Конверты для Эллы Памфиловой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::26.10.2009, Фото: АиФ

Конверты для Эллы Памфиловой

Как известная правозащитница "боролась" с привилегиями вместе с Леонидом Невзлиным

Алексей Тихонов

Compromat.RuЗа те почти полные пять лет, что Элла Памфилова возглавляет Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, о деятельности вышеупомянутого Совета мало кто слышал, равно как и о недюжинных усилиях госпожи Памфиловой на этом посту. Только недавно стало ясно, почему.

Когда ее коллега-правозащитник Александр Подрабинек обозвал ветеранов Великой Отечественной «вертухаями» и «палачами», Элла Александровна предала анафеме не его, а членов движения «Наши», которые, организовали многодневный пикет и потребовали у Подрабинека извинений. Чиновник, ответственный за развитие институтов гражданского общества, активность этого общества принялся, используя весь свой административный ресурс, душить. Парадокс? Лишь для тех, кто не знаком с бюрократической карьерой Памфиловой.

Известность Памфилова приобрела в 1989 году, когда стала народным депутатом и членом Верховного Совета СССР. Для этого она даже вступила в КПСС, из которой предусмотрительно вышла лишь накануне путча. В Верховном Совете Памфилова была членом Комиссии по борьбе с коррупцией и секретарем Комиссии по вопросам привилегий и льгот. Вот только борьбу с коррупцией и привилегиями эта деловая женщина понимала, судя по всему, весьма своеобразно.

«Конвертация» министра

Те 2,5 года (15.10 91 - origindate::02.03.94), что Памфилова занимала пост министра социальной защиты населения, система соцзащиты страны практически развалилась. Все это прекрасно помнят и знают. Зато мало кому известно, что деньги Минсоцразвития в те годы бережно хранились в банке МЕНАТЕП, и вместо обогащения граждан, обогощали будущих олигархов.

Во времена семибанкирщины чиновники часто отдавали казенные миллионы в частные руки. Как признавался позднее совладелец ЮКОСа, а ныне заслуженный заключенный Платон Лебедев: «Счета федерального бюджета были в МЕНАТЕПе и в 1994-м, и в 1995-м, и в 1996-м... В 1994 году МЕНАТЕП заработал более миллиарда. Там не только на ЮКОС хватило бы». Словом, миллиардерами Ходорковского, Невзлина, Лебедева  и других делала в том числе и министр «соцразвития» Памфилова. В том числе и за счет граждан, социально защищать которых она вроде как была должна.

Вот как в 96-м году описывал сложившуюся в то время финансовую систему экс-депутат Степан Сулакшин: «Так же обстоят дела в Фонде социального развития, принадлежащем самой Государственной налоговой службе (вспоминайте рассказ о ее руководителе), потратившей 7 миллиардов рублей на дома для своих руководителей. Например, Госналогслужба поместила 35 миллиардов рублей в Оргбанк и еще 16 миллиардов в МЕНАТЕП под проценты в 20 раз меньше, чем в Центральном банке. В результате кто-то положил в карман разницу в 31 миллиард рублей, разбогател, не пошевелив и пальцем». Эксперты полагают, что скорее всего по той же «налоговой» схеме банк Менатеп работал и с министерством Памфиловой.

Разумеется, хранили бюджетные деньги министры в конкретных банках не из платонической любви к конкретным (во всех отношениях) банкирам. В Колпачном переулке, здании центрального офиса МЕНАТЕПа, например, частенько видели женщину, похожую на Эллу Памфилову, выходившую из кабинета Леонида Невзлина с конвертом в руках, и вряд ли в тех конвертах были только приватные письма. И, видимо, подобные «почтовые» радости приходилось отрабатывать.

Дважды (после отставки Гайдара 21 декабря 1992 и в феврале 1994 года) Памфилова подавала прошения об отставке, пока Ельцин, наконец, эту просьбу не удовлетворил. Официальная причина ее самоотвода – не нравилась социальная политика Черномырдина. То есть социальная политика (точнее ее отсутствие) Гайдара, видимо, нравилась, а Черномырдина – нет. Неудивительно, учитывая тесные контакты чиновницы с такими апологетами дикого капитализма, как владельцы банка МЕНАТЕПа.

В 1992 году Леонид Невзлин и Михаил Ходорковский выпустили библию будущих олигархов «Человек с рублем», в которой пропагандировали внутренний регламент своей корпорации в качестве модели для социального устройства страны: «МЕНАТЕП - это подобие стайерского забега с выбыванием. Пробежал круг, пришел последним - все, до свидания. Этой, казалось бы, жестокой, немилосердной системой мы все время запускаем сотрудникам ежа под рубаху. Останется тот, кто самый нужный. Тот, у кого самый большой доход, самая 6ольшая прибыль. Принес прибыль, минимальную, по сравнению с другими? Уступите, пожалуйста, свое место тому, кто на вашем же месте принесет большую прибыль. Эксплуатация? Не знаем. С КЗоТом это не особенно согласуется». Имея друзей с подобными взглядами оставаться на посту соцминистра, и защищать тех, кто по ряду причин не мог участвовать в «забегах» за счастьем, было, действительно, нелегко. Памфилова подалась в плановую отставку. Покровители присмотрели ей новое назначение.  «Людям с рублем» МЕНАТЕПа  было необходимо лоббировать в Кремле внедрение в стране «психологии джунглей».

Правозащитники Невзлин и Памфилова

12 июля 1994 года Борис Ельцин утвердил состав Совета по социальной политике при Президенте Российской Федерации. Кроме Памфиловой (номер один), в него вошли начальник отдела Администрации Президента Евгений Гонтмахер, который сейчас истерически пытается вбить клин между премьером и президентом, губернатор Нижегородской области Борис Немцов (тоже тот еще «социал», знакомый россиянам по дефолту) и представитель бизнеса Леонид Невзлин. Стоит ли удивляться, что с такими защитниками народа и при Черномырдине социальная политика руководства страны была не многим плодотворней гайдаровской.

Совместная работа по претворению взглядов на социальную политику МЕНАТЕПа в жизнь настолько сблизила Памфилову и Невзлина, что на парламентских выборах-1999 ЮКОС перечислил памфиловскому блоку «За гражданское достоинство» 3.300.000 рублей. Напомним, это произошло после того, как в ходе дефолта МЕНАТЕП оставил своих вкладчиков без средств, переведя деньги в другой банк. Образно говоря, политическая карьера Памфиловой строилась на «уведенные» от граждан деньги МЕНАТЕПа. Блок Пафмиловой в Госдуму хронические не прошел, но чувство благодарности к олигархам, видимо, осталось.

В 2003 году, после вскрытия массовых налоговых и уголовных нарушений в работе ЮКОСа-Менатепа Элла Памфилова, в то время уже председатель Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации, принялась делать громкие заявления в защиту руководства ЮКОСа, которому она столь многим была обязана. Особое сострадание она проявила к главному организатору юкосовских заказных убийств Пичугину. Пострадавших и родственников убитых в угоду олигархам россиян «правозащитница» при этом защищать почему-то не бралась. «Сотрудники правоохранительных органов, особенно прокуратуры, мыслят категориями вчерашнего дня, что особенно проявляется в уголовном преследовании бизнеса», - заявляла тогда Памфилова. О категориях дня сегодняшнего ей, видимо, было хорошо известно лишь из книги «Человек с рублем».

Вполне логично в этой связи выглядит покровительство со стороны Памфиловой таких фигур, как террорист Аслан Масхадов (правозащитница предлагала «дать ему шанс» и сделать публичным политиком) или экс-премьер Михаил Касьянов, погоревший на купленной за копейки даче (чиновница нашла в его коррупционном деле «политический момент»). И своим  своеобразным взглядам Элла Памфилова не изменила по сей день.

Это подтверждает и ее прошлогоднее заявление по соучастнику преступлений Невзлина Василию Алексаняну («Хотелось бы надеяться на то, что Верховный суд и Генпрокуратура найдут возможность в рамках своих полномочий, духа и буквы Конституции подойти к решению проблемы этого человека на основе принципов гуманизма и милосердия»). Эхом менатеповских 90-х является  и ее совсем уже свежая позиция по Подрабинеку, которого после оскорбления ветеранов она взялась защищать.

«В каждом громком уголовном деле последних лет есть уголовный состав. Просто политическую окраску всем делам, которые у нас затеваются, придает некая избирательность, а не само существо дела, – так призналась как-то Памфилова. – Другое дело, что уголовных оснований у нас очень много, просто плюнуть некуда. Но так складывалась наша система в 90-х годах, чиновники многое себе позволяли».

Чиновник с богатым прошлым, Элла Памфилова знает, что говорит. Вероятно, проверено на себе. И если на будущих парламентских выборах Элла Памфилова вновь решит податься в депутаты, спонсор по фамилии Невзлин у нее, наверняка, найдется.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif