна Трефилова, как известно, долгое время проработала в структурах МДМ, в частности Росуглесбыте. Она же и стала резко выступать против банкротства предприятия.

Здесь надо сделать некоторое отступление и объяснить, что, когда процесс банкротства начинался, интересы государства на Дальвостугле представляло Министерство по налогам и сборам, которое и инициировало процесс банкротства за долги предприятия бюджету. Теперь же, когда по новому закону о банкротстве интересы государства должна представлять Федеральная служба по финансовому оздоровлению, ее руководитель всячески препятствует банкротству предприятия.

Впрочем, поведение Татьяны Трефиловой кажется странным даже ее подчиненным. Казалось бы, ФСФО должна заниматься банкротством должников, но г-жа Трефилова почему-то против оздоровления Дальвостугля. Более того, она даже уволила двоих своих подчиненных, которые согласовали план внешнего управления предприятием, одобренный кредиторами. Теперь директор ФСФО пытается затормозить процесс банкротства, аргументируя это тем, что кредиторы готовы заключить мировое соглашение. Ну еще бы не готовы, если интересы основного кредитора представляет она сама.

Но проект мирового соглашения, подготовленный «специалистами» ФСФО и лоббируемый ее руководителем, однозначно предполагает, что государство своих денег не получит. Более того, заявляя на каждом судебном заседании арбитража о том, что мировое соглашение может быть подписано в любую минуту, директор ФСФО, как говорится, лукавит и вводит суд в заблуждение. Дело в том, что единственным условием заключения мирового соглашения является расчет Дальвостугля по долгам первой и второй очереди, что на данном этапе практически невозможно, так как только по зарплате предприятие должно более 20 миллионов рублей. Вернуть эти миллионы в ближайшее время практически нереально. Впрочем, в соответствии с проектом соглашения никаких доказательств расчетов предприятие может и не предоставлять. Достаточно того, чтобы должник сделал заявление кредиторам о том, что рассчитался, и они ему поверят.

Правда, по словам нынешнего внешнего управляющего Дальвостугля Александра Зинченко, он подобных заявлений делать не собирается. Может быть, поэтому Татьяна Трефилова настаивает на его отставке и хочет заменить его другим, подконтрольным ей управляющим. Другой причиной замены может быть нереальность сроков возврата долгов, предусмотренных проектом соглашения. На возврат нескольких миллиардов рублей долга, накопленных предприятием в течение предыдущих шести лет, ему даетсяя шесть месяцев. Кажется, не надо обладать высшим экономическим образованием, чтобы понять нереальность подобных сроков. Впрочем, некоторые эксперты считают, что Татьяна Трефилова и не предполагает, что ее мировое соглашение должно быть выполнено. Проблема в том, что даже если какими-то правдами и неправдами ей удастся заключить мировое соглашение, оно все равно будет оспорено рядом кредиторов, которые летом выступали и выступают за банкротство. Но на то, чтобы оспорить соглашение, им потребуется время. Если же Трефиловой удастся заменить внешнего управляющего, то полгода – это достаточный срок, чтобы некоторые акционеры смогли вывести всю ликвидную собственность в офшоры. К тому времени, когда банкротство Дальвостугля возобновится, а это неминуемо, банкротить будет уже нечего. Предприятие фактически перестанет существовать, а на его месте будет новое предприятие, чистое от долгов и подконтрольное одному из нынешних акционеров Дальвостугля. Ясно, что это будет не государство. Его интересы в этой схеме Татьяна Трефилова учитывать не планирует.

Возможно, подобная схема развития событий – лишь вымысел экспертов, негативно настроенных по отношению к главе ФСФО. Может быть, Татьяна Трефилова действительно искренне верит в то, что за полгода Дальвостуголь сможет вернуть все долги. Однако, когда речь заходит об интересах группы МДМ, как правило, все случается наоборот: кредиторы остаются ни с чем, а собственность оказывается в офшорах. Для примера достаточно посмотреть на Красноярскую угольную компанию: пока владельцы государственного пакета акций думали, как им распорядиться, КУК просто перестала существовать.

Николай Андреев

Россiя