Конец карьеры Людмилы Энквист

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Конец карьеры Людмилы Энквист Бывшая россиянка Людмила Энквист-Нарожиленко - чемпионка мира и Олимпийских игр, кумир Швеции, занимающая третье место по популярности в стране после королевы Сильвии и писательницы Астрид Линдгрен, - поймана на использовании допинга. Почему и как это произошло, она рассказывает сама

" "Я хотела умеретьи глотала таблетки горстями..." "Я хотела только умереть. Я глотала и глотала болеутоляющие - массу таблеток, все, которые могла найти. Я заперлась в спальне, Юхан что-то почувствовал и попытался высадить дверь. Это ему не удалось. Он выскочил из дома, обежал его вокруг и протиснулся в форточку..."

Смертельная доза лекарств делала свое дело. Юхан звонил врачам - она этого уже не слышала. 
"Я попала в отделение интенсивной терапии Бенидорма. Промывание желудка, медпрепараты... Утром я сбежала из больницы, я чувствовала, что не в состоянии лежать на лазаретной койке". 
Это слова чемпионки и обладательницы медали Героя Швеции Людмилы Энквист о том, что произошло с ней в последние две недели и официально названо "позором для шведского спорта". Швеция ее прокляла. Никто даже не заметил, что она пыталась наложить на себя руки. Ах, она опять плачет? Так мы не верим - это "русские слезы", крокодиловы слезы. 
К стенке дворовой помойки прилеплен плакат с автографом Людмилы, поперек него - рисунок задницы со звездой и надпись "рюск хура" - "русская проститутка". 
Два года назад Людмила рассказывала мне о том, как выжила после операции по удалению пораженной раком груди, как вновь начала побеждать на беговой дорожке: 
- Это был шок. Страх и отчаяние. Умереть я не боялась, но стать инвалидом... Я поставила цель - готовиться к Олимпиаде. Я должна быть сильной. У меня ведь не только медаль Героя есть, но и самая "человеческая" награда Швеции - "Приз народа". 
Последней ее наградой в беге с барьерами стала "бронза" чемпионата мира в Севилье. Организм не выдерживал перенапряжения, Людмила еле терпела боль в костях и мышцах. Врачи потребовали, чтобы она сошла с дорожки. Но спорт значил для нее больше, чем жизнь - это, увы, не расхожая фраза, а просто констатация причины уже тогда назревавшей трагедии. 
- Я пересела на боб! - сообщила Людмила в июле прошлого года. Теперь у нее появилась новая мечта: бобслейное "золото" на зимней Олимпиаде в феврале 2002-го. "Мне больно!" - кричала она на первых тренировках. После "химии" синяки и ссадины неделями не заживали. 
Она неистово рвалась к цели, успев стать четвертой на чемпионате мира в Калгари. Тысячи шведок, перенесших такую же операцию, как и Энквист, забрасывали ее письмами, благодаря за то, что она дала им волю к жизни. Людмила, только получившая новое гражданство, стала символом нации. 
"Мой муж не виноват. Будь проклят бобслей!" Несколько дней назад, сбежав из Швеции и сидя в номере копенгагенского отеля, Людмила, не поднимая глаз, говорила журналистам: 
- Я ненавидела боб и чувствовала смертельный страх всякий раз, когда мчалась в нем... Мне было сложно перейти от "индивидуального" спорта к командному, когда отвечаешь не только за себя. У меня происходила масса конфликтов с девочками. Это было так тяжело, что я подумала было оставить это. Но четвертое место на чемпионате мира сделало свое дело, я была уже нужна команде. Но всякий раз в конце трассы я радовалась, что осталась жива. Летом я впала в депрессию. Перед новым сезоном началась настоящая паника. Все подбадривали меня, говорили, какая я молодец. Все радовались за меня. И я чувствовала, что должна... Юхан, мой муж, всегда обожал быстрые автомобили - и мой боб тоже был скоростным экипажем, хоть и без колес. Я видела, как Юхану все это нравится, как он с удовольствием вникает в технические детали. А я понимала, что мои силы уходят, уже ушли! Я была совсем не такой быстрой, как в прошлую зиму. Что-то случилось, что-то перестало действовать - и я не могла понять что. В октябре на тренировках в Лиллехаммере многие стартовали быстрее меня, многие - так же. Я потеряла все. Тогда я поехала домой и сделала то, что сделала. 
Все последнее интервью Людмилы - это крик ужаса и потоки слез. Она собрала журналистов, когда те и понятия не имели, о чем пойдет речь: результаты проверки на допинг не были оглашены и даже еще не готовы. 
- Летом, приехав в Россию, я купила капсулы, которые, как я знала, содержали анаболостероиды и другие запрещенные препараты. Об этом никто не догадывался, они были спрятаны у меня дома. И в последней попытке я обратилась к допингу. Три дня спустя я вернулась в Лиллехаммер и начала тренировки. Но ничего не случилось. Капсулы не помогали. Я была так же плоха, как и прежде. В тот же день явилась норвежская допинговая полиция. Я знала, что меня ждет. Сразу после прохождения контроля я метнулась обратно в Стокгольм. Мне хотелось только одного - бежать. Когда Юхан отлучился из дома, я вскочила в машину и рванула в аэропорт. Мне надо было оказаться подальше и от Швеции, и от него. Я чувствовала, что такой обман может кончиться только разводом. Я хотела умереть. Я взяла билет на первый же рейс в Испанию, потом сняла номер в самом большом отеле Бенидорма, хотя в окрестностях этого города мы недавно купили дом. Юхан выследил меня с помощью мобильника. Муж полностью невиновен, он ничего не знал о том, на что я пошла. Он прилетел - и я сказала, что нам надо развестись, он не должен страдать от моих поступков. Дело его жизни разлетелось на осколки, вечером он сидел на полу и плакал. 
"Я не представляла, как Юхан сможет любить женщину, у которой нет одной груди и выпали волосы", - говорила мне Людмила после операции. "Я больше думаю о нем, чем о себе!" - признавалась она. И вот теперь сама предлагает развод - как всегда, забегая вперед, не в силах ждать развязки. А потом, запершись, горстями запихивает в рот таблетки. После попытки самоубийства Энквист опять помчалась в Стокгольм, чтобы объявить о своем позоре и грозящих бедах родственникам. На следующий день она собрала журналистов в датском "Шератоне". Оттуда вернулась в Испанию. Она металась по миру, как осенний лист над внезапно похолодевшей землей. Страшнее всего было лишиться последнего - любви. А может, это из-за нее Людмила била рекорды и брала барьеры, поставив рядом два роковых в своей судьбе слова - "победа" и "жизнь"? Женщины любят победителей. Но их любят и мужчины. 
Шведы ищут Люду, словно бен Ладена "Юхан делал на Людмиле деньги", - считает "Экспрессен". Много лет подряд шли разговоры о том, как Энквисту удалось окольцевать "золотую девочку". Он стал для нее всем - тренером, менеджером, любимым. А она для него? 
В 1991 году тренер Энквист впервые увидел Людмилу. В 1992-м возглавляемую Юханом группу спортсменов задержали на таможне в Мальме за попытку провоза полной сумки (!) анаболиков. Вину свалили на массажиста. Группу немедленно выслали, в ее составе была уже влюбленная в шведского менеджера Людмила Нарожиленко. Она подала на развод. А два месяца спустя увязла на допингконтроле во Франции. Ее дисквалифицировали на 4 года. На этот раз ответственность взял на себя бывший муж и тренер Николай Нарожиленко, заявив, что из ревности подмешал Людмиле анаболики в витаминные добавки. 
Вот что говорит об этом чемпион мира по прыжкам в высоту Патрик Шеберг: "Она никогда не прекращала принимать допинг. У меня в середине 90-х годов был роман с ее близкой подругой, русской прыгуньей в длину Ларисой Бережной, которая рассказывала, что никакого злого умысла со стороны Людмилиного мужа не было". 
Юхан руководил ею целиком и полностью, и мы шутили, что он занимается продвижением торговой марки "Людмила", - свидетельствует Ханс Викторсон, представитель фирмы "Найк" в Швеции. 
Ух, как умеет ненавидеть сдержанная пуританская Скандинавия! Дух захватывает. На развороте крупнейшей газеты "Афтонбладет" - карта с кружками и стрелками. "Места, где может скрываться..." Шведы ищут бен Ладена? Нет, свою народную героиню! "Тайные убежища Энквист". 
Охота началась. Спонсоры требуют вернуть свои деньги (в год семья Энквистов получала от 600 до 800 тысяч долларов). Продуктовая фирма "Акса", в рекордные сроки изъявшая пакеты мюсли с портретами Людмилы, заявляет о том, что предъявит иск по возмещению гигантских потерь... 
Юхан уже под судом. Возвращения Энквистов требует Олимпийский комитет Швеции. Газета "Свенска Дагбладет" ищет возможность получить назад врученную ей медаль Мужества". Последний же удар вообще неотразим - спортивные чиновники потребовали "зачеркнуть все рекорды", объяснив это кратко: "Она - преступница, и с ней надо обращаться как с таковой". 
Вот последние слова, произнесенные Людмилой перед тем как исчезнуть: 
- Я могу поклясться, что не принимала допинг все мои годы в Швеции. Спорт никогда не был так важен для меня, как сейчас. Мною двигало не желание получать медали. Величайший момент в моей жизни - когда я вернулась на дорожку после рака и победила в забеге "Дагенс Нюхетер". Этого никто у меня не отнимет. Что мне делать теперь, я не знаю. 
На следующий день после "исповеди" в стокгольмском доме Энквистов был проведен обыск. Спустя два дня - еще один. Изъяли сейф, некоторые документы и компьютеры. Людмила обвиняется по трем статьям: за контрабанду, за хранение запрещенных препаратов и за применение их. Дочка Наташа вынуждена была покинуть Стокгольм. "Мы увезли и спрятали ее, - объявил родственник Юхана. И добавил: - Идет охота". 
Из досье "КП" Людмила Энквист-Нарожиленко родилась в 1964 году в Тамбове. Двукратная чемпионка мира в беге на 100 метров с барьерами. В 1993 году попалась на употреблении анаболиков, обвинив в этом мужа и тренера Николая Нарожиленко. Вышла замуж за Юхана Энквиста, приняла шведское гражданство и в 1996 году стала олимпийской чемпионкой. Несколько лет назад врачи вынесли ей диагноз "рак молочной железы". После операции сумела вернуться в спорт. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации