Конверты с долларами и контролируемые сливы из АП

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Конверты с долларами и контролируемые сливы из АП

Оригинал этого материала
© dolboeb, origindate::28.03.2012

Заказуха в "Новой газете"

Compromat.Ru

Вчера пришлось полсотни раз давать комментарии по поводу наезда «Новой газеты» на соцсеть вКонтакте.

Просуммирую вкратце мои соображения.

«Новая газета» неоднократно изобличена в публикации коммерческой и политической заказухи за деньги. Факты публикации газетой заказных материалов доказаны превыше всякого сомнения. Все публикации заказухи происходили с ведома и согласия главного редактора. Осмысленные комментарии руководства газеты по поводу этих эпизодов отсутствуют.

Все сколько-нибудь серьёзные пиарщики Москвы знают, сколько стоит коммерческая заказуха в «Новой газете» — и в федеральном выпуске, и в региональных версиях. Лично я могу засвидетельствовать, что те статьи по конфликту Дерипаски и «Илим Палпа», которые опубликованы в «Новой газете» под видом редакционных материалов, предлагались к публикации в Ленте.Ру за деньги, но были отвергнуты в связи с их вопиюще заказным характером. Так что я даже знаю, почём обошлась их публикация в НГ.

Заказчиком материала, направленного на дискредитацию «вКонтакте», мог выступать любой претендент на покупку пакета акций этой соцсети. Цена вопроса оценивается в десятки, если не сотни, миллионов долларов.

В свете вышеизложенного у редакции «Новой газеты» был очень простой выбор. Либо подойти к публикации ответственно и представить серьёзные доказательства подлинности публикуемого компромата, либо положиться на то, что пипл схавает компромат без доказательств.

Редакция выбрала второй вариант.

В связи с чем вынужден констатировать: Павел Дуров и Владислав Цыплухин меня до сих пор не обманывали ни разу, а редакция «Новой газеты» обманывала ровно столько раз, сколько раз она предлагала поверить ей на честное слово.

Я не являюсь активным пользователем сети «вКонтакте», потому что для людей моего возраста и социального положения логичней общаться с друзьями и коллегами в Фейсбуке. Но в данном конкретном споре я верю Цыплухину и Дурову, что письма, которые «Новая» опубликовала от их имени, являются фальшивкой. [...]

[@lebedevalex origindate::05.04.2013: В связи сегодняшней публикацией в «Новой» http://www.novayagazeta.ru/inquests/57525.html … не хочет ли @dolboed извиниться за свои слова? http://dolboeb.livejournal.com/2486670.html — Врезка К.ру]


***

Оригинал этого материала
© dolboeb, origindate::09.04.2013, Фото: Daily Mail

Ответ "Новой газете" и её акционеру

Compromat.Ru

Александр Лебедев

За последние дни меня не раз попросили прокомментировать ситуацию с «Новой газетой».

С этим комментарием (который я, разумеется, сел писать ещё в прошлую пятницу, в индийской деревне) есть одна проблема. Дело в том, что если разбираться с моими претензиями к этому уважаемому СМИ обстоятельно и по существу, то получится 20 экранов текста, ссылок, цифр и дат, которые никому не интересно будет читать, кроме, может быть, тех, кого этот текст непосредственно касается. А если излагать вкратце, то за кадром останется много всего существенного, и всё равно не получится коротко. Как бы то ни было, попробую разобраться тезисно. Для простоты последующего обсуждения пункты в моём ответе пронумерованы и убраны под кат.

1. "Новая газета" и коммерческая заказуха

В публикации заказных сливов коммерческого компромата за деньги «Новую газету» обвиняю отнюдь не я. Проблема исчерпывающе задокументирована давно и без моего участия. Обзор заказных материалов, проплаченных газете во время информационной войны между Дерипаской и Смушкиным, прозвучал в эфире радио «Свобода» и доступен на сайте радиостанции. Там, действительно, речь идёт о 2002 годе, но руководство издания с тех пор не поменялось. Перечисленные заказные статьи по-прежнему доступны на сайте газеты. Никакой заметной глазу пометки о рекламном характере в них нет. Почитайте и насладитесь. Может быть, когда-нибудь впоследствии газета устыдилась проплаченных статей или их огласки? Может быть, Юлия Латынина, которая сегодня требует не обсуждать эту историю из-за её давности, как-то комментировала этот эфир «Свободы» в 2002 году? Может, редакция газеты когда-то извинилась перед читателем за эти вбросы, и заявила об отказе от практики размещения заказных публикаций за деньги? Может, Александр Лебедев, становясь учредителем издания, пообещал, что с этой практикой покончено? Рад был бы об этом узнать. Но если публичных извинений перед читателем не было, то детсадовские оправдания в духе «это было давно и неправда» обсуждать не хочется: мы в Интернете, тут все ходы записаны, и прутковского завета «Единожды солгавший, кто тебе поверит?» никто на моей памяти не отменял.

