Конец «тамбовского» дела

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Конец «тамбовского» дела FLB: Почему пробуксовывает следствие по делу Владимира Барсукова (Кумарина). К чему приводят «досудебные соглашения». «Процесс века» превратился в «позор века»?

"Двухлетний сериал «петербургско-тамбовского дела» по-прежнему тревожит предпринимателей и милицейских чинов обеих столиц. И если первые наблюдают за сюжетом из соображений собственной безопасности, отмечая современные методы работы правоохранителей, то вторые с переменным успехом пытаются нарисовать логичную и аргументированную линию обвинения. В августе 2007 года произошел широко разрекламированный захват Владимира Барсукова (Кумарина), которого обвинение считает чуть ли не главным рейдером Северной столицы. Предпринимателя брали как опасного террориста – силами нескольких спецподразделений. Генералы как будто опасались, что Барсуков окажет вооруженное сопротивление и развяжет на улицах города войну с милиционерами. Впрочем, ничего подобного не случилось. Арест прошел достаточно спокойно, причем, вопреки ожиданиям, ни в квартире предпринимателя, ни в его загородном доме, ни в офисах близких к нему компаний ничего противозаконного не нашли. А раз так, обвинение решили строить на показаниях свидетелей, так как иных весомых доказательств вины подозреваемого обнаружить не удалось. Естественно, дело пошло на особый контроль Управления по надзору за процессуальной деятельностью Генеральной прокуратуры РФ, после чего обвиняемого в обстановке строжайшей секретности перевезли из Петербурга в Москву. Свидетель №1 Предполагалось, что уже в июне этого года в Мосгорсуде будет вынесен обвинительный приговор Барсукову по 159-й статье – за рейдерский захват ресторана «Петербургский уголок» и универмага «Смольнинский». Но за прошедшее время обвинение буквально рассыпалось по кусочкам. Оказалось, что следствие не справилось с основной задачей и не смогло представить аргументированные доводы в пользу обвинительного заключения. Планировалось, что в фундамент обвинения лягут показания осведомленных свидетелей. Но, как показала практика, этот фундамент оказался крайне ненадежным. На первом же заседании, состоявшемся в апреле этого года, обвинение представило суду своего главного свидетеля – предпринимателя Бадри Шенгелия. Именно на его показаниях строится обвинение по большинству эпизодов, вменяемых Барсукову. Из досье FLB: [1] «авторитетный предприниматель» Бадри Шенгелия 5 февраля 2008 года был приговорен Невским районным судом г. Санкт-Петербурга к 2 годам и 9 месяцам лишения свободы за захват предприятия ЗАО «СКАМ». Это достаточно мягкое наказание стало результатом того, что осенью 2007 года Бадри Шенгелия вступил в сделку со следствием и дал показания на «ночного губернатора» Петербурга Владимира Барсукова (Кумарина). А уже 25 февраля 2009 г. информационные агентства сообщили, что один из «лидеров преступной группировки» Бадри Шенгелия вышел на свободу из изолятора N3 города Выборга, получив условно-досрочное освобождение.. Свидетель Шенгелия в первую очередь заявил, что хорошо знает всех подсудимых. Правда, практически сразу пояснил, что знаком с ними не лично, а только по рассказам одного из них – Вячеслава Дрокова. Из разговоров с ним, а также после прочтения криминальной хроники и материалов Агентства журналистских расследований, Шенгелия сделал вывод о том, что Барсуков является «лидером тамбовского ОПС». О том, что Барсуков занимается рейдерскими захватами, Шенгелия знал не только понаслышке. Судя по его показаниям, начиная с 2004 года, к нему регулярно стал обращаться Вячеслав Дроков с просьбой оказать юридическое содействие по захвату объектов, а законопослушный Бадри Шенгелия всегда отказывался. Дальнейшие показания противоречат предыдущим – оказывается, Шенгелия неоднократно бывал на встречах в легендарном питерском отеле «Золотая страна», в ходе которых обвиняемые обсуждали коварные планы захвата тех или иных предприятий. Выходит, Шенгелия знал обвиняемых лично, а не только из рассказов и статей? Но, по его же собственным