Конгрессмен Уэлдон на страже интересов российской компании.. Макаров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Когда крупная российская газодобывающая компания с большим кошельком и сомнительной репутацией предприняла усилия для расширения своих позиций на богатом американском рынке, конгрессмен-республиканец от штата Пенсильвания Курт Уэлдон (Curt Weldon) приложил массу усилий для продвижения ее интересов.

В агентстве по торговле и развитию США Уэлдон прорабатывал вопрос предоставления субсидии корпорации "Itera International Energy Corp." для разработки крупного газового месторождения в западной Сибири. Он продолжал лоббирование интересов "Итеры" даже после того, как правительство проявило обеспокоенность по поводу утверждений относительно участия компании в сомнительных деловых операциях.

Он пожаловался ведущему советнику президента Буша по политическим вопросам Карлу Роуву (Karl Rove) и министру энергетики Спенсеру Эйбрахаму (Spencer Abraham) о неправильном отношении правительства к "Итере". Он уговаривал высокопоставленного чиновника Вашингтона, бывшего директора ЦРУ Джеймса Вулси (James Woolsey) оказать компании консультационные услуги по вопросам корпоративной этики, что улучшило бы ее авторитет и репутацию.

Действия Уэлдона сами по себе вполне логичны, поскольку он давно занимается развитием связей между американскими и российскими энергетическими компаниями. Но в связи с компанией "Итера" возникает два вопроса.

Почему американский конгрессмен так активно поддерживает компанию, которая, по мнению многих западных аналитиков, имеет репутацию организации с неэтичной практикой деловых отношений?

Не были ли нарушены нормы этики Конгресса, когда 29-летняя дочь Уэлдона и его политический союзник в графстве Делавар Чарлз Секстон (Charles P. Sexton Jr) получили от "Итеры" контракт на 500 000 долларов в области связей с общественностью? Это произошло как раз в тот момент, когда Уэлдон вел активное лоббирование интересов компании.

Связь Курта Уэлдона и его дочери с "Итерой" возникла в то время, когда эта компания захотела отполировать свой имидж в глазах Запада. Возмущенные западные инвесторы в тот момент обвиняли "Итеру" в присвоении активов другой газодобывающей компании, в которую они вложили свои средства.

"Итера" хорошо начала свою деятельность, однако потом погрязла в злоупотреблениях", - считает Андерс Аслунд (Anders Aslund), директор Российской и Евразийской Программы в рамках Фонда международного мира Карнеги, и добавляет, что в последнее время компания улучшила практику деловых отношений.

Представители "Итеры" резко отрицают какую-либо причастность к нарушению норм корпоративной этики, заявляя, что утверждения о нечестных сделках исходят от конкурентов.

Лазарь Финкер (Lazar Finker), вице-президент компании по государственным вопросам, подчеркивает: "Никогда, начиная с первого дня своей деятельности, "Итера" не занималась незаконными операциями, никогда она не присваивала чужие капиталы."

Однако, когда в 2002 году обвинения против "Итеры" достигли апогея, Уэлдон стал ее страстным защитником в высоких инстанциях. Он не прибегал к оправданиям своих действий, заявляя, что постсоветская деловая жизнь полностью погрязла в коррупции.

"Недобросовестность? О какой недобросовестности может идти речь, когда после распада коммунистической системы все богатства народа были переданы бывшим президентом Борисом Ельциным горстке близких людей?" - заявляет Уэлдон.

Оценка комитета по вопросам этики.

Усилия Уэлдона в интересах компании "Итера" и еще двух организаций - российского военно-промышленного подрядчика и сербского семейного фонда - вызвали бурю протеста со стороны вашингтонских групп в защиту этики и ряда избирателей. Они утверждают, что Уэлдон использует свое кресло в Конгрессе для развития бизнеса собственной дочери.

По просьбе Уэлдона комитет по этике начал рассмотрение этого вопроса, чтобы определить, нарушал ли он нормы этики Конгресса. В это же время одна из вашингтонских групп в защиту этики призвала министерство юстиции дать заключение, не нарушал ли Уэлдон законов против взяточничества.

Уэлдон рассвирепел, когда узнал об обвинениях в том, что его действия сыграли решающую роль в получении контракта компанией "Solutions North America", которая была создана его дочерью и одним из его старых политических союзников в графстве Делавар Чарлзом Секстоном (Charles P. Sexton Jr).

Уэлдон заявляет: "Все, что я делал с этими компаниями, задокументировано, и документы вполне законны. Мне совершенно не за что приносить извинения." Отвечая на насмешливые замечания, что дочь без его помощи никогда не получила бы такой контракт, Уэлдон говорит: "Я не делал ничего незаконного, я никого не упрашивал о проведении встреч, я никого не умолял, чтобы моя дочь получила этот контракт."

Однако группы по вопросам этики объяснениями Уэлдона не удовлетворены. Юрист и официальный представитель государственной правоохранительной группы "Campaign Legal Center" Марк Глэйз (Mark Glaze) так говорит о Карен Уэлдон: "Не вижу никакой другой причины, по которой она могла бы получить этот контракт. Намек был совершенно прозрачен: купите дочь, и в придачу получите отца. Существовала тесная связь между деловыми интересами дочери Уэлдона и его работой в Конгрессе, в Комитете по делам вооруженных сил."

Карен Уэлдон отказалась от комментариев. Секстон, которого застали дома по телефону, сказал единственную фразу, прежде чем повесить трубку: "Я не разговариваю с репортерами."

Законодательная деятельность.

Адвокат компании "Solutions North America" Джозеф Фиораванти (Joseph Fioravanti) сказал, что фирма получала клиентов не от Курта Уэлдона, а от юриста, занимающегося в Филадельфии вопросами иммиграции, Джона Галахера (John Gallagher). Галахер давний друг и деловой партнер Курта Уэлдона, поддерживающий широкие деловые связи в России. Финкер, со своей стороны, заявил, что когда "Итера" заключала контракт с компанией, ее руководство понятия не имело, что Карен Уэлдон имеет долю в "Solutions North America".

Галахер тоже мог оказаться в выигрыше, благодаря помощи Уэлдона.

В прошлом году Уэлдон внес законопроект, согласно которому правительству Молдовы было бы прекращено оказание помощи до разрешения им коммерческого спора по вопросу собственности коньячного завода, находящегося в этой бывшей советской республике. Галахер и его партнеры вложили в это предприятие 2,5 миллиона долларов. Уэлдон отозвал законопроект назад после того, как руководство республиканцев сказало ему, что у него нет шансов быть принятым.

Кроме деятельности в интересах "Итеры", Уэлдон также продвигал интересы двух других компаний, которые пользовались услугами фирмы его дочери. Он рекомендовал Пентагону заключить с российской компанией "Саратовская Авиация" контракт на разработку экспериментального самолета.

Он также несколько раз пытался убедить руководство Государственного Департамента пересмотреть решение об отказе во въездных визах братьям-сербам Драгомиру и Боголюбу Каричам, поскольку те были связаны с бывшим президентом Югославии Слободаном Милошевичем, находящимся сейчас под судом по обвинению в совершении военных преступлений. Семейный фонд, связанный с братьями Каричами, также пользовался услугами "Solutions North America ".

В итоге фирма Карен Уэлдон за год получила около 1 млн. долларов.

В начале 90-х годов "Итера" только входила в российский энергетический бизнес, продавая природный газ в бывших советских республиках и получая в оплату бартерные товары или наличные средства. Ельцин к тому времени провел разгосударствление целых отраслей, отдав самые "жирные сливки" своим закадычным друзьям и приближенным политикам, многие из которых за одну ночь превратились в миллиардеров.

Менее чем за 10 лет "Итера" стала коммерческим гигантом с годовым оборотом в 5 миллиардов долларов. Группа западных инвесторов выступила с обвинением, что такой быстрый рост "Итеры" стал результатом нечестных сделок с бывшей государственной монополией "Газпром", из которой к "Итере" перешло 5 млрд. долларов. Критике были подвергнуты некоторые сделки, по которым "Газпром" продавал "Итере" природный газ и газовые месторождения по ценам намного ниже рыночных. По словам критиков, "Газпром" серьезно пострадал от таких сделок.

"С самого начала "Итера" была "темной" компанией, поскольку никто не мог понять, откуда она получает свои капиталы и активы", - заявляет эксперт по России в Стэнфордском университете Майкл Макфол (Michael McFaul).

Джеймс Фенкнер (James Fenckner), эксперт московской компании "Тройка-Диалог", крупнейшего российского посредника в торговле ценными бумагами, заявляет, что эти сделки "были просто нечестными".

Когда в феврале 2002 года американское Агентство по торговле и развитию объявило о своем решении предварительно утвердить субсидию для "Итеры" на сумму 868 000 долларов в целях разработки Ачимовского газового месторождения в западной Сибири, Фенкнер и другой критик "Итеры" Уильям Браудер (William Browder) начали активно действовать.

Браудер, глава инвестиционного фонда "Hermitage Capital Management", имеющего штаб-квартиру в Москве, приехал в Вашингтон и убедил высшее руководство администрации Буша отменить предоставление субсидии. В качестве доводов он приводил следующие аргументы: хотя сумма субсидии относительна невелика в сравнении с общей стоимостью проекта, оцениваемого в 1 млрд. долларов, своим решением о выделении субсидии правительство США выражает доверие и признание компании, которая не может объяснить, откуда она получила свои активы и кто ее владельцы.

В дополнение к этому Фенкнер утверждал, что "Итера" может умело воспользоваться фактом утверждения субсидии, чтобы получить от Экспортно-импортного банка США или от частных финансовых компаний инвестиции или кредитные гарантии.

Через несколько дней после визита Браудера Агентство по торговле и развитию приостановило утверждение субсидии. Оно запросило компанию предоставить больше информации о своей деятельности и о ее владельцах. Агентство также попросило "Итеру" представить исчерпывающую документацию о правах собственности на газовое месторождение.

Уэлдон продолжал деятельность в защиту компании. Он написал по меньшей мере два письма в Агентство по торговле и развитию, доказывая, что разработка этого газового месторождения может принести американским поставщикам сотни миллионов долларов в рамках контрактов.

В мае 2002 года Уэлдон во главе делегации Конгресса посетил Москву, где провел встречу с генеральным директором "Итеры" Игорем Макаровым, посвященную проблемам, связанным с получением субсидии. Позже, на пресс-конференции он дал высокую оценку "Итере" как "корпорации, благодаря которой многие американские компании могут участвовать в совместных проектах".

На пресс-конференции месяцем позже Уэлдон призвал правительство США предоставить субсидию "Итере".

Уэлдон тогда сказал: "Я думаю, "Итера" делает хорошее дело, стремясь вкладывать средства в США и вовлекая американские компании в совместную деятельность. Мне кажется, это хорошо. Я призываю администрацию не медлить и позволить "Итере" делать то, что она делает очень хорошо. И я думаю, что сумма субсидии невелика - что-то около 700 или 800 тысяч долларов. Считаю, что ее следует утвердить."

В сентябре прошлого года "Итера" оплатила гостиничные счета Уэлдона, когда он в качестве гостя участвовал в Нью-Йорке в радиопрограмме на русском языке. Майкл Коналлен (Michael Conallen), руководитель аппарата Уэлдона, сказал, что во время передачи тот заявил, будто бы отказывая "Итере" в субсидии и консолидируясь с оппонентами компании, США проявляют пристрастность в споре, относящемся к сугубо внутренним торговым и политическим проблемам России, и что Америка должна оставаться в стороне от этого спора.

24 сентября 2002 года при содействии Уэлдона в библиотеке Конгресса был проведен обед в честь Макарова и возглавляемой им компании "Итера". Накануне обеда "Итера" направила Карен Уэлдон по электронной почте ряд сообщений, в которых подчеркивалось, что последние детали предполагаемого 500-тысячного контракта с "Итерой" должны быть обсуждены во время этого обеда.

На обеде присутствовали 30 представителей от обеих партий, дипломаты из восьми государств и 18 представителей российского правительства.

Двумя днями позже Уэлдон выступил с хвалебной речью в адрес компании на заседании Конгресса. Он вспомнил о вопросах относительно "Итеры", ответов на которые не было получено, и сказал, что убедил Вулси и бывшего министра энергетики Джеймса Уоткинса (James D. Watkins) стать советниками компании по проблемам добросовестного корпоративного управления.

Однако сам Уоткинс в интервью заявил, что не работает на "Итеру", поскольку компания не ответила на его запрос о предоставлении информации относительно ее владельцев и истории деятельности. Вулси сказал, что отклонил предложение "Итеры", потому что больше не хочет работать в советах компаний.

"Курт хотел, чтобы я согласился работать в "Итере". Он чувствовал, что я могу оказаться полезным", - отметил Уоткинс, добавив, что он участвовал в работе нескольких заседаний, но отказался от оплаты. "В какой-то момент они захотели, чтобы я принял участие в дальнейших заседаниях. Но я чувствовал беспокойство, поскольку не получил полной информации. Они хотели, чтобы я одобрил их действия, однако я не собирался этого делать."

После того, как Карен Уэлдон и Секстон 30 сентября 2002 года подписали контракт с Макаровым, Курт Уэлдон помог составить и запустить в работу программу студенческого обмена между Россией и США через Фонд Свободы, действующий в Вэлли-Фордж. Об этом сообщил президент и генеральный директор фонда Арон Зигель (Aaron Siegel). Отчасти программа имела целью улучшить публичную репутацию компании.

Данная программа, наряду с другими проектами, реализуемыми от имени "Итеры", была включена в список деятельности компании "Solutions North America", представленный министерству юстиции.

Однако в конце концов, "Итера" не смогла получить поддержку американского правительства.

После того, как Агентство по торговле и развитию в марте 2002 года приостановило утверждение субсидии "Итере", оно в течение многих месяцев запрашивало у компании дополнительную информацию относительно ее акционеров и собственников газового месторождения. Однако, по заявлению Агентства, компания таких разъяснений не дала.

Директор управления Европы и Евразии Госдепартамента Брайан Кокс (Brian Cox), объясняя решение об отмене субсидии, отметил, что остаются неотвеченными вопросы относительно репутации "Итеры" и того, как компания получила активы и капитал "Газпрома". В тот время, когда было принято решение об отказе в предоставлении субсидии, Кокс работал в посольстве США в Москве.

В результате Агентство по торговле и развитию в декабре того же года отменило решение о выделении субсидии.

Опубликовано на сайте inosmi.ru: 07 мая 2004 Оригинал публикации: Weldon ethics questioned over Russian firm"