2. Не надо вешать свою чёрную кассу на Анну Политковскую

В «Новой газете» действительно трудятся отважные и самоотверженные журналисты-расследователи. Некоторые из сотрудников газеты в разные годы заплатили жизнью за право называть вещи своими именами и разоблачать сильных мира сего. Других вывозили в лес, хоть редакция и предпочитает об этом эпизоде не вспоминать. Но совершенно недопустимо авторитетом честных журналистов прикрывать ту лавочку по публикации заказных статей, которая действует в издании не первый десяток лет. Конечно, Щекочихин, Политковская и Домников не брали конвертов от Дерипаски и Смушкина, но кто-то же их брал в девяностые, в нулевые, и продолжает брать сегодня. Так уж устроен этот немыслимый для цивилизованного медиарынка постсоветский бизнес: покуда одни лезут под пули, добывая драгоценный эксклюзив, другие деловито распихивают по карманам конверты с платежами пресс-служб за размещение компромата на конкурентов. Как неизбежное следствие такого разделения обязанностей, одних в результате увозят в лес, а другие потом крепко жмут похитителю руку перед телекамерами, объявляя о заключении непубличных джентльменских соглашений. При этом все друг друга называют коллегами, и никто даже не спрашивает, почему ни газета, ни сайт не пытается зарабатывать деньги нормальной медийной рекламой.

3. Качество проверки фактов

Если кто-нибудь вдруг не согласен, что «Новая газета» не прилагает сколько-нибудь серьёзных усилий к проверке достоверности публикуемого компромата, спорить об этом нужно не со мной. Такая оценка содержится, например, во вступившем в законную силу решении Коптевского суда по иску Сергея Кириенко. Иск был связан с публикацией фальшивого письма пяти американских конгрессменов. Обман вскрылся буквально в день публикации, 28 июня 2004 года. А мог бы вскрыться и раньше — если б газета имела практику проверять компромат перед публикацией, и позвонила бы хоть одному из предполагаемых авторов письма (или просто погуглила происхождение вброса, который был шит белыми нитками изначально, и ни одним независимым источником не подтверждался). Но даже после того, как сами конгрессмены опровергли свою причастность к письму, «Новая газета» не извинилась перед Кириенко, а предпочла отстаивать свою правоту в судах. В итоге, конечно, проиграла, и опровержение всё-таки напечатала. Но между разоблачением фальшивки во всех российских СМИ и ее опровержением в «Новой газете» (20 декабря 2004) прошло полгода. А если б Кириенко не подал в суд, то читателям газеты по сей день предлагалось бы считать фальшивое письмо подлинным, а изложенные в нём факты — доказанными превыше сомнения. Предвидя очередную порцию детсадовских отмазок про «давно и неправда», спешу огорчить. Ниже в тексте будет приведён аналогичный эпизод из апрельской (2013 года) практики газеты.

4. Кто заказывает вбросы компромата

Юлия Латынина в последнем «Коде доступа» говорит про скандал с утечкой документации из офшорной зоны BVI: Ни в какой анонимный консорциум журналистов, которые имеют доступ к электронным почтам, я не верю. И в следующей же фразе — вывод: если журналисты не сами раскопали, если мы не видим у истоков утечки никакого Ассанжа и никакого Мэннинга — значит, никакая это не утечка, а целенаправленный контролируемый слив. Так что давайте разбираться, кто заказчик. По-моему, совершенно логичная постановка вопроса, когда всплывает чемодан компромата неизвестного происхождения. Вот и я пишу ровно о том же, только на более близком мне материале. Хоть убейте, но я не верю в то, что журналист «Новой газеты» Андрей Колесников, заделавшись по совместительству крутым хакером, подобрал пароли к почтовым ящикам В.Ю. Суркова и других сотрудников президентской администрации, но ничего там не обнаружил интересного, кроме нескольких писем, порочащих Влада Цыплухина и его свечной заводик TJournal. Мне представляется очевидным, что тут имел место целенаправленный слив Колесникову некоторого компромата — с целями, предельно далёкими от правдоискательства. И рассматривать опубликованный компромат, не интересуясь, кто и зачем его слил, кажется мне некоторой наивностью на грани слабоумия. Людей, подкинувших Колесникову компромат, я считаю заказчиками информационной атаки на сеть «вКонтакте» и её учредителя Павла Дурова. Никаким другим словом организаторов этого вброса не назовёшь. И я не верю, что эти люди страшно рисковали, подбрасывая Колесникову письмо Цыплухина и вордовый файл, авторство которого приписывается Павлу Дурову. Если «Новая газета» категорически отказывается обсуждать происхождение дровишек — то это отнюдь не "защита журналистских источников" (которым ничего не угрожает, ибо они при исполнении), а банальный сговор между редакцией и заказчиками наезда на строптивую соцсеть, которая уже полтора года отказывается блокировать оппозиционные сообщества сторонников Алексея Навального.

5. Кто подставил Сергея Канева

В том же «Коде доступа» Юлия Латынина пытается подкрепить вброс против «вКонтакте» авторитетом бесстрашного журналиста Сергея Канева, чью репутацию я будто бы могу опорочить ссылками на целлюлозную заказуху 2002 года (где его имя не фигурирует). На самом деле, никто в России не сделал столько для дискредитации журналиста Канева, как сама редакция «Новой газеты» в одном материале от 2 апреля с.г.. Там опровергаются фактические утверждения, сделанные в двух статьях Канева за август и сентябрь прошлого года: Информация о том, что знакомая М.Коряка Наталья Позднова по оперативным данным ранее «работала гадалкой», носит предположительный характер. Наконец, не получили своего документального подтверждения и сведения о том, что М.Коряк представлялся когда-либо «советником» или «другом» Путина, выступал в качестве «решальщика», а также о том, что к М.Коряку имеют претензии некие киллеры и их заказчики, которые «тоже стали жертвами его разводок».

Ни о каком судебном решении, принудившем газету к публикации такого опровержения, в тексте не упоминается. То есть речь идёт об очередном секретном и полюбовном соглашении, которое редакция заключила с фигурантом своих обличений, согласившись по ходу дела разрушить всю обвинительную фабулу, выстроенную Сергеем Каневым по итогам его расследования. Конечно же, между первым и вторым событием прошли фирменные полгода, как в случае с Кириенко, и редакционное опровержение заняло раз в 20 меньше газетного места, чем исходные обвинения. Но, друзья мои, формулировка о том, что «факты не получили документального подтверждения» — это нонсенс и оксюморон. Во-первых, получается, что Сергей Канев — не расследователь, а сказочник почище Андерсена. Если никаких подтверждений его обвинениям не нашлось и через полгода после их публикации, то это значит, что таких подтверждений не было изначально (даже в форме чьего-нибудь «оценочного суждения», освобождающего газету от ответственности за достоверность). Не могли же доказательства рассосаться задним числом, правда? Выходит, под видом проверенных журналистом достоверных сведений публиковались его личные домыслы, а потом полгода все ждали, пока они как-нибудь сами себя докажут — но, вот ведь незадача не дождались. Во-вторых, если некие сведения не нашли подтверждения ни до, ни во время, ни после публикации, то нет ни одной причины именовать их «фактами».

Лично я склонен думать, что в данном конкретном случае Канев как раз ничего не выдумывал, и что основания для обвинений у него были самые веские (например, материалы следствия). Просто редакция по каким-то, как обычно, непубликабельным соображениям заключила очередное джентльменское соглашение с «потерпевшим» ценой дискредитации журналиста. В любом случае, если кому-то в апреле 2013 года захочется обвинить Сергея Канева в публикации недостоверных сведений, для этого нет нужды ворошить архивы целлюлозных войн. Достаточно ткнуть пальцем в официальное опровержение от origindate::02.04.2013.

[Stringer.ru, origindate::18.03.2013, "Михаил Коряк, объявленный в международный розыск, под трогательной защитой Роскомнадзора": В прошлом году достоянием общественности стала жизнь "героя нашего времени", человека по имени Михаил Коряк. Он из славного племени "решал". Сбежав от навязчивого внимания Следственного комитета РФ, Михаил Коряк нанял адвоката, Чудновского Олега Рафаиловича, который принялся за важное дело — подтирку сведений о своем клиенте. На сторону адвоката Чудновского и его клиента по имени Михаил Коряк встал орган под названием Роскомнадзор. Специалисты этого органа трогательно заботятся о том, чтобы со страниц СМИ и интернет-сайтов исчезли все данные об этом герое — Врезка К.ру]

6. Где доказательства против Дурова и вКонтакте?

Compromat.Ru

Теперь вернёмся к нашей главной теме. В статье Андрея Колесникова от 27 марта цитировалось два документа, вброшенных неизвестным доброжелателем: письмо Павла Дурова Суркову и сопроводительный комментарий Владислава Цыплухина. Эти материалы призваны доказать, что руководство ООО «вКонтакте» занимается политическими провокациями с использованием поддельных сообществ на базе одноимённой соцсети. Я просил как-нибудь обосновать подлинность двух опубликованных документов (по моему впечатлению, там половина текста из реальных писем, а другая половина дописана заказчиком, и линию склейки видно невооружённым глазом). Ответа на свой вопрос о доказательствах по двум этим документам я не получил по сей день. Вместо этого в публикации от 5 апреля приведено 18 совершенно других писем, в которых Павел Дуров не является ни отправителем, ни получателем. Речь в этих письмах действительно идёт о политических манипуляциях, только площадка, на которой они устраиваются — не «вКонтакте», а Твиттер и некий ресурс TJournal. Письма, опубликованные 5 апреля, действительно являются подлинными, в чём признался уже и сам Цыплухин. И они его, конечно же, очень серьёзно компрометируют. Но Цыплухин и Дуров — это разные люди, а «вКонтакте» и Твиттер — разные площадки. Что Цыплухин когда-то подрабатывал кремлёвскими PR-заказами на спам в Твиттере, а потом перестал, и его за это примерно наказали путём слива в «Новой газете», я и не спорю: именно так всё, видимо, и было. Но в заголовках вброса от 27 марта фигурировали не Цыплухин и Твиттер, а Дуров и «вКонтакте». Заказ, очевидно, направлен против Дурова и ВК, а не против отставного пресс-секретаря и его никому не интересного свечного заводика TJournal. И ровно вот этот компромат, про «перекрещенный траффик» и пламенную личную любовь Дурова к Суркову, мне предлагается принять без доказательств. А я, извиняюсь, не готов. Потому что мы видели, как сегодня в «Новой газете» отмахиваются от заказухи и дезы нулевых, с мотивировкой «Это было несколько лет назад, поэтому давайте забудем». А через несколько лет точно так же станут отмахиваться и от нынешних публикаций — ссылаясь на вышедшие сроки оспаривания.

7. Почему компромат вбрасывали именно через "Новую"?

Сам по себе подзаголовок статьи от 27 марта для любого человека в теме выглядит неуклюжей и циничной подтасовкой известных фактов. Та форма сотрудничества с ФСБ и Управлением «К» МВД, которую газета инкриминирует Павлу Дурову и сети «вКонтакте», чёрным по белому прописана в действующем российском законодательстве. По этой схеме (выдача пользовательских данных в ответ на формальный запрос) с российскими силовыми ведомствами сотрудничают не только Яндекс, Рамблер и Mail.Ru, но и калифорнийская корпорация Google. Которая на своём сайте прямо об этом отчитывается — да и все прочие площадки из таких фактов секрета не делают. Я вполне допускаю, что журналист Андрей Колесников на момент публикации об этом не подозревал. Вероятно, по этой причине именно он и был избран заказчиками для осуществления вброса — как человек, смыслящий в Рунете меньше калифорнийских и гаагских юристов, и потому способный принять общеизвестный факт из многолетней практики СОРМ за убойный компромат весны 2013 года. Но если б дело происходило в любой другой редакции, исходящий от журналиста вброс был бы проверен его коллегами, смыслящими в теме. Думаю, что именно по этой причине заказчик и не отнёс свою папочку с компроматом в «КоммерсантЪ» или «Ведомости», в Ленту.Ру или Газету.Ру. Там бы её начали проверять, высчитывать DKIM, и уж конечно никогда бы не вынесли дуровское «сотрудничество с ФСБ» в заголовок. А у «Новой газеты» — специфический подход к проверке публикуемых сливов, о котором выше сказано достаточно, не буду повторяться. Никаких других рациональных причин для появления этого вброса именно в «Новой газете» я не вижу.

8. "вКонтакте" опровергает

Уже после публикации от 5 апреля действующий пресс-секретарь «вКонтакте» дал комментарии телеканалу «До///дь». И вновь повторил, что письмо, авторство которого газета приписала Павлу Дурову, является фальшивкой. «Я знаю точно, что Дуров никогда такое не написал бы,» — заявил Георгий Лобушкин. Такова официальная позиция соцсети и её создателя на сегодняшний день. Конечно, если б на другой чаше весов лежали документы, опубликованные «Коммерсантом» или «Ведомостями» после принятой в этих изданиях фактической проверки, я мог бы Лобушкину с Дуровым только посочувствовать. Но тот кредит доверия, который есть у меня к «Новой газете», на анонимные сливы против коммерческих структур не распространяется. Да простят меня все те достойные люди, которые в этой газете с риском для жизни публикуют настоящие журналистские расследования, без конвертов с долларами и контролируемых сливов из АП.

Вместо послесловия

Моё предложение из предыдущей заметки остаётся в силе. Если «Новая газета» когда-либо представит доказательства того, что с ведома и согласия Павла Дурова на площадке «вКонтакте» осуществлялись провокации, о которых поведал миру Андрей Колесников, я охотно их здесь опубликую. У меня нет ни одной причины на свете выгораживать «вКонтакте». Я не являюсь ни акционером, ни наёмным сотрудником, ни даже сколько-нибудь активным пользователем этого сервиса. Я куда лучше знаком с журналистами «Новой газеты», чем с акционерами и сотрудниками питерской соцсети.

Но судя по тому, что Юля Латынина зачем-то объявила меня «другом Дурова», на вопрос, почему я вообще вписался в эту разборку, стоит дать ответ.

Я вернулся в Россию в 1997 году, и 16 лет наблюдаю за тем, как в здешней прессе работают механизмы информационного киллерства, заказного пиара, джинсы и манипуляции курсом ценных бумаг через инсайдерские сливы. Эта практика всегда представлялась мне постыдной. Но, к счастью, основные бюджеты, которыми она питается, — деньги сырьевых олигархов, делящих промышленные активы, госчиновников, нечистых на руку силовиков и биржевых спекулянтов. Интернет-рынок до самого последнего времени казался этой публике слишком ничтожной целью, поэтому формирование нашей отрасли как-то обошлось без этого говна. Как обошлось оно без бандитов, крышевания, министров в доле, откатов, наездов, похищений и заказных налоговых проверок.

А сейчас какие-то люди, для которых ведение чёрных PR-войн является привычным занятием, решили влезть с этой дубиной в Интернет. И мне не очень важно, кто эти негодяи: володинские они, сурковские, малофеевские, или чьи-то ещё. Мне в любом случае не хочется, чтобы они тащили это своё говно в Рунет. Мне хватает Единого реестра и уголовных дел против блоггеров.

«Новая газета» — продукт 1990-х, и ментальность её с той героической поры не изменилась. В этой редакции не понимают, до какой степени Интернет поменял правила игры в сфере расследовательской журналистики. В «Новой» работают по старинке. Вброс писем от Андрея Колесникова — точное повторение истории 2004 года про «письмо американских конгрессменов». А мы живём в эпоху WikiLeaks и Алексея Навального. Первое правило пехтинга — любые обвинения должны быть доказаны превыше сомнения перед тем, как мы начинаем их обсуждать.

Конечно, это неудобная ситуация для разоблачителей. Навальный никак не может договориться с Пехтиным и отозвать свои обвинения. Бастрыкинский бизнес в Чехии не исчезнет с той же лёгкостью, с какой рассосались за закрытыми дверьми все претензии «Новой газеты» к этому деятелю. Краденая диссертация Астахова не станет оригинальной. Потому что в 2013 году нужно сперва представить доказательства на суд независимой публики, и лишь потом предъявлять обвинения. И эти обвинения впоследствии нельзя будет взять назад по джентльменскому соглашению. Что в «Новой газете» этого не понимают, должно остаться проблемой «Новой газеты», а не тех, кого в ней мочат по заказу, коммерческому или политическому.