Конец войне

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Андреев бизнес не продавал, а отдал. "За отступные" Дерипаске

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::13.07.2004, Фото: gzt.ru

Конец войне

Павел Миледин, Татьяна Егорова

Converted 17050.jpgОдна из самых громких корпоративных войн, длившаяся три года, наконец закончилась. Предприниматель Андрей Андреев, утверждавший, что в 2001 г. владельцы “Базового элемента” (тогда еще “Сибирского алюминия”) и ГМК “Нафта-Москва” похитили у него “Ингосстрах”, Автобанк, металлургический комбинат “НОСТА” и еще около 100 компаний, отказался от любых претензий на эти активы и заключил с “Базэлом” и “Нафта-Москва” мировое соглашение.

Конфликт вокруг бизнеса Андреева начался в сентябре 2001 г. Тогда “Нафта-Москва” и “Русский алюминий” стали владельцами контрольных пакетов акций Автобанка (теперь “Автобанк-УралСиб”), “Ингосстраха”, СК “Ингосстрах-Россия” (сейчас “Россия”), банка “Ингосстрах-Союз” (ныне “Союз”), “НОСТА” и многих других компаний. Их основным собственником считался Андреев, а формальными владельцами через номинальных держателей были 23 кипрские компании.

Но Андреев утверждал, что бизнес не продавал. По его заявлению было возбуждено уголовное дело по факту хищения, а спорные активы арестованы. Затем расследование было прекращено, арест снят, большая часть активов перепродана, а доли структур Андреева в ряде компаний были размыты. Но Андреев продолжал судиться. И в 2002 г. суд Никосии (Кипр) признал недействительными все сделки, совершенные после 1 октября 2001 г. от имени 23 кипрских компаний — владельцев бизнеса, который Андреев продолжал считать своим. Но “Нафта-Москва” и “Русал” вскоре обратились в этот же суд с требованием приостановить или аннулировать решения о возврате кипрских компаний под контроль Андреева. Их иск до сих пор не рассматривался по существу.

Затянувшиеся разбирательства подтолкнули стороны к компромиссу. Первой договорилась с Андреевым ФК “УралСиб” (ранее “НИКойл”), которая в 2002 г. купила Брянский народный банк, Автобанк и 100% долей в “Логострое” и “Союз-XXI век”, владевших его филиальной сетью. В конце июня ФК “УралСиб” заявила, что достигла компромисса с Андреевым: он отказывается от претензий на акции этих структур в обмен на отступные, размер которых не разглашается.

А недавно, как стало известно “Ведомостям”, Андреев договорился и с теми, к кому в 2001 г. перешел его бизнес, — владельцами “Русала” и “Нафта-Москвы”. Об этом рассказал источник в “Базовом элементе”, который представлял их интересы в переговорах с Андреевым.

Андреев вчера подтвердил “Ведомостям” наличие соглашения с владельцами “Русала” и “Нафта-Москвы”. По его словам, стороны приступили к исполнению соглашения, по результатам которого он намерен признать владельцев “Русала” и “Нафта-Москвы” законными покупателями всех компаний, ставших предметом сделки в 2001 г.

По словам источника в “Базэле”, договориться с Андреевым было решено еще в прошлом году. “Можно продолжать все [судебные] процессы, но они заняли бы еще лет пять, — объясняет представитель "Базэла". — Мы всегда признавали за Андреевым треть в этом бизнесе и предлагали ему заплатить”. “Эти процессы ничего кроме затрат нам не приносят, и неясно, чем бы они закончились”, — вторит ему Андреев.

Размер отступных стороны не разглашают, но в 2001 г. эксперты оценивали бизнес Андреева в $90 млн.

После того как Андреев снимет все претензии на спорные активы, эти компании станут гораздо привлекательнее в глазах инвесторов, говорит юрист компании Baker & McKenzie Сергей Войтишкин.

С ним согласен Марат Айнетдинов, гендиректор и совладелец одной из некогда принадлежавших Андрееву фирм, страховой компании “Россия” (бывшая “Ингосстрах-Россия”). В 2002 г. владельцы “Нафта-Москва” и “Русала” перепродали ее менеджменту. “Этот шаг [мировое соглашение] снимает даже тень сомнений у возможных инвесторов в том, что все активы легитимны”, — радуется Айнетдинов.

По его словам, когда менеджмент покупал “Россию”, возбужденное по инициативе Андреева уголовное дело сказалось на сумме сделки. “На тот момент дисконт был большим или даже очень большим, я думаю, около 90% от реальной стоимости”, — вспоминает Айнетдинов, добавляя, что и риски были высоки. Он сравнивает эти риски с “покупкой того, что в любой момент могут отобрать”. “У нас просто было понимание, как мы будем работать с этим активом”, — объясняет Айнетдинов, почему он решился на сделку.

Впрочем, окончательно ставить точку в этой истории рано. По словам представителя “Базэла”, условия соглашения позволяют Андрееву “добиваться привлечения к ответственности лиц, виновных в действиях, приведших к хищению его собственности”. Речь идет о продавцах активов, которые выдавали себя за партнеров Андреева. Сам он заявил “Ведомостям”, что намерен реализовать это право.