словам, сам никогда личного участия в захватах не принимал – только слушал разговоры. Лопата как орудие рейдера В одном из своих выступлений главный свидетель описал один эпизод, который, по мнению обвинителей, может характеризовать Владимира Барсукова. Речь идет о нераскрытом убийстве предпринимателя Сергея Орлова, совершенном в Приозерске три года назад. Орлов, по слухам, работал на самого Шенгелия, обеспечивая связь с сотрудниками 15-й межрайонной инспекции ФНС. На суде, где слушалось дело Барсукова, Шенгелия высказал свою версию преступления. Убийц Орлова, по мнению отслеживающих процесс журналистов, он перечислил по фамилиям: «Дороселия, Антилава, Цыганок». Они, по его словам, являются «людьми Барсукова», хотя по другим версиям – работали, опять же, в команде Бадри Анзоровича. Так или иначе, говорят, что Шенгелия приводит неоспоримый довод причастности Барсукова к убийству - он (Шенгелия) лично обнаружил в Приозерске лопату. И хотя есть версия, что Орлова убивали в автомобиле BMW, принадлежащем Шенгелии, он все равно попытался убедить суд в том, что за убийством стоит Барсуков. Как сообщает электронная газета «Moscow Post», Шенгелия, рассказывая о преступлениях Барсукова, вспомнил также историю из далекого 1998 года. Тогда, как повествует Бадри Анзорович, он организовал выкуп 98% уставного капитала Псковского хладокомбината, не владея информацией о том, что этот объект находился под «тамбовской крышей». «Разъяренный Барсуков, повествует дальше Бадри Шенгелия, вызвал его на разборку в один питерский ресторан, но сам на «стрелку» не поехал, а направил своих доверенных лиц - братьев Теймураза и Давида Куталия. Братья прибыли в сопровождении еще 35 человек, а Шенгелия привел на разборку максимум десятерых. «Переговоры» довольно быстро перешли на стадию перестрелки и поножовщины, причем команда Шенгели одержал сокрушительную победу – один из братьев Куталия был ранен, а другой бежал». Благородный Шенгелия, по его же словам, простил поверженного врага… Случилась ли эта история в действительности, или же она была составлена в интересах следствия – неизвестно. Понятно лишь то, что несмотря на сомнительную достоверность, она удачно вписалась в контекст повествования о рейдерских «подвигах» Барсукова. Работа по найму Не нужно обладать особой проницательностью, чтобы понять, почему Бадри Шенгелия столь старательно обличает Владимира Барсукова, нагружая суд все новыми и новыми историями в стиле «Бандитского Петербурга». Дело в том, что сам Шенгелия еще недавно был главным фигурантом дела по захвату целого ряда крупных предприятий - ЗАО «Кондитерская фабрика имени Крупской», ООО «Лада-сервис», ЗАО «Игристые вина», ЗАО «СКАМ». В тот раз у следствия было достаточно доказательств вины подозреваемого. Когда наказание в виде многолетнего заключения стало неминуемым, Бадри Шенгелия, по данным газеты «Ваш тайный советник» пошел на сделку со следственной группой полковника Захарова, занимающегося делом Барсукова. Шенгелия пообещал дать ценные показания по делу Барсукова в обмен на смягчение обвинения. В статусе особо важного свидетеля Шенгелия получил весомый бонус – в его собственном деле остался единственный эпизод попытки захвата небольшого петербургского заводика на проспекте Обуховской обороны, владельцам которого Шенгелия ещё до суда выплатил весьма щедрые «отступные». В итоге суд приговорил Бадри Анзоровича всего лишь к «символическим» 2 годам 9 месяцам колонии общего режима. Очевидно, что такие уступки необходимо отрабатывать. Поэтому, [ как пишет «Газета. Спб»], чуть ли не на каждом заседании суда по делу Барсукова Шенгелия рассказывает все новые и новые истории, каждая из которых удивительнее предыдущей. Увы, складной картины не получается. Поэтому не исключено, что в конечном итоге показания Шенгелии мало повлияют на итоговое решение суда. И тогда главного свидетеля по делу Барсукова могут настойчиво попросить дать показания по еще какому-нибудь политическому делу. Не вышло в этот раз – может получиться в другой. Огонь из малого калибра Так как полезность показаний Бадри