Консерватория, ... суд Сибирь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Консерватория, ... суд Сибирь

Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::30.06.2000

Диагноз: НРА "Красные бомбистки" - крыша ФСБ?

Фочкин Олег, Маетная Елизавета

Converted 28659.jpg

Открытка 1917 года. Из "Энциклопедии для детей", том 5. Москва, "Аванта+", 1995

Весь прошедший год страну сотрясали взрывы. ФСБ уверяло нас, что ситуация под контролем, ничего больше не случится, исполнители уже известны и будут задержаны в ближайшие часы или в крайнем случае дни. Сменялись руководители спецслужб. Прежними оставались только обещания поймать злодеев. Мы очень хотели увидеть их лица, нам необходимо было знать, что они обезврежены и сидят в тюрьме.

Сначала предъявили полусумасшедшего Салмана Радуева, а потом ультралевых террористок: Ольгу Невскую, Надежду Ракс, Татьяну Нехорошеву и Ларису Романову. Но первая эйфория победы прошла. И чем больше размышляешь и сопоставляешь факты, тем более стройная и странная схема начинает вырисовываться. Хотя все это может быть лишь диким совпадением, на что мы втайне очень надеемся. 1996-1997 годы - взрывы у двух московских военкоматов, у перуанского посольства, профсоюзного "Дворца труда", обезврежен мячик с тротилом у Главной военной прокуратуры. (Ответственность берет левацкая группировка НРА ("Новая революционная альтернатива"). Взрыв памятника Николаю II в селе Тайнинском, обезврежена мина у памятника Петру I (работы Церетели). (Ответственность взяли две организации: та же таинственная НРА и новая "Реввоенсовет" (РВС). Подрыв мемориальной плиты Романовым на Ваганьковском кладбище. (Арестован член РВС Андрей Соколов и К°.) Август 1998-го - взрыв у приемной ФСБ. (На месте теракта обнаружена листовка НРА.) Апрель 1999 года - взрыв у приемной ФСБ на Кузнецком Мосту. Июнь 1999-го - взрыв в гостинице "Интурист" на Тверской. (Эксперты считают, что работал профессионал высокого класса. Заряд был рассчитан очень точно, чтобы только напугать и поднять шум.) Обнаружена закладка у здания МВД на Житной. Конец августа - взрыв на Манежной.  (Выдвигаются две версии - чеченцы и левые.) Сентябрь 1999-го - взрыв жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске. Левые всегда шли на громкие эпатажные акции - в надежде засветиться, выделиться, кинув себя на алтарь революционной борьбы. И если бы левых не было, их обязательно нужно было бы придумать.

Левые экстремистские организации есть во всем мире: "Красные бригады" в Италии, "Антиимпериалистическая ячейка" - осколок "Фракции Красной Армии" в Германии, ИРА в Ирландии, "Тупак Амару" в Перу и т.д. Еще несколько лет назад казалось, что в нашей стране "политических террористов" не может быть по определению. Слишком хорошо наши спецслужбы знали методику выращивания левых экстремистов и использования их в своих целях. И палестинские смертники, и бойцы Карлоса-Шакала учились у наших инструкторов на Черноморском побережье, получали оружие и деньги в Москве, чтобы потом под чутким руководством Кремля бороться с мировым капитализмом на его территории. В Советском Союзе все научные и практические исследования по мировому терроризму либо проходили под грифом "совершенно секретно", либо носили чисто пропагандистский характер.

Впрочем, специалистам хорошо известен типологический и психологический портрет левых ультра, составленный западными учеными. Левые террористы - молодые люди (не старше 30 лет) с высшим либо незаконченным высшим образованием. В большинстве - они выходцы из благополучной социальной среды (как минимум, средний класс) или даже высшего общества. Этих молодых людей привлекает прежде всего героика, "романтика риска" и возмущает несправедливость жизни. Убежденность в уродстве существующего строя рождает у левых радикалов мысль об его уничтожении и построении "высшей справедливости", ради которой "надо не рассуждать, а действовать". Поэтому террористические методы левых в большей степени обусловлены эмоциями, а не идеологией. В результате чаще всего к движению примыкают экзальтированные девушки... Эти характеристики знают и наши спецслужбы.

По странной закономерности, активистки левой террористической организации "Новая революционная альтернатива" (НРА), арестованные ФСБ, великолепно вписываются в западный трафарет. Словно их специально подбирали под эту схему. Ольга Невская, Надежда Ракс, Татьяна Нехорошева и Лариса Романова за несколько дней до президентских выборов были объявлены главными российскими террористами. Им вменяется организация нескольких терактов, самый громкий из которых - взрыв приемной ФСБ на Кузнецком Мосту 4 апреля 1999 года. Тогда в чекистском здании образовалась огромная дыра, а в окрестных домах и многочисленных бутиках повылетали стекла. На фоне предыдущих примитивных "хлопков", которые брала на себя НРА, исполнение теракта резко выделялось высоким профессионализмом. Аналогичный взрыв гремел в Москве лишь однажды. В 1996 году погиб "табачный король", которого охраняли аж 9 человек. Чтобы убрать коммерсанта, около дома в водосточную трубу был заложен мощный заряд тротила. В качестве оболочки сработала сама труба. Когда бизнесмен с телохранителями вышел из подъезда, киллер нажал на кнопку. Оторванную голову коммерсанта нашли в трех метрах от дома. Взрыв на Кузнецком Мосту, как отмечали специалисты, будто скопирован с "табачного". Только на этот раз в водосточную трубу приемной ФСБ заложили около трех килограммов тротила. Эксперты-криминалисты, с которыми мы общались летом 1999 года, были единодушны: - Здесь поработал мастер-взрывник. Пацанам, начитавшимся знаменитой "Поваренной книги анархиста", это не под силу. Но тогдашний директор ФСБ Владимир Путин уже озвучил свои версии случившегося: или чеченцы, или левые экстремисты. А точнее - НРА, чье письменное уведомление спецслужбы получили через несколько дней после взрыва. С тех пор раскручивают только эту версию.

Детская болезнь левизны

Безумный Аллан Из письма Александра Бирюкова, декабрь 1999 г. "По большому счету, кто такой революционер? Это тот, кто живет настоящим, а думает категориями будущего. Капитал сделал нас частью поп-культуры, а мы доказываем друг другу, что собрать 50 человек на митинг в Москве - это круто. Мы не опасны, мы вписаны капиталом в графу "убытки" и нам отведены довольно просторные резервации в социальной оболочке. Наши попытки выйти из этих вольеров редки и могут закончиться в "Лефортово". Да и с чем мы можем выйти к людям? Мы общаемся между собой в основном на уровне Бивиса и Бат-Хеда. У нас редко встречаются люди с хорошим запасом даже общечеловеческих знаний, не говоря уже о всестороннем знании мирового революционного опыта. Десяток-другой имен, названий и голых, безосновательных утверждений - вот и весь стандартный багаж радикала..." Июль 1998 года. Шахтеры сидят на Горбатом мосту. Тут же бродит "радикально настроенная молодежь". Никто не помнит, каким образом 24-летний уральский паренек Саша Бирюков, работавший в Свердловске разнорабочим, вдруг стал "своим" среди московских анархов и коммунистов. Бирюков носился с безумными идеями по переустройству мира, отпугивая ими даже самых ярых радикалов. "Он или псих, или провокатор", - поговаривали тогда между собой здравомыслящие левые. Вскоре Бирюков вошел в Комитет по поддержке политзаключенных в Москве. В январе 1999 года Бирюков уехал в Екатеринбург. А в апреле, через неделю после взрыва приемной ФСБ на Кузнецком, его объявили в федеральный розыск.

Во всех ориентировках Бирюков проходил как член Бауманской ОПГ по кличке Аллан. По оперативным данным, Аллан воевал в горячих точках и великолепно знал взрывное дело. В июле Бирюкова арестовывают и обвиняют сразу в двух взрывах ФСБ. Тогда же Аллан получает статус главного организатора НРА. Но Аллан на допросах ни в чем не признается. Кроме того, на первый взрыв у него находится железное алиби - Бирюков сидел в Екатеринбургском КПЗ за хулиганку. И вот тогда, учитывая давнюю травму головы, анархо-коммуниста отправляют на психиатрическую экспертизу в ГНЦССП им. Сербского. Там его признают невменяемым и отправляют в бутырскую психушку. Из письма Александра Бирюкова, декабрь 1999 г. "Думать, что можно сделать революцию на ура, наивно и глупо(...) Нужна четкая, всесторонне развитая идеология, проникающая и охватывающая все стороны жизни, все общество в совокупности. Революция коснется всех, и обо всех нужно подумать... Над всем этим я сейчас и работаю". На практике, если в нашей стране кого-то признают невменяемым, это означает одно - следователи действительно считают его виновным, но для суда доказательств маловато. За годы Советской власти диагноз "политшизофрения" опробован на тысячах диссидентов. По нашим данным, в ближайшее время дело Аллана выделят в отдельное производство и "террориста" отправят на лечение в обычную психушку. Его показания уже никакой юридической силы не имеют, а следовательно, нужно искать новых подрывников. Следы вывели на подрывницу.

Панки, "травка" и "Лефортово" "Зеленые" звали ее Янкой. В официальных документах ФСБ она проходила как Ольга Невская, 1978 г.р., уроженка г. Волжский Волгоградской области. "Молчаливая, всегда очень сосредоточенная, добродушная. Не любит жить за чужой счет", - писали про нее в оперативных отчетах. Едва сдав выпускные экзамены, вместе с друзьями-панками она прибилась к летнему лагерю радикальной экологической организации "Хранители радуги", бастовавшей против строительства Ростовской АЭС. Так она в то лето и ходила - с цветным ирокезом, хайратником, в браслетах из бисера и с пацификами на шее - то ли хиппи, то ли панк. Революционно-экологические идеи отлично ложились на "травку" и панковско-пофигистичный образ жизни. На следующее лето она уже стала Янкой и приехала в лагерь вполне сознательно. В 20 лет Янка поехала в Минск - митинговать против Лукашенко, а затем в Касимов, где проходила очередная акция "Хранителей". В феврале Янку задержали на "Профсоюзной" сотрудники ФСБ. Якобы для проверки документов. А через три дня ей предъявили обвинение во взрывах приемной ФСБ по ст. 205 ч. 2 ("терроризм"), ст. 222 ч. 2 ("хранение и перевозка оружия") и ст. 223 ч. 2 ("изготовление оружия"). Из письма Ольги Невской, март 2000 г. "Говорят, что у них (ФСБ. - Ред.) на меня уже все доказательства есть: и съемка с какого-то там банка, и куча свидетелей, говорят, что если я признаюсь, то дадут мне совсем немного и до суда под подписку отпустят, только вот не понимают, что сознаваться-то мне не в чем..." Янка-Невская, болезненного вида девушка в очках с толстенными стеклами (у нее зрение минус 12, почти как у Фанни Каплан), не только залезла на крышу приемной ФСБ, но и каким-то образом спустила в водосточную трубу и закрепила взрывное устройство с тремя килограммами тротила - такова официальная версия следствия. Хм... Подобная операция по силам далеко не каждому тренированному бойцу спецназа.

"Хочу вступить в комсомол..."

Что можно сказать про Надежду Ракс, арестованную на следующий день, если ее заветная мечта - вступить в комсомол? Вот и товарищи по борьбе говорят: "Надежда у нас самая идейная". Вот уж кому не нужно было растолковывать теорию революционной борьбы. Перед ее глазами - судьба любимого деда, рядового коммуниста, вступившего в партию в 20 лет и плакавшего в тот момент, когда известные деятели публично сжигали партбилеты. Из письма Надежды Ракс, март 2000 г. "Семейка у меня интересная. Мамин отец был военным, политработником, поднимал бойцов в атаку. В 41-м году он защищал Ленинград, прокладывал знаменитую "дорогу жизни". Папа родился в семье священника. Дедушка даже в годы Советской власти до самой смерти служил в церкви. Помню, жалела, что все великое прошло мимо меня. После книг, фильмов, рассказов деда я всегда думала, а смогла бы я так или нет". В день, когда она уезжала из родного Ровно, в центре города сносили памятник Ленину. Шел 1992 год. Учиться поехала в Россию. Поскольку любила английский, без проблем поступила на факультет иностранных языков в Калужский пединститут им. Циолковского.

Через год, когда в Москве расстреливали Белый дом, она наконец нашла единомышленников - в движении "Трудовая Калуга". Жизнь забурлила: днем училась, по ночам писала от руки листовки и расклеивала их по городу. Из письма Надежды Ракс, март 2000 г. "В последнее время пополнились ряды политзаключенных. Молодежь, порой принадлежавшая к разным группам, объединялась в борьбе с режимом: коммунисты, анархисты, просто сочувствующие. Общим у всех было и есть то, что такие ребята активно протестуют против произвола и беспредела, творящегося в нашей стране. Все мы порой очень разные люди, но нет равнодушных. Все мы обыкновенные, такие же, как все. Но как здорово, что в отличие от многих нашли в себе силы в ущерб своему благополучию не сидеть сложа руки. Мы выбрали свой путь и нашли свое место в этой жизни, свое "поле боя", как наши бабушки и дедушки в войну". "Время выбрало нас", - повторяла Надя своим друзьям. И единственная со всего курса пошла после престижного иняза в обычную школу учительницей английского. Копеечной зарплаты не хватало, учителя на уроках падали в голодные обмороки. Закончилось все многомесячной забастовкой. Главной "заводилой", естественно, была Ракс. А летом 1997 года умер дедушка. После I съезда РКСМ(б), который проходил в Перми, она по совету однопартийцев переехала в Москву. В РКСМ(б) ее даже в шутку прозвали "нашим спонсором". Надя быстро устроилась по специальности и стала преподавать английский в престижной "Бизнес-школе". На себя, впрочем, она почти ничего не тратила. Всю свою невероятную энергию Ракс направила на работу в Комитете политзаключенных. Туда же пошли и ее капиталы - Надя оплачивала адвокатов для сидевших по делу РВС, покупала продукты для тюремных передач, организовывала пикеты в Лефортове и на Лубянке.

Из письма Надежды Ракс, март 2000 г. "Я нормальная девушка. Я хочу иметь семью и детей. Я очень люблю детей, хочу работать в школе и учить их. Правильно написал мне в тюрьму один из моих товарищей: "Главная борьба происходит сегодня не в кабинете следователя, а у тебя внутри. Если ты решишь, что все кончено, - это и будет главным твоим поражением". ...Я буду стараться держаться. И бороться, насколько это возможно в тюрьме". - То, что Надежду посадили, в общем-то закономерно, - говорят соратники по борьбе. - Слишком уж она стала мозолить глаза ФСБ своей работой в Комитете политзаключенных. По большому счету на ней все и держалось. На ней да на Тане Нехорошевой.

Как Ленин с Крупской

Их свела особа с весьма сомнительной репутацией, в месте, мало подходящем для знакомства. Это был зал суда, сводницу звали Фемидой. В январе прошлого года в Московском городском суде шел закрытый процесс по делу 20-летнего Андрея Соколова, обвинявшегося во взрыве мемориальной плиты Романовых, установленной на Ваганьковском кладбище. В их тусовке он был настоящим героем, отсидевшим два года в "Лефортово". Девчонки-комсомолки носили ему передачи в политический застенок, устраивали митинги протеста. Одной из фанаток Соколова была менеджер по туризму, активистка Комитета политзаключенных и в общем-то вполне благополучная девушка из Подмосковья Таня Нехорошева. Танин папа - бывший военный - заметный участник событий 1993 года, к тому же зам. редактора экстремистской газеты "Дуэль", легко подружился с идейным ухажером дочери, которому Мосгорсуд заменил статью "терроризм" на "вандализм" и выпустил из "Лефортово". А вскоре молодые сыграли самую настоящую революционную свадьбу: над входом в квартиру красовалась надпись "Агентам ФСБ вход воспрещен", надели символичные золотые колечки в форме серпа и молота. - Я с самого начала была против этого брака, - говорит мать Андрея Соколова Татьяна Павловна. - И до сих пор не могу сказать - любовь у них или просто "брак по убеждениям", как у Ленина с Крупской. Таня все хотела, чтобы он устроился куда-нибудь, на службу ходил. А Андрей в ответ: "На буржуев работать не буду!" После свадьбы Соколов вновь ударился в революцию. Уходил от "наружки", прятался в подворотнях и щелкал оттуда дешевеньким фотоаппаратом "хвоста". А потом развешивал листовки с фотографиями фээсбэшников в метро и на столбах с трогательной припиской: "Их разыскивает милиция".

Последней каплей стала новая акция протеста против ареста девчонок-бомбисток, устроенная левыми радикалами, закидавшими в женский день приемную ФСБ прокладками с крылышками. Через несколько дней Соколова повязали. Он отсидел 10 суток и утверждал потом, что все это время его постоянно избивали. - Домой Андрей вернулся очень тихий и подавленный, - продолжает его мама. - Думаю, он сильно испугался и решил податься в бега. Почти три месяца мы о нем ничего не слышали, он даже не звонил - боялся, что в квартире "прослушка". Вновь о Соколове заговорили на прошлой неделе. Его все-таки вычислили - в Орле, а оттуда доставили в ОВД "Лефортово". При этом у скрывавшегося революционера в оттопыренных карманах нашли самопальный револьвер с патронами и два взрывных устройства, а в СМИ прошла официальная информация, что террориста взяли, когда он выходил из собственного дома на шоссе Энтузиастов. В этой революционно настроенной паре ведущим, конечно же, был Андрей. А влюбленная Таня, как жена декабриста, готова была ехать за ним хоть в Сибирь. Правда, суровые жизненные условия она вряд ли выдержала бы долго. Нехорошева - инвалид с детства, 3-я группа. Эпилепсия. Сейчас и Таня, и Андрей оба в тюрьме...

Дети революции

Больше всего на свете Лариса Щипцова-Романова хотела иметь детей. Ее младшая дочка, Надюшка, родилась на зоне. Сейчас ей уже девять месяцев и она опять в тюрьме - сидит вместе с мамой в 6-м женском изоляторе в Печатниках. У старшей - трехлетней Женьки - порок сердца. Во время разрешенного анархо-экологического пикета в защиту Нескучного сада омоновец ударил беременную Ларису дубинкой по голове. Будущая мать получила сотрясение, а ребенок - тяжелейшее врожденное заболевание. С первым мужем - рок-музыкантом - Лариса устраивала мини-фестивали альтернативной музыки, где и познакомилась с будущими друзьями-анархистами. Рокерская "косуха" и белые носочки - девочка из интеллигентной московской семьи ходила на тусовку только так. Лариса закончила школу с углубленным изучением физики, а затем "Плешку" с красным дипломом. Ее приглашали в аспирантуру, а Лариса тусовалась с рокерами и панками и "для поддержания имиджу" громко и вычурно ругалась матом. В итоге Щипцова оказалась среди экологов-радикалов "Хранителей радуги". Нового мужа - Илью Романова - она нашла среди анархов. Илья был в этой среде легендарной личностью. В 16 лет он самостоятельно изобрел способ печати листовок и изготовил первую партию - с протестом против властей. Почти все они оказались в КГБ Нижнего Новгорода. Илья мог бы стать лидером анархистов. Среди радикалов он прославился тем, что однажды возложил венок из колючей проволоки у здания местного КГБ. В октябре 1993 года Илья выносил раненых из-под обстрела. Он мог бы стать идеологом движения, если бы не его тяга к бутылке. Боролась с этим недугом только Лариса. Про Илью часто говорили, что он психически ненормальный. Большинство анархических организаций начала 90-х Романов считал "подставой" ФСБ, чтобы держать "под колпаком" настоящих революционеров.

Из письма Ларисы Романовой. "Больше всего угнетают дух не условия тюрьмы и ее идиотские порядки, а то, что, может быть, за этой стеной, в соседнем дворике пребывает мерзкий подлый предатель, глупая доверчивость, моя и других, которому еще не раз роковым образом скажется в анархо-движении. Однако тоска и ненависть - х...вые помощники здесь. Здесь надо быть максимально бесстрастным и ко всему безразличным - и я пытаюсь. Все мои ошибки и просчеты - результат моего болтливого тщеславия и дурацкого самолюбия, и мне стыдно, что за них могут расплатиться другие люди, так или иначе причастные к рев. движению". 3 февраля после допроса в "Лефортово" беременную Ларису арестовали по "краснодарскому делу". Ее отправили спецрейсом в тюрьму Краснодара. В итоге ее приговорили к 4 годам лишения свободы условно (из-за беременности). Все это время наиболее активно Ларису поддерживали молодые коммунисты. И после освобождения она ушла от анархов, вступила в РКСМ(б) и даже стала членом ЦК. А незадолго до "посадки" Ларисы взяли Илью за... хранение наркотиков. - Это просто абсурд какой-то, - в один голос утверждают знакомые Романовых. - Илья никогда не баловался наркотиками. Пить пил, но наркота... Через месяц после ареста Романова отправляют в "Серпы", где ставят диагноз "невменяем... социально неопасен, нуждается в амбулаторном лечении в психиатрической больнице общего типа". Из письма Ильи Романова, октябрь 1999 г. "...Вот и прошел год в недрах Бутырки. Стоит сырая осенняя ночь, и пятнадцать дураков (Романов сидел в бутырской психушке. - Ред.) в камере спят. Меня сюда поместили в наказание за отказ беседовать со следователями ФСБ. Стараюсь тут повсюду вымутить книги: прочитал и подробно законспектировал биографию Ницше, затем выменял книжку "Герои Великого Октября". На воле сейчас, наверное, как я себе представляю, творится нечто. Наступила эпоха, когда империя уже агонизирует, а его величество российский обыватель наводит свою маразматическую движуху: пенсионеры караулят неизвестно кого по ночам у подъездов и т.п.".

Лариса Романова не просто девочка из хорошей семьи. Ее дед - Анатолий Меркушов - уже 10 лет заместитель председателя Верховного суда РФ. А вообще верховным судьей он был назначен еще в 1962 году и до сих пор не вызывал нареканий в свой адрес. Более того, именно Меркушов поднял на пленуме ВС проблему незаконного оборота оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, он же защищал международные экологические организации... Компромат о том, что под протестом о пересмотре дела известного вора в законе Япончика в 1991 году стоит подпись именно Меркушова, "слили" в прессу именно сейчас, когда ФСБ необходимо "разобраться" с его внучкой Ларисой Романовой. История с Меркушовым, Япончиком, чеченцами и революционерками-самоучками вполне укладывается в понятие так называемого "оперативного сопровождения". Теперь любой судья, посмевший высказать свое собственное мнение по "делу НРА", сразу будет заклеймен как "протеже Меркушова", "пособник чеченских террористов" и "подручный Япончика".

Окончательный анализ

Из официального сообщения ЦОС ФСБ: "НРА - ...сообщество радикально настроенных молодых людей различных политических убеждений, объединенных на почве неприятия существующего государственного строя и идеи борьбы с ним различными методами, вплоть до террористических". - НРА в природе не существует, ее придумала сама ФСБ, - в этом мнении на редкость единодушны и анархисты, и экологи, и правозащитники. - Все левые радикалы так или иначе мелькают в нашей тусовке, мы их знаем в лицо. НРАшников же никто никогда не видел. Анархов обложили со всех сторон после громкого краснодарского дела, когда спецслужбы предотвратили попытку покушения на губернатора Кондратенко. Тогда впервые и всплыла фамилия Щипцовой-Романовой, обыск у которой и проявил существование таинственной НРА. Левые "колоться" не спешили и самокритично выразили "большой скепсис к боевым способностям современного анархизма". Что же касается таинственной НРА, то ее тексты, по словам анархистов, действительно очень похожи на грамотную "подделку" заявлений левых организаций. Но именно похожи. У анархов возникли подозрения, что эти листовки - "дело рук парней с Лубянки". Прокламации никому не известной НРА подталкивали к действию. "Вы еще можете успеть быть вторыми", - как бы говорили они. Из истории вопроса: Радикально настроенная молодежь существовала всегда. Но даже в смутные времена ее количество не превышало одного-двух процентов. Террористы находят массу самых различных причин для оправдания своих преступлений. Однако, по мнению некоторых историков альтернативного направления, на самом деле в России конца XIX века, к примеру, никаких народовольцев... не было! Радикально настроенную молодежь использовало в своих целях окружение будущего Александра III, убийство которого 1 марта 1881 года стало последним "дворцовым переворотом". Именно в этот день и должно было состояться оглашение первой демократической российской конституции, против которой выступали все консерваторы, - то есть фактически левые радикалы "с подачи" тогдашних спецслужб своими же собственными руками погубили то, за что боролись. За последние два столетия не очень-то изменились и методы борьбы с экстремистами. Со времен декабристского восстания их по-прежнему арестовывают, используя любую, пусть даже косвенную, "зацепку" - письмо или оговор провокатора. Левые прежде всего нужны именно государству, против которого они воюют. Они всегда на виду, их не нужно искать. Под них легко выбиваются дополнительные средства из бюджета. Благодаря им спецслужбы всегда могут отчитаться об успешной работе. Они удобны со всех сторон - "карманные" радикалы, с помощью которых спускается пар из возмущенного общества. Эта, казалось бы, абсурдная версия имеет право на жизнь. Радикальные сайты в Интернете постоянно обновляются: там можно найти письма политзэков из "Лефортово", протоколы допросов комсомолок. В истории с НРА спецслужбы ведут себя, мягко говоря, странно: достаточно вспомнить задержание террористки в Красноярске, из секты Виссариона, которую так никому и не показали, а потом и вовсе "забыли". Да и за остальными "террористками" бегать не пришлось: они исправно ходили на допросы и давали показания не один месяц: да и куда бы делась та же Лариса Щипцова-Романова, москвичка с двумя маленькими больными детьми? Посадили же комсомолок тогда, когда признали невменяемым анархо-коммуниста Александра Бирюкова. К тому же закончился двухлетний срок пребывания в "Лефортово" "террористов" из РВС, и их пришлось отпустить до суда на свободу. А тут выборы на носу, и очевидных успехов в расследовании сентябрьских взрывов в Москве что-то не наблюдается.

В общем, комсомолки оказались ой как кстати. Все наши попытки получить комментарии по делу НРА от ФСБ были безрезультатны. Однако, по имеющимся у нас данным, в ближайшее время дело ?0772 распадется на несколько кусков. Оттуда уже "уходит" обвинение "невменяемого" Александра Бирюкова, Ольга Невская лежит в ГНЦССП им. Сербского на обследовании, там же скорее всего окажется и эпилептичка Татьяна Нехорошева. В итоге дело "о красных террористах" превратится в многотомную историю болезни... Причины, отчего именно весной 2000-го года понадобился громкий процесс над левыми радикалами, могут быть самые невероятные. Нет в истории ничего тайного... - Те акции, которые взяла на себя НРА, вообще довольно сложно в полной мере отнести к террористическим, - считает бывший начальник службы по борьбе с терроризмом ФСК РФ Владимир Луценко. - Определение терроризма мы разработали совместно с ЦРУ: "это политически мотивированная угроза, с применением крайнего насилия для достижения определенных политических или публичных целей". В случае с НРА такая мотивация отсутствует. Их взрывы бессмысленны. Они не подняли волну протеста и никого не напугали. Они больше похожи на хулиганские выходки или шалости. Но, может, сегодня пора подумать и о другом: все эти "неопасные" игры ФСБ с молодыми доморощенными радикалами лет через десять могут закончиться плачевно. Отсидев пару лет в тюрьме и окончательно заматерев, они станут использовать действительно самые радикальные способы борьбы. У "террористок" уже хватает деловых предложений. На днях к столичным комсомольцам обратились чеченские боевики: меняем девчонок, арестованных по делу НРА, на пленных российских офицеров. Торг уместен.