Кондауров, член фракции КПРФ в "Мои политические взгляды и убеждения никакого отношения к деятельности и теориям КПРФ не имеют."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кондауров, член фракции КПРФ в Думе: "Мои политические взгляды и убеждения никакого отношения к деятельности и теориям КПРФ не имеют"

Как в КГБ, так и в "ЮКОСе" генерал занимался одним и тем же — борьбой с инакомыслием

© "Известия", origindate::12.08.2004, "Персонажи с подобным образом мысли являются социально опасными"

Ольга Костина

В «Известиях» за 9 августа опубликовано весьма показательное, саморазоблачительное интервью господина Кондаурова, отставного генерала КГБ, соратника и защитника руководителей нефтяной компании «ЮКОС». Оставлять изложенное в этом тексте без внимания невозможно.

Обратимся к фактам.

1. Интервью опубликовано в процессе формирования суда присяжных по делу Пичугина. Однако господин Кондауров не является процессуальным лицом и не может оценивать качество доказательной базы, собранной по делу. Его личные, ничем не подтвержденные характеристики участников будущего процесса также неуместны с точки зрения закона, так как могут оказать влияние на формирование мнения присяжных. К слову, никого из комментирующих сторонников «ЮКОСа» не смущает то обстоятельство, что общественность не имеет доступа к материалам следствия и не может сформировать о нем объективного представления.

2. Комментарии генерала Кондаурова, касающиеся моего профессионального уровня, едва ли уместны. Алексей Петрович недостаточно авторитетен в профессиональной среде, к которой относится десятилетняя деятельность Бюро общественных связей «Союз». Пассажи о низкой оценке моей работы и моих способностей руководством «ЮКОСа» тоже, мягко говоря, сомнительны. Леонид Невзлин, мнение которого Кондауров не подвергает сомнению, подарил мне в 1994 году вышедшую под его именем книгу «Public Relations — кому это надо?» Книгу, правда, он писал не сам, а вот дарственная надпись сделана его рукой:

«Дорогой Оле, с непониманием, как такое юное существо может не только разбираться в предмете этой книги, но и оказывать сильное влияние на взгляды автора.

Я надеюсь на совместный успех. С любовью и уважением. Л.Б. Невзлин».

Это не единственная характеристика моих «средних», по мнению Кондаурова, способностей со стороны руководителей «ЮКОСа».

Что же касается сроков моей работы где бы то ни было, то существуют документы, отражающие мой трудовой путь, и документы эти также не подтверждают суждения, высказанные в интервью.

3. Распространение информации о моей якобы психической неадекватности тоже для меня не новость. Господин Кондауров занимается этим уже несколько лет, стараясь таким образом повлиять и на следствие, и на мою карьеру. Собственно, как в КГБ, так и в «ЮКОСе» генерал занимался одним и тем же — борьбой с инакомыслием доступными, сильно отдающими 37-м годом методами.

Заодно обладатель «крепкой и здоровой психики» Кондауров заподозрил меня в «самозаказе» — то есть в попытке убийства моих родителей и моего маленького ребенка. Персонажи с подобным образом мысли, как мне кажется, являются социально опасными и по идее, должны содержаться в специализированных местах, причем отнюдь не в Госдуме.

4. Попытки притянуть к этим печальными страшным приключениям окружение мэра Москвы, похоже, и вовсе были спланированы заранее. За несколько месяцев до взрыва в подъезде (дома, где живут родители Костиной. — «Известия») господин Невзлин настойчиво запугивал близких мне людей рассказами о смертельной опасности, исходящей от некоторых соратников Юрия Лужкова. А когда все случилось, и вовсе перешел на личности. Не желая становиться объектом столь сомнительной и грязной интриги, я написала заявление об уходе, к которому приложила письмо, объясняющее свое решение. Это тоже не тайна, как и уже пятилетнее консультирование мною различных руководителей ФСБ в рамках общественных и консультативных органов. Кстати, вопреки нескольким провокациям господина Кондаурова эта работа продолжается и по сей день.

5. Но едва ли не самый интересный фрагмент из всего сказанного Алексеем Петровичем это история с журналом «Компромат». Читателям подан наглядный пример, как поступать со свободой слова. Правда, почему-то генерал постеснялся рассказать историю до конца. А напрасно. Как все вы шесказанное, она существует в документах, в том числе подписанных самим Кондауровым. Дело в том, что, получив отказ от выкупа тиража, Алексей Петрович обратился в Хамовнический суд, который — не в пример басманному правосудию — не медленно принял заявление и сразу вынес решение об аресте тиража неугодного издания. И тут самое интересное даже не в том, что арест тиража до выхода есть нарушение Конституции, а в том, что, согласно заявлению гражданина Кондаурова, нанесло ему оскорбление. «Мои политические взгляды и убеждения никакого отношения к деятельности и теориям КПРФ не имеют...» — написал А. Кондауров в своем иске. Для справки хочу сообщить, что Алексей Петрович был избран в Государственную думу по списку КПРФ и на сегодняшний день является членом фракции Коммунистической партии. Этот эпизод лишний раз показывает, насколько странные представления у Алексея Петровича со товарищи о правде, и лжи.

В 1995 году Михаил Ходорковский рассказал мне притчу. На погибающего от холода воробья нагадила проходившая мимо корова. Согревшись в коровьей «лепешке», он зачирикал, был замечен кошкой, извлечен и немедленно съеден. Выводы: не всякий, кто посадил тебя в дерьмо, — твой враг. Не всякий, кто вытащил тебя из дерьма, — твой друг. Ну и главное: сидишь в дерьме — не чирикай. Должно быть, не всем сотрудникам Михаил Борисович рассказывал эту поучительную историю.