Шенгелия оказалась под большим вопросом, следствие попыталось привлечь к делу других свидетелей. Например, водителей Давида Шенгелия – младшего брата Бадри. Оба водителя, как выяснилось, наравне со своими нанимателями участвовали в обсуждениях предстоящих рейдерских захватов. Ну а если и не участвовали, то, по крайней мере, все слышали, сидя с обвиняемыми за одним столом. Главное – как и сам Шенгелия, они сами ни в чем не замешены, только слушали. Шофер Серей Фомин, явившийся в суд с перевязанной рукой, вообще был готов все что нужно рассказать и все что нужно подтвердить. И как планировали, и как захватывали. Правда, водитель засыпался на первом же каверзном вопросе – не смог даже в двух словах описать интерьеры отеля «Золотая страна», в котором якобы проходили встречи рейдеров. Прозвучали в суде и более весомые свидетельские голоса. Так, показания дали граждане Панов и Киквадзе, по случайному стечению обстоятельств, также деловые партнеры Бадри Анзоровича. Панов не так давно был вместе с Шенгелия осужден за мошенничество по известному «делу СКАМа». Киквадзе являлся генеральным директором не менее знаменитого ООО «Терминал», владельцем которого считается Шенгелия, а «рейдером-захватчиком» - авторитетный бизнесмен Андрей Леухин-Медведь, арестованный незадолго до Владимира Барсукова по аналогичному обвинению. Киквадзе личность не менее колоритная. В среде питерских криминальных репортеров бытует мнение, что Киквадзе, как и Шенгелия, был осужден все по той же 159-й статье УК РФ – мошенничество и что около года назад он вышел на свободу по «условно-досрочной процедуре». Правда, вскоре ему вроде бы вновь пришлось оказаться на скамье подсудимых, причем снова по обвинению в мошенничестве. Учитывая, каким образом пришел к обвинительным показаниям в отношении Барсукова сам Бадри Шенгелия, можно предположить, какого рода договоренности мог заключить Киквадзе с оперативно-следственной группой полковника Захарова. Иначе вряд ли человек, вышедший по УДО и тут же снова оказавшийся под следствием и судом, находился бы на свободе. Ничего принципиально нового от подобных свидетелей, впрочем, услышано не было. Показания выстроены по стандартной схеме - бывали в «Золотой стране», сидели за одним столом с рейдерами, слышали разговоры, в которых планировались рейдерские захваты ООО «Смольнинский» и ООО «Пушкинское», полностью подтверждают версию обвинения. Подчеркивают свое личное знакомство с подсудимым – правда не с Владимиром Барсуковым, а с Вячеславом Дроковым, который в этих людях знакомых не признает. Последний вагон уходящего поезда На этом не слишком благоприятном для обвинения фоне, следственная группа пытается привлечь к делу нового свидетеля. Три месяца назад в Петербурге был арестован известный в недавнем прошлом «авторитетный бизнесмен» Михаил Глущенко. Арест произведен петербургскими правоохранительными органами, обвинение никак не связано с московским судом и «тамбовско-рейдерской» эпопеей. Однако, как говорят, руководители «антирейдерской» ОСГ (оперативно-следстванной группы) среагировали мгновенно, тут же оказавшись на набережной Мойки, 26. Они посчитали, что Глущенко тоже может дать показания по делу Барсукова. В обмен, по уже отработанной схеме, предложили «досудебное соглашение», освобождающее от ответственности по части выдвинутых обвинений. Впрочем, несмотря на жесткий прессинг, Глущенко пока отказывается от показаний, заявляя, что не собирается никого оговаривать. Похоже, на данный момент обвинение зашло в тупик. Найденные свидетели оказали следствию медвежью услугу, добавив делу лишь элементы фарса и черной комедии. Оперативно-следственной группе полковника Захарова придется основательно поработать над делом, чтобы добиться осуждения Барсукова хоть за что-нибудь. Провала «процесса века» они допустить не могут. Ведь в этом случае, при наилучшем раскладе, им грозит перевод из центральных аппаратов в патрульно-постовую службу. А в худшем случае… неизвестно, о ком Бадри Шенгелия вспомнит в следующий раз. Геннадий Теняков "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации