Кому таможня отдает добро

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кому таможня отдает добро

"У ТАМОЖНИ есть склады, где хранится «конфискат» — то, что по тем или иным причинам было изъято. Конфискованное становится государственной собственностью, его надлежит продать, а денежки передать в бюджет. По закону на всю процедуру отводится 2 месяца. И чего только на тех складах нет!

Кто сгноил шубы? 
НА ЦЕНТРАЛЬНОЙ оперативной таможне Счетная палата обнаружила 15 смердящих тюков. Внутри оказалось 220 тухлых норковых шуб. Более двух лет они пролежали, упакованные в коробки по 15–17 штук в каждой. Таким образом государство обворовали почти на 20 млн. руб. На соседнем складе погибло 400 тонн продуктов. На третьем — пропала бытовая техника. 
На Шереметьевской, Белгородской, Петропавловской-Камчатской, Ванинской и Владивостокской таможнях по 10–12 лет лежит «бесхозная» валюта и драгоценности. На путях станции Павелецкая в Москве обнаружили 28 контейнеров с товарами. Контейнеры стояли запломбированными. Судя по пломбам, задержаны они были еще в 1993–1995 гг., однако досмотреть их времени не нашлось. Как выяснилось, склад «Павелецкий» прекратил свою деятельность два года назад, а контейнеры — пожалуйста, целехоньки. 
Но это скорее исключение. Чаще все наоборот: склад — вот он, а товар испарился. На Дальневосточной оперативной таможне со склада уплыли в неизвестном направлении водные мотоциклы на 103,2 тыс. руб. На Московской западной таможне в качестве вещественных доказательств числилось 190 иномарок. В ходе проверки нашли только 49. 
Кто выпил пиво? 
НА МОСКОВСКОЙ южной таможне недосчитались лекарств на 33,7 тыс. долл. — их наличием не интересовались с 1997 года. Надо ли говорить, что 39 тонн пива тоже пропало. На Белгородской таможне готовы к предъявлению все документы об уничтожении 2,7 тыс. литров водки и спирта «путем боя и слива в канализацию». А документы о вывозе битой стеклотары отсутствуют. 
Как правило, конфискованные товары пропадают при переоформлении документов и смене хозяина. Например, Владивостокская таможня передала в Приморскую транспортную прокуратуру вещественные доказательства — 6,4 т красной икры. По дороге случилась «усушка-утруска» — усохло 212 кг. Центральная оперативная таможня вообще передала товар «на хранение» тому, у кого его и конфисковала, — фирме «Графика-М-Штамп». Через некоторое время «Графика» заявила, что товар у нее украли. 
Справедливости ради надо сказать, что часть конфискованного таможня продает и деньги поступают в бюджет. Однако, по данным Счетной палаты, за проверенный период таможней конфисковано товаров на миллиард рублей, а бюджету досталось чуть больше 600 млн. руб. 
Отдельный вопрос — как таможня выставляет цены на арестованные товары. Чиновники приглашают специальных оценщиков-профессионалов. 
Например, Московская восточная таможня арестовала 89 автомобилей «Мерседес-Бенц» 200D 1993 года выпуска. На столичном авторынке такие можно купить по 9 тысяч полновесных у. е. Позвали оценщиков. Первый — «Союзэкспертиза» — оценил каждый в 190 тыс. руб. (или 6 тыс. долл.). Таможня этим не удовлетворилась и заказала другую оценку. «Мосэкспертиза» выставила цену в 46–56 тыс. руб. за каждое авто. Это было уже ближе к желаемому результату, но еще не предел. Позвали третьего оценщика — компанию «Гороценка». Заметьте, что все это происходило в течение полугода. Причем если в первичных документах при аресте автомобили были описаны как «не имеющие повреждений», то в заключении последнего эксперта уже имеются и внешние повреждения, и следы коррозии. И стоить каждый «Мерседес» стал всего 50 тыс. руб., т. е. меньше 2 тыс. у. е. Всем оценщикам хорошо заплатили за оказанную услугу, складам — за хранение. Всех выплат набежало на 1,4 млн. руб. 
Происходят вещи и поинтереснее. Центральная базовая таможня «уценила» три новых «Вольво S80 Т6» 2000 г. выпуска. «Городское бюро оценки» назначило цену — 21 тыс. долл. (по данным официального дилера «Вольво», рыночная цена — 50 тыс. долл.). За новую цену машинки с удовольствием приобрели для служебной надобности сотрудники той самой Центральной базовой таможни. Так же они приобрели два новых джипа «Мицубиси Паджеро», «сэкономив» на каждом по 22 тыс. долл. 
Но это еще что! Иногда стражи границы пользуются конфискованной собственностью безвозмездно (то есть даром). Джип «Гранд Чероки» 1996 г. выпуска был получен со склада сотрудниками регионального таможенного управления по борьбе с таможенными правонарушениями ГТК России без предъявления денег и документов. На письма от Счетной палаты ГТК не реагирует. Таможне некогда — она ожидает добро. 
Что это: безалаберность или откровенное злоупотребление? И кого винить: систему, устанавливающуюся годами, или государство, которое платит таможенникам в среднем 3–5 тыс. руб.? «АиФ» будет продолжать эту тему."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации