Контрабандисты в погонах?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Таможенники опять разбираются с мебелью

В чем дело

О злоупотреблениях в структуре Государственного таможенного комитета говорилось много. Для начала масштабного расследования финансовой нечистоплотности таможенников не хватало только проверенных фактов. Правда, еще в 2000 году начальник Управления по надзору за исполнением налогового законодательства Генпрокуратуры Александр Мурзин положил на стол генпрокурора Устинова рапорт, в котором открыто указал на то, что «внешнеторговый бизнес в Московском регионе полностью криминализирован отдельными преступными группами, включающими в себя сотрудников таможни», и привел конкретные факты и причины такого положения дел. Руководство Генеральной прокуратуры тогда сочло рапорт Мурзина настоящим поклепом на доблестных хранителей государственных торговых границ) в связи с чем правдоискатель лишился поста начальника управления. Зато сейчас, по прошествии двух лет, документы, подтверждающие предположение Мурзина, а также реакция на их появление со стороны правоохранительных органов позволяют понять истинную систему взаимоотношений основных поставщиков денег в бюджет и их коллег из смежных ведомств.***Кто против когоДепутат Госдумы РФ Владимир Быков, председатель комитета по экономической политике Мособлдумы Николаб МихайловДГУП «Ростэк-Таможсервис», ЗАО «ТПК Диском», Государственный таможенный комитет***Российская пословица «Что охраняю, то и имею» не утратит своей актуальности в ближайшие лет ото. Тем более, если охраняют государственное. Правда, в последнее время охочие до наживы российские чиновники стали действовать умнее. Это раньше, лет двадцать назад, жадные советские кладовщики, бессовестно растаскивающие дефицитный польский трикотаж, считались легкой добычей для доблестных сотрудников ОБХСС. Теперь казнокрады научились договариваться с ревизорами из грозных правоохранительных органов. Один из последних примеров такого симбиоза может вогнать в ступор любого честного следователя прокуратуры. Если он, конечно, не находится в сотканной из взяток коррупционной цепочке…»Ростэк» против ростаПокупатели дорогих иномарок уже давно усвоили главное правило российского автомобильного рынка: цена одной и той же машины у официального дилера и у так называемого серого может различаться на несколько тысяч долларов. Здесь нет ничего парадоксального: «официалы» везут машины партиями, проходя таможенное оформление по полной программе. «Серые» дилеры поступают иначе, оформляя тачки на частных лиц: чернобыльцев, матерей-героинь и прочих обладателей разнообразных льгот. Получается, что растаможка проходