Контрабанда черного золота

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Контрабанда черного золота

"После развала Советского Союза многие хозяйственные связи между предприятиями ставших суверенными государств, основанные на взаимообмене различной продукцией и взаимозачетах, некоторое время сохранялись.

В частности, в северную часть Казахстана на Павлодарский НПЗ поставлялась нефть из Самотлора, что компенсировалось соответствующими поставками казахстанской нефти Прикаспия из Атырау (бывший Гурьев) в Самару. Сохранение таких связей было обусловлено территориальным размещением прежде организационно единой трубопроводной системы транспортировки нефти и возможностью снижать транспортные издержки.
25 декабря 1993 г. между правительствами России и Казахстана было заключено рамочное соглашение о сотрудничестве и развитии национальных топливно-энергетических комплексов, включая взаимные поставки продукции, определяемые соответствующими протоколами сторон. При этом была сохранена и упомянутая выше схема взаимообмена нефтью по трубопроводам Самотлор — Павлодар и Атырау — Самара.
До конца 1999 г. поставки осуществлялись на основе взаимозачетов, то есть без взаимной оплаты деньгами, что было выгодно сторонам, так как при этом экономились еще и оборотные средства. Однако в 2000 г. нефть в Павлодар, опять же на условиях взаимообмена, поручили поставлять «Тюменской нефтяной компании» с возвратом ей соответствующего количества из Атырау в Самару. Оператором с казахстанской стороны выступает ЗАО «КазТрансОйл», по контракту с которым «ТНК» в 2000 г. поставила в Казахстан 610 995 т нефти общей стоимостью 60 986 100 долларов.
Следует обратить внимание: теперь взаимные поставки в отличие от прежних взаимозачетов должны сполна оплачиваться деньгами. Сделано это было неспроста. Видимо, оплата понадобилась, чтобы не обмануть друг друга в последовавших затем контрабандных сделках, ставших возможными благодаря условиям Таможенного союза.
Дело в том, что транзит товаров, экспортируемых через территорию участников Таможенного союза, не облагается в этих странах таможенными пошлинами. И те же казахстанские компании, поставляющие нефть через Россию в другие страны, оплачивают у нас только транспортные услуги «Транснефти». А при поставке нефти в Казахстан на условиях взаимообмена вследствие возвращения ее российскому поставщику он тоже не выплачивает ни акциз, ни таможенную пошлину.
Казалось бы, получив от «ТНК» нефть и оплатив ее, «КазТрансОйл» направит в Самару для «ТНК» такое же ее количество. Однако попала она не в Самару, а на Украину, в Лисичанск, причем контрабандным путем. Обнаружили это в Центральной энергетической таможне лишь спустя полгода, так как «международные контрабандисты» тщательно заметали следы. «КазТрансОйл» возврат нефти «Тюменской нефтяной компании» скрыло, оформив его как свой экспорт на Украину транзитом через российскую территорию по контракту, заключенному для отвода глаз с некой панамской фирмой «Кемикалз энд Энерджи Трейд». А в Лисичанске нефть еще через одного иностранного посредника попадает в компанию… «ТНК-Украина» и далее — на Лисичанский НПЗ, который принадлежит… «Тюменской нефтяной компании», снабжающей его своим сырьем. До 2000 г. нефть туда поступала непосредственно из Самотлора. Но при этом «ТНК» за экспорт платила акциз, таможенные пошлину и сбор.
Легальные поставки сырья в Лисичанск из Самары взаимообменом с Казахстаном позволяли экономить примерно половину транспортных затрат. Но этого, видимо, показалось мало, и в «ТНК» решили оставлять себе еще и таможенные налоги с акцизом. В уголовном деле, возбужденном по этому поводу, говорится об уклонении от уплаты акциза в сумме 33 604 725 рублей, или около 1,2 млн долларов, и таможенных платежей в размере свыше 15 млн долларов. Деньги для столь солидной компании сравнительно невелики, и стоило ли из-за них огород городить?
По всей видимости, то была совместная и согласованная с «КазТрансОйл» разведка боем, чтобы прощупать российскую таможню и узнать, как она в таком случае станет действовать, а затем воспользоваться результатами для проведения более масштабных акций.
