Контрабанда как национальная идея

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Она сдерживает рост цен и увеличивает доходы преступников и таможенников

1086863299-0.jpg Ничто так не связывает разные слои нашего общества, как контрабанда. Она, словно печать, скрепляет негласный договор между бизнесом, властью и всем остальным населением. Любые блага зарубежной цивилизации на российском рынке можно купить порой даже дешевле, чем в странах-производителях. И такое экономическое чудо никого не смущает. Все довольны. Бизнесмены, каковых немало, ввозят ходовой товар и платят за него не рубль в бюджет, а копейку в карман. Карман этот принадлежит чиновникам и никогда не пустеет. А широкие массы экономят деньги и, естественно, довольны этим простым обстоятельством.

Одна проблема: всеобщая эта радость держится на среднем, мягко говоря, качестве продукции (она в ряде случаев откровенно «левая»), теневых финансовых потоках и теневых отношениях А жизнь впотьмах совершенно нестабильна и заставляет терпеть все новые и новые преступления.

Недавно мы говорили о контрабанде тушенки для российских вооруженных сил. Преступники, благодаря своим связям, заранее знали о начале второй чеченской войны. Включили ее в свои бизнес-планы и почти что за год болтали по телефону о вводе войск в.

Дельцов поймали и амнистировали в честь 55-летия победы в Великой Отечественной, освободив прямо в зале Мосгорсуда. Возмущенные таким приговором спецслужбы передали нам материалы прослушивания телефонных бесед этих предприимчивых граждан. Но беда не только в тухлой тушенке: это дело породило добрый десяток других, еще более серьезных уголовных разбирательств.

Поначалу засветились сотрудники ФСБ, а затем дошло до военно-транспортного аэродрома в Тверской губернии, президентской авиакомпании «Россия», Управления делами президента и большой прачечной по отмыванию денег, связанной с «Бэнк оф Нью-Йорк»…

Так маленькая тележка, которую тайно волокли через границу, незримо потянула за собой множество вагонов, набитых таможенниками, сотрудниками спецслужб, руководителями министерств и ведомств, и даже послами и консулами в сопредельных государствах.

Вскрылись тайные тропы, которыми в Россию везут вино, водку, масло, моющие средства, стиральные порошки, кофе, бытовую технику, автомобили… Тропы эти проходят через полмира: Украину, Беларусь, Венгрию, Болгарию, Польшу, Германию, Финляндию, Южную Корею, Италию, Аргентину, США… Разбирательство по контрабанде вылилось в такую «эпопею народной жизни», что сразу стало ясно, почему даже мелких фигурантов уголовного дела по поводу злополучной армейской тушенки так удачно амнистировали.

Началось-то все, напомним, не с олигархов, а с незначительных, по российским масштабам, бизнесменов: Аркадия Колениченко, Константина Саенкова (оба однажды уже побывали на скамье подсудимых) и Олега Клочкова. А также их компаньонов: Павла Гордеева с обширными связями в госструктурах и Александра Плужника со своим бизнесом в Венгрии и на Украине.

Кофе и Управление делами президента

Когда дело по контрабанде тушенки дошло до стадии обысков и выемок документов, на одном из таможенных постов в Тверской области обнаружили любопытный список фиктивных фирм, а заодно их печати. В компьютере человека, который обеспечивал функционирование этих контор, среди прочего нашли письмо управделами президента Ельцина Павла Бородина, адресованное тогдашнему руководству Государственного таможенного комитета (ГТК). В письме управделами просил организовать аккуратный таможенный пост на военно-транспортном аэродроме «Мигалово», и, как выяснилось, в этой малости ему не отказали. Пост действительно был. Особенно следователям бросилось в

глаза то. что на аэродром прилетают самолеты с обозначением президентской авиакомпании «Россия». И по всем документам везут они… кофе, причем очень странным маршрутом — из Кореи в Турцию.

Еще больше удивило то, что каждый самолет, если верить документам, вез всего десять тонн кофе, хотя мог бы сорок… Тогда-то следователи и догадались о том, что турецкий берег этим крыльям не нужен, а нужен исключительно российский, и что загруженность самолетов серьезно занижена. Схема давала 200-процентную прибыль. Создана она была под предлогом финансового обеспечения ельцинских выборов, но на выборы по этому каналу ушли получены оыли миллиарды.

Когда всплыли документы и цифры, первым стал проявлять беспокойство один из руководителей Государственного таможенного комитета господин Г. (ныне занимает очень высокий пост в ГТК РФ; поскольку документы по большей части уничтожены, мы, к сожалению, не можем назвать его полностью). Он был до того неосторожен, что оставил свой озабоченный голос на пленке. Кассета с этой «прослушкой» дошла до «серого кардинала» МВД, помощника министра Рушайло — всесильного генерала Орлова, известного своей страстью к таможенным терминалам и складам временного хранения.

И этот рычаг давления он использовал на все сто. До того момента ГТК РФ был вотчиной ФСБ. Высокий таможенный господин, которого так удачно поймали за язык, сам успел поработать в контрразведке, а тут пришлось разворачиваться в сторону милицейских генералов и несколько перераспределить сферы влияния. Так началась война за таможенные территории между МВД (Орловым) и ФСБ (экономичес-кую безопасность курировал генерал Заостровцев). В результате этого противостояния на свет Божий появилась масса любопытно, и в частности скандальное дело о контрабанде мебели «Три кита».

Что же касается кофейной истории, то следователям, еще в период руководства Рушайло и Орлова, пришлось отдать все документы и отказаться от дальнейших поисков. Разбирательство прекратили. Управление делами президента выделило 15 квартир «для следователей МВД». Однако мы не знаем ни одного, кто бы получил квартиру в этой связи.

Алкогольная продукция и ФСБ

— Нужно отмыть 5С штук для ка-гэ-бэшников, — когда предпринимателям, известным нам по тушеночно-му делу, по телефону поступило такое откровенное предложение, их бизнес шел в гору. Помимо говяжьих консервов они намеревались ввозить и продавать вино, джин-тоник и волку в различных ее вариантах. Просто копировали этикетки извествестных марок, немного их видоизменяли, чтобы товар быстро расходился, и говорили об этом не стесняясь.

Константин: Может, тебе выслать бутылки с московскими этикетками? <...> Думаю, в конце концов мы будем делать джин-тоник, водку-лимон, водку с колой <...>. Я тебе дам все бутылки с российскими водками. <..,> Там можно слизать, чего-то исправить, но главное, чтобы все знали…

Александр: А какой джин все знают?

К.: «Гордонз».

А.: <...>. Выбери, что ты берешь, в каких количествах, чтобы я для тебя напечатал этикетки, несколько измененные…

Вино разливали на Украине, бутылки покупали в Болгарии, качественные этикетки печатали в Италии.

Александр: А что, хорошо продается?

Константин: По 2.10 (доллары, центы.), по 2,20 <...> и влет, Саня, влет!

А: Там нужно менять что-то в этикетке <...>, какие-то буквы поменять, тогда мы можем делать.

К.: А у Леши разрешение есть?

А: У него такое же левое, как и у меня <...>. Я могу лить, но это на грани фола. Я отдаю бутылку по 78 центов <...>. Поменяю одну иди две буквы в названии, отправлю тебе.

«Изабелла», «Старославянское», «Киндзмараули», «Хванчкара»,

«Монастырская изба» — вот лишь некоторые этикетки, на которые ориентировались «виноделы». А связи у них были самые замечательные, с ними так или иначе считались даже олигархи.

Звонок из Берлина Аркадию на Гранд-Канары:

X (неизвестный):Ну, в принципе, с «Альфой» мы договорились <...>. Я не считаю, что нужно их объезжать, они и деньгами помогут, и… Они готовы плыть с нами вместе. <...>.

Аркадий: Да, если «Альфа» остается на месте, то никакого аукциона не будет <...>. С «Альфой» бодаться я не собираюсь…

X.: <...> Там был выход на главное лицо, на самого верхнего, тот сказал «да». <...>. Его правая рука, новая, — американец, парень, который занимается всеми этими проектами. Ну с ним там поговорили, в общем, все, рука об руку, пятьдесят на пятьдесят.

Поскольку география распространения алкогольных напитков была обширна, на успехи Аркадия и Константина обратили внимание в УФСБ по Владимирской области. Задержали одну партию товара, впрочем, без каких-либо печальных последствий: отдельные контрразведчики заключили договор на реализацию конфиската с фирмой, не чуждой нашим дельцам. (Все это тогда очень интересовало одного из руководителей УФСБ — некоего Владимира Ивановича.)

Когда в ходе разбирательства по контрабанде тушенки вскрылись такие подробности, возбудили еще одно уголовное дело. Но чекисты вышли сухими из воды. В Военной прокуратуре по формальным основаниям их освободили от ответственности. Во что вылилось телефонное предложение «отмыть 500 штук для ка-гэ-бэшникое» — до сих пор неизвестно.

Известно только то, что в те давние времена учредителем склада временного хранения, подконтрольного нашим героям, был человек из центрального аппарата ФСБ РФ некто Труфанов. Следователи активно его искали и никак не могли найти. А в ответ на запрос в Управлении собственной безопасности ФСБ им официально сообщили, что бывший чекист Труфанов из центра отправлен на периферию и в последнее время служил где-то на северах…

Чернобыльцы для растаможим автомобилей

Растаможка дорогих иномарок по бросовой цене — весьма прибыльный и востребованный бизнес. Вот беседа Олега Клочкова с неким Алексеем, который объясняет суть серой схемы доставки машин из Германии.

Алексей: В Брянске делается просто: достают чернобыльца, он подает заявление в суд — и суд постановляет, чтобы таможня, поскольку он обладает правами, растаможила по известному для чернобылыдев тарифу. <...> Стоит десятку денег (тыс. долларов.). Но зато это таможенное удостоверение, это ПТС <.,.>. Условно говоря, на мотор четырехлитровый — так она стоит 40, а так 10, есть разница. <.,.>. Я только через чернобыльцев делаю <...>. Ты ее оформляешь сразу на моего льготника, которого я тебе даю. Покупаешь машину в Германии или где-то и отправляешь в Финляндию, в Хельсинки. Приезжает мой водитель, забирает, грузит на таможню, все оформляет — и привет. Через две недели машина снята с учета. <...>. Без машины это будет дороже стоить. Но зачем тратить дополнительно 2 — 3 тыс. долларов?

Моющие средства

Общедоступные моющие средства даже прибыльнее иномарок, особенно если правильно к этому подойти. Вот что несколько лет подряд попадало, а скорее всего, попадает до сих пор на кухню и в ванную комнату почти каждого россиянина. Белорусский предприниматель Андрюха по кличке Калигула терпеливо объяснил нашему фигуранту Константину Саенкову суть вопроса, поделился опытом…

Андрюха: На моющие средства концентрат идет в бочках, он такой густой, как талый снег Из одной машины концентрата выходит девять-десять машин готовой продукции <...>. Добавляются красители — зеленые, синие, красные, то есть что ты хочешь. Хочешь «Палмолив» за…рить — надо зеленый краситель. Она мне дала рецепт, женщина в Польше занимается с 92-го года <...>. Хотела втюхать мне свою старую линию и выдала все свои секреты. Суть-то в чем, Костя, можно сделать любую продукцию! <...>. Это «Фейри», ты же видишь, везде рекламы идут! Потом есть <...> по порошкам, тоже ударная тема. Линия по фасовке стоит порядка 45 тыс. долларов. Покупается порошок в мешках, большие мешки, типа как сахар, стоит 45 — 50 центов кг порошка, а фасованным он доллар десять, доллар двадцать… Ты въехал? То есть ты подбираешь упаковку и фасуешь что тебе надо. Эти «Визири», «Ариэли» — идентичные. Что у одних, что у «Проктэр энд Гэмбла» они, в принципе, одинаковые…

Константин: В июле получаем линию, и мы тоже хотим лить моющие средства для посуды…

А.: Тут не надо ограничиваться моющими средствами. Тут наступает зима, можно лить (жидкость) для отмывания стекол, для бачков. Ты можешь себе представить, сколько людей заливает?! Там 200 процентов прибыли! Все зависит от упаковки, от этикетки. Какая разница, а стоимость сразу растет. Можно сегодня х…рить «Палмолив» — три машины за два дня <..,>. Концентрат, краситель и вода, все, больше ничего не надо!

К: У нас она будет лить 4 тыс. в час.

А.: А у меня 2 тыс. …

Линии, на которых все это разливают, по идее, нуждаются в медицинских сертификатах. Из Болгарии везут агрегаты, а нужных бумаг нет. Командированный от фирмы человек в панике докладывал Аркадию.

Командированный: Если сейчас сказать «сделай медицинский сертификат», — все, это затянется примерно на следующую неделю, потому что ему надо ехать, привозить с собой специалиста, все ему показывать…

Аркадий: Вдогонку пусть нам его пошлет (сертификат.)

К.: Он так не сможет.

А.: Тогда мы его подделаем. Пусть только узнает, как он выглядит. В принципе, у нас ни на одну машину нет ни одного сертификата…

Бытовая техника

Ее пути неисповедимы. Вот Аркадий наводит мосты и беспокоит Александра Плужника в Венгрии.

Аркадии: Мне сейчас позвонил мальчик, который занимается «Аристоном» и «Индезитом» и который возит к нам груз бытовой техники. <...> У вас в Венгрии опустили очень сильно цену..

Александр: Не проблема, а что я должен- буду сделать?

А.: Найти оптовые склады, где имеются вот эти вел «Аристон», «Индезит», и постараться договориться <-..>, Самое главное, чтобы внутреннюю таможню она не прошла. С оптового склада они ее сами купят и дальше отправят ее на вагонах или на машинах в Россию. Об этом никто, в принципе, знать не будет. <...> Это уровень людей, которые привозят к нам 100 вагонов в месяц…

Силовики и чиновники

В прошлый раз мы упоминали рядовых таможенников и работников центрального аппарата Государственного таможенного комитета (ГТК), с которыми наши герои договаривались о размерах оплаты сборов за оформление: «Мы в ГТК — письмо, денежку дали, нам написали, что в одинарном <...> Храмов какой-то подписывал» (в то время первый замначаль-ника Главного управления федеральных таможенных доходов ГТК РФ, генерал-майор).

Упоминали также о том, как умудренный бизнесмен, чтобы получить нужные экспертизы левой тушенки, брал измором приемную Департамента пищевой гигиены Минздрава РФ. «Вроде бы и деньги берут, но ни пейджера, ни мобильного телефона…», — сетовал он после долгого ожидания. На этот раз выяснилось, что предпринимателям по мере сил помогали не только таможня и Минздрав, но и транспортная инспекция.

Павел Гордеев: Я сейчас во Владимире, в транспортной инспекции, мы идем обедать. <...> Так что с транспортной мы договорились, все вопросы сняли, бояться нам нечего. И на той неделе я все руководство с вашего разрешения попарю в бане.

Да что говорить о провинциальных инспекторах, если дипломаты — и те не оставались в стороне. Вот из Беларуси Аркадию приходит несколько запоздалое предложение.

Белорусская сторона: Разговаривал с одним, он в Польше консул российский (на 98-й год.) <...> Ну вот, он все раскачивал тему в Калининграде поставить по маслу (линию.) и откуда-то из Латинской Америки х…рить.

Аркадий: У нас так оно и идет <...> Именно из Латинской Америки — из Аргентины. Самое дешевое масло круглый год <...>.

В ближнем зарубежье си-ловики и прочие чиновники — тоже не сахар.

Александр Плужник: <...> По грузинским винам нашел друзей в Грузии, подсказали мне, как мне могут продать цистерны две-три <...>. Они сами не виноделы, те, с кем я сотрудничаю… В налоговой полиции работают — ребята, грузины из Тбилиси <...>. Один майор, другой подполковник.

И снова все тот же Александр пытается получить разрешение на то, чтобы разливать вино.

А. П.: Я постараюсь получить сам разрешение. Пошлю людей в Румынию, у нас там есть друзья в посольстве, ты знаешь, там посол Украины в Румынии наш друг..

На Украине господину Плужнику нужен преданный силовик. И он обращается к своему московскому коллеге — Аркадию: просит его с почетом и комфортом встретить полковника с детьми…

Александр: Он — начальник Управления по борьбе с организованной преступностью, регионального управления по Западной Украине <...>, он стал в 38 лет полковником. У него очень большие связи здесь, ну, по нашему региону Он решает очень многие проблемы <...>. У него свой отряд быстрого реагирования, своя техническая служба… Он мне все разрулил за один день! <...> Нам просто надо это иметь для стабильности бизнеса, стабильности завода и всего остального. <...>. Дай ему водителя, чтобы он с ним крутился по городу.

Аркадий: Это не будет, конечно, 140-й «Мерседес»…

Александр: Не надо 140-й, хватит, что он увидел его в первый день, но только чтобы это не девятка была <...>. Он опасается за свою репутацию, чтобы где-то его не сверкнули… Ему очень приятно, что интеллигентная фирма, интеллигентные ребята. Он на это ведется.

Аркадий: Мы тут с ним за жизнь, бл.., такое потерли.

Отмывание денег

Ясно, что средства, полученные таким путем, все эти 150- и 200-процентные прибыли нуждаются в легализации. И действительно, следователи выяснили, что больше сотни фиктивных фирм, связанных с перечисленными операциями, через российский и латвийские банки отправили в офшоры около 1 млрд долларов.

Мы уже сообщали об уголовном деле № 193608, возбужденном в Следственном комитете МВД РФ. О том, как успешно оно развивалось и как сотрудники ФБР (США) приезжали в Россию за информацией и нашли связи между отдельными счетами фиктивных контор и делом «Бэнк оф Нью-Йорк». Установили также, что часть офшорок обслуживает лидеров российских преступных сообществ — солнцевских, Измайловских [...]

[...] Мы бы охотно поверили, что эта ерунда осталась в далеком прошлом и что вокруг стало цивилизованнее. Но все уголовные дела закрыты, все их крупные фигуранты на свободе. Амнистированы даже мелкие сошки, с которых начиналось разбирательство. Они являлись частью глобальной, сплоченной и хорошо организованной системы. В России ее разрушать не желают, поскольку наша слабая экономика, похоже, только этим и живет[...]

Роман Шлейнов

Оригинал материала

«Новая газета»