Кому принадлежит Подмосковье

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кому принадлежит Подмосковье

"По земле отстрелы еще будут". Большой передел подмосковного земельного рынка будет проходить при непосредственном участии бандитов и силовиков

© "The New Times", origindate::23.04.2007

Олег Матросов

В Москве прошли обыски в центральном офисе группы «Гута». Компанию обвиняют в мошенническом захвате земли в Одинцовском районе Московской области. Источники The New Times утверждают: это начало большого передела подмосковного земельного рынка. «Войны, конечно, никто не хочет. Но свободных земель почти не осталось, зато появилась возможность заново поделить многие наделы, уже имеющие хозяев», — объяснили The New Times эксперты и игроки земельного рынка Подмосковья. Судя по истории с «Гутой» и недавнему аресту одного из крупнейших землевладельцев Василия Бойко, дележ сверхприбыльного рынка будет проходить при непосредственном участии силовиков.

Фабула уголовного дела, возбужденного в отношении группы «Гута», предельно проста. По версии следствия, юрист компании Вячеслав Букалин, подделав документы, предъявил в брянском арбитраже права на владение практически 100-процентным пакетом акций ЗАО «Шарапово». Этой фирме принадлежат бывшие совхозные угодья в 40 километрах от Москвы, в районе Горок-10 (общая стоимость — около $70 млн). В результате юрист отсудил ЗАО у его реального владельца — ОАО «Авиастройтехнология». Тот обратился в правоохранительные органы, началось расследование. Чем оно закончится, пока сказать трудно. Источники The New Times не исключают, что «Гута» под удар попала не случайно. Во-первых, на подмосковном земельном рынке она является не самым сильным игроком (основные угодья компании находятся в других регионах). Во-вторых, земельный бизнес — не первый, который отобрали у компании. Напомним, в 2004 году Гута-банк (в то время, по некоторым данным, за «Гутой» стояли высокопоставленные чиновники Минюста) был куплен Внешторгбанком, за которым стоят чекисты.

Уралмашевский ресурс

В дележе подмосковной земли поучаствовали и криминальные структуры. Впрочем, как довольно быстро выяснилось, действовали они по заказу не желавших светиться политиков, а также различных бизнес-структур. Одним из таких «посредников» стал небезызвестный екатеринбургский общественно-политический союз (ОПС) «Уралмаш» (в оперативных сводках эта аббревиатура расшифровывается по-другому — организованное преступное сообщество). В Московской области интересы ОПС представляли помощник депутата Госдумы Антона Бакова, Константин Комиссовский, и некий Дмитрий Бармин (в настоящий момент оба находятся под арестом по обвинению в подделке документов на право пользования землей и мошеннических операциях с ними). В ходе оперативной разработки «уралмашевцев» были перехвачены телефонные разговоры Комиссовского, в которых он отчитывается о ходе скупки земли сначала перед одним из депутатов Госдумы России, а затем — перед членом законодательного собрания Свердловской области. «А что это мне за повестку прислали, свидетелем куда-то вызывают?» — поинтересовался депутат. «По нашим делам все нормально, у них ничего быть не может», — успокоил его представитель ОПС. «Ах так, ну я сейчас следователя депутатскими запросами забросаю, замучаются отписываться», — резюмировал законодатель. Любопытно, что после ареста Комиссовского сотрудниками следственной части при Главном управлении МВД РФ по Центральному федеральному округу покровитель немедленно отказался от него. Теперь запросы по этому уголовному делу почему-то поступают от другого депутата — Александра Коржакова, который к земельному бизнесу вроде бы отношения не имеет.

Кстати, одной из фирм, чьи интересы на земельном рынке представляли «уралмашевцы», якобы является компания «Ист-Лайн». В частности, это будто бы касалось проекта с приобретением земель агропромышленного комплекса «Константиново» в Раменском районе. В целом же, утверждают источники The New Times в правоохранительных структурах, ОПС «Уралмаш» активно поработал в Истринском, Раменском и Солнечногорском районах. По подсчетам оперативников, при участии Комиссовского и его подручных в 2003—2006 годах в разных районах Подмосковья было незаконно захвачено несколько тысяч гектаров, которые перепроданы более чем за $1 млрд.

Раньше все торопились, поэтому использовали доверенности

Современный земельный рынок в Подмосковье начал формироваться в 1993 году. После принятия закона «О праве граждан РФ на получение в частную собственность и на продажу земельных участков» угодья колхозов и совхозов были распределены между крестьянами, каждый из которых получил пай. Распорядиться им можно было двумя способами: либо создать фермерское хозяйство, либо внести в уставный капитал акционерного общества, созданного на базе колхоза. Колхозные поля можно было использовать лишь по прямому назначению—под посевы и пастбища. Изменить их статус—с сельхозназначения на земли под индивидуальное жилищное строительство—стало возможно с января 2005 года, когда вступил в силу закон «О переводе земель из одной категории в другую».

Современный земельный рынок начал бурно развиваться в начале 2000-х годов, когда был принят Земельный кодекс, а затем и закон «Об обороте земель сельхозназначения», разрешивший всем гражданам покупать и продавать землю. Угодья скупали оптом. В колхозы приезжали бригады перекупщиков, которые привозили с собой целые мешки с наличностью и за крестьянские паи расплачивались на месте. За один пай (в среднем 30—40 соток) платили сущие гроши—до 30 тысяч рублей.

Участники тогдашних сделок, с которыми удалось побеседовать корреспонденту The New Times, утверждают, что в подавляющем большинстве случаев покупки оформлялись через так называемые доверенности на паи, выписанные крестьянами. «По моим данным, по доверенностям было скуплено около 80% всех земель»,—рассказал The New Times владелец пяти подмосковных животноводческих совхозов.

«Доверенность на тот момент являлась самым удобным способом быстро оформить сделку, — пояснила корреспонденту The New Times столичный риелтор Наталья, занимающаяся земельными сделками. — Никто не имел ни малейшего опыта работы в этой сфере. Фирмы, пришедшие на рынок, прежде занимались чем угодно, только не операциями с землей. Даже их юристы почти поголовно были специалистами в других областях. Кроме того, нужно помнить, что законодательство в земельной области постоянно менялось, никто не мог предугадать, в каком направлении оно будет двигаться дальше. Доверенность же представлялась вполне надежным документом».

Был и другой путь, по которому пошли немногие, — оформить приобретение земли через официальный акт купли-продажи или дарение. По словам риелторов, на весь процесс, который включал в себя получение протокола общего собрания акционеров колхоза и утверждение этого решения в нескольких государственных инстанциях, требовалось немало времени — до нескольких месяцев. Впрочем, можно было ускорить оформление всех документов и их прохождение через административные структуры, но за эту услугу чиновники требовали откат в размере до 30% от реальной стоимости земли. В то время идти на такие траты казалось невыгодным. Тогда никто не мог предположить, что только за последние пять лет стоимость участков в пределах 50 км от МКАД в среднем возрастет в 15 раз. В дальнейшем же, по прогнозам экономистов, быстрыми темпами будет дорожать земля на расстоянии до 300 км от столицы.

Кому принадлежит Подмосковье

В результате массовой скупки определились основные подмосковные землевладельцы (участники рынка называют их лендлордами), в распоряжении которых находятся наделы от 20 тысяч гектаров и выше. Это Земельная агропромышленная корпорация («Знак»), основателем которой является экс-глава финансовой корпорации «Уралсиб» Николай Цветков. Ее владения расположены в Истринском, Красногорском, Дмитровском, Раменском районах. Цена самых дорогих участков компании—под Красногорском—доходит до $30 тысяч за сотку.

Банк «Абсолют» (руководитель Александр Светаков) сосредоточил свои участки в Наро-Фоминском, Сергиево-Посадском и Подольском районах. Здесь самая ценная земля—по Киевскому шоссе—около $25 тысяч.

«Вашъ финансовый попечитель» («ВФП», руководитель Василий Бойко) скупил 9 из 11 колхозов Рузского района. Здесь земля обходится примерно в $5 тысяч. «Центр Капитал» Андрея Куцериба владеет землей в Чеховском, Каширском, Серпуховском и Ступинском районах. Самые престижные участки— по Каширке — до $15 тысяч. Интересы группы компаний «Ист-Лайн» (руководитель Дмитрий Каменщик) распространяются на Домодедовский, Химкинский, Серебрянопрудский и Раменский районы. В районе Малаховки (Люберецкий район) и Кратово (Раменский район), а также на Каширском шоссе участки стоят до $15 тысяч за сотку.

Компания «Ведомство» (Илья Дыскин и Владислав Кольцов) располагает участками в Истринском, Химкинском и Пушкинском районах. Земля по направлению к Королеву и Истре стоит от $10 тысяч до $20 тысяч.

Промсвязьбанк (банкиры братья Дмитрий и Алексей Ананьевы) скупил угодья в Истринском, Солнечногорском и Наро-Фоминском районах. Здесь самая ценная земля обходится не дороже $15 тысяч. Председатель совета директоров «Вимм-Билль-Данн» Давид Якобашвили владеет угодьями в Одинцовском районе, по Новорижскому шоссе. Здесь участки стоят до $70 тысяч за сотку.

Сейчас риелторы со смехом и сожалением вспоминают, что в начале 2000-х земля на Рублевке в некоторых случаях скупалась по $100 за сотку.

Несколько меньше земли у депутата Госдумы и владелца компании «Нафта-Москва» Сулеймана Керимова и губернатора Чукотки и хозяина лондонского футбольного клуба «Челси» Романа Абрамовича. Зато они владеют угодьями в самых элитных местах Подмосковья на Новорижском и Рублево-Успенском шоссе. Самые дорогие участки на Рублевке, например в Барвихе, идут по $70—100 тысяч за сотку. (В собственности этих компаний находятся более 70% бывших сельхозугодий, которые составляют почти 50% всей площади Московской области и насчитывают 1,7 млн га.).

Если завтра война...

В 2007 году на земельном рынке может произойти настоящий взрыв, причем в самое ближайшее время. Интересно, что первыми опасность почувствовали вовсе не землевладельцы, а риелторы, которые участвовали в массовых скупках земли 2003—2004 годов. Они сообразили, что сроки доверенностей на крестьянские паи — три года — у многих нынешних владельцев либо вот-вот истекут, либо уже истекли. «По сути, каждый крестьянин теперь вправе продать свой пай по второму разу. Может завариться такая каша...» — пояснила риелтор Наталья. Кстати, прецедент уже есть. В Сергиево-Посадском районе, где Промсвязьбанк скупил в начале 2000-х годов несколько колхозов, недавно появилась некая «инициативная группа». Ее члены действуют по опробованным схемам. В частности, они распространяют листовки с предложениями о продаже паев за «хорошую цену», напирая на то, что срок доверенностей, выданных Промсвязьбанку, уже истек.

Для многих участников рынка, к которым обратился за комментарием корреспондент The New Times, возникшая проблема оказалась неприятной неожиданностью. При этом большинство из них сходятся во мнении, что возможный передел земли только судебными тяжбами не ограничится. «Наверняка будут задействованы как административный, так и криминальный ресурсы, — считает владелец пяти подмосковных животноводческих хозяйств. — Причем в большинстве случаев передел земли будет производиться руками правоохранительных структур. Лучшего инструмента для отъема чужой собственности на сегодняшний день нет. Схема такого участия предельно проста: по заказу одного из игроков против другого можно возбудить уголовное дело и тем самым вывести его из игры. Если же учесть, что немалая часть территорий отошла нынешним собственникам с помощью откровенно мошеннических операций, то участие правоохранительных органов в грядущем переделе можно будет представить вполне обоснованным».

Силовой аргумент

Показательным в этом отношении можно считать недавний арест одного из крупнейших землевладельцев Подмосковья, главы компании «Вашъ финансовый попечитель» Василия Бойко. Его обвиняют в мошенничестве. Компания Бойко купила в Рузском районе 40 тысяч из 45 тысяч га. На этих землях планировалось построить элитную курортную зону «Рузская Швейцария». По версии следствия, перед тем как «ВФП» начал скупать земельные паи, неустановленные лица подделали несколько документов 1992 года, которые и позволили осуществить эту сделку. В самой компании арест руководителя напрямую связывают с действиями конкурентов. Впрочем, некоторые игроки уверены, что для образцовой порки Бойко был выбран и потому, что лишился свои покровителей в ходе недавних перестановок в силовых структурах, в частности Генпрокуратуре. Как бы то ни было, двое опрошенных The New Times крупных землевладельцев на условиях анонимности заявили, что лично для них история с Бойко — своего рода лакмусовая бумажка. «Если Рузский район у него отберут, то мы в борьбу за него обязательно впряжемся. Заодно посмотрим, что можно взять и в других районах»,—сказали они.

По мнению большинства землевладельцев, с которыми удалось побеседовать корреспонденту The New Times, при переделе много новых игроков не появится. У тех, кто владеет участками сейчас, есть огромная фора в виде покровителей самого высокого ранга, давно отлаженных связей и в административных, и в правоохранительных органах. Во многих случаях судьба земельных наделов будет решена именно высокими покровителями, большинство из которых представляют силовые ведомства.

По отношению к несговорчивым землевладельцам может быть применен и еще один ресурс — крупные криминальные формирования, которые нередко действуют с молчаливого согласия силовиков. В том, что в той или иной степени они будут задействованы, уверены почти все собеседники The New Times. Правда, крупные игроки считают, что лично им опасность не грозит: если будут кого-то отстреливать, то лишь рейдеров, чьими услугами латифундисты-конкуренты будут пользоваться, а также директоров сельхозпредприятий, которые еще не продали свои земли. «Руководители колхозов и совхозов ситуацию прекрасно понимают, — говорит хозяин пяти подмосковных животноводческих хозяйств. — Сейчас они начинают активно сбрасывать свои гектары. Но по той цене, которую они сегодня просят (вполне сопоставимой с рыночной), никто у них покупать, конечно же, не будет. Поэтому решаться такие вопросы будут, скорее всего, в неправовой плоскости».

Сотрудники правоохранительных органов спокойствия землевладельцев не разделяют. «Ради земли и крутящихся в этой сфере денег никто ни с кем церемониться не станет. Если надо, уберут любого — и бизнесмена, и чиновника, — считают они. — В свое время проходила оперативная информация о теневой сделке по одновременной продаже 20 тысяч гектаров. Только откаты посредникам и чиновникам по ней составили $180 млн».

«По земле отстрелы еще будут»

Борьба за подмосковную землю уже насчитывает немало жертв. Первой в начале 1990-х стал директор одинцовского совхоза «Заречье» Сергей Кушнарев. Его зарезали в подъезде собственного дома. По основной версии следствия, причиной стал конфликт вокруг совхозной земли.

В 1996 году в машине был застрелен директор одинцовского совхоза Николай Дубовский. Следствие выяснило, что незадолго до этого он начал распродавать совхозные земли и успел реализовать более тысячи гектаров. Через три года его преемника Виктора Бабынина застрелили в подъезде своего дома. Он также торговал земельными участками. В 2004 году земли хозяйства достались Роману Абрамовичу.

В 2003 году был убит мэр подмосковного города Троицка Вадим Найденов. Сначала его пытались запугать, подбрасывая под двери квартиры листовки, а однажды даже выпустили несколько автоматных очередей над головой. Николай Найденов, отец убитого мэра, рассказывал, что давление на сына оказывали из-за земельных участков площадью 700 гектаров.

29 марта 2006 года в поселке Горки-2 в 20 метрах от центрального входа в офис ЗАО «Агрокомплекс Горки-2» совершена попытка взорвать члена совета директоров ЗАО Тимофея Клиновского. Еще через некоторое время попытались убить другого акционера «Горок» Николая Уварова.

Наконец, 31 марта 2006 года был убит мэр подмосковного города Дзержинский Виктор Доркин. Его гибель также связывают с земельным вопросом.

Похоже, что этими фамилиями список не ограничится. В правоохранительных органах в этом уверены. «По земле отстрелы еще будут», — на днях категорично предсказал и бывший начальник Главного управления по оргпреступности МВД, ныне депутат Госдумы, член комитета по безопасности генерал Александр Гуров.