О сговоре сторон свидетельствует сокрытие истинного, конечного получателя нефти в Лисичанске. Дабы невозможно было его распознать по транспортным и платежным документам, стороны привлекли, как отмечалось, двух посредников. А чтобы контрабандный реэкспорт состоялся, «ТНК» представила в Тюменскую таможню контракт с «КазТрансОйл», что освободило от уплаты акциза и таможенных пошлин за поставку нефти в Казахстан. И одновременно «ТНК» по той же таможне оформила экспорт своей нефти в Лисичанск, видимо, считая необходимым подстраховаться на всякий случай: нельзя же оставлять завод без сырья. Но после благополучного завершения операции казахстанской стороной «Тюменская нефтяная компания» поручения на транспортировку своей нефти в Лисичанск отменила. И так как «КазТрансОйл» оформляло транзит в Москве, в Центральной энергетической таможне, а «ТНК» свои поставки — в Тюмени, соответствующие документы легли на один стол для сверки лишь спустя несколько месяцев.
По поводу возвратных поставок в «КазТрансОйл» утверждают, что они доставили нефть, куда указали представители «ТНК», то есть в Лисичанск. Но тогда спрашивается: почему ее получателем оказалась панамская фирма? Ведь в таком случае нарушались условия межправительственного соглашения о взаимообмене нефтью, и в «КазТрансОйл» не могли не осознавать этого.
Ну и, наконец, красноречивое подтверждение солидарности действий сторон — отсутствие какого-либо протеста в адрес казахстанских партнеров по поводу случившегося. Молчат и «ТНК», и отвечающее за соблюдение договоренностей российское Министерство энергетики. Значит, все всех устраивает? А между прочим, «ТНК» поставила нефть в Казахстан по цене почти 100 долларов за тонну, хотя в 2000 г. средняя цена тонны нефти, проданной в страны «ТНК», равнялась 140 долларам. Неужели сработали себе в убыток, потеряв в выручке почти 24,44 млн долларов только из чистого альтруизма? К слову, с этой суммы — валютной ренты российский бюджет мог бы получить свыше 6,35 млн долларов.
Уголовное дело, возбужденное против «ТНК» по признакам уклонения от уплаты таможенных платежей и акциза в особо крупных размерах, Московско-Рязанской транспортной прокуратурой в начале января этого года было прекращено. Основания — «в деле нет документов, подтверждающих, что в действиях ОАО «ТНК» и других фирм, принимавших в 2000 году участие в перемещении через таможенную границу нефти из РФ в Республику Казахстан, а также из Республики Казахстан на Украину, содержатся признаки вышеуказанных составов преступлений».
Звучат «основания» эти несколько странно. Ведь нефть через таможенные границы перемещалась, что признается прокуратурой, однако перемещалась она не на основе взаимообмена, а обычного экспорта, при котором «ТНК» не выплатила положенные акциз и таможенные пошлины. Если в этом нет ее вины — нет подтверждающих документов, — то «ТНК», выходит, следовало признать потерпевшей стороной, которую обманул партнер, и тогда уголовное дело надо было завести против «КазТрансОйл», нарушившего условия контракта. Из-за нарушения этих условий «ТНК» де-факто превратилась в экспортера, убытки которого должно компенсировать виновное лицо, если, конечно, не выявится, что стороны сговорились. Это же лицо должно возместить нанесенный по его вине ущерб Российской Федерации.
Разведка позиций российской таможни боем при полной безнаказанности «танкистов»-разведчиков и лиц, отвлекавших внимание таможенников от направления «главного удара», позволила укрепить «крышу» для последующей контрабанды. В протокол к соглашению между правительствами России и Казахстана о взаимных поставках нефти в 2002 г. был внесен пункт 2.2.2, будто бы легализовавший реэкспорт российской нефти без выплат акциза и таможенных платежей. Правда, пока по одному нефтепроводу: Омск — Павлодар. Однако указанная поправка, внесенная чиновниками министерств энергетики двух стран, выходит за рамки межправительственного соглашения, которым оговаривается взаимность поставок на территории России и Казахстана, и поэтому является незаконной. К слову, прокуратура почему-то не обратила внимания на это обстоятельство.
Следует отметить, что в северной части Казахстана в последние годы возросла добыча собственной нефти примерно до 4 млн т в год, чего вполне хватает для нужд этого региона. Поэтому поставляемая туда нефть из Самотлора оказывается излишней, и она теперь реэкспортируется также в Китай и тоже без уплаты акциза и пошлин на российской таможне. Неслучайно для налива цистерн на пограничной с Китаем станции Атасу «ТНК» построила специальный нефтяной терминал. В прошлом году уже на «законном» основании в Казахстан без уплаты пошлин и акциза было перекачано из России примерно 2,6 млн т нефти. Из этого количества около 2,3 млн т Китай отдал на переработку на тот же Павлодарский НПЗ. Продолжается контрабанда и в этом году.
Как известно, за последние несколько лет Казахстан существенно увеличил экспорт нефти. С чего бы это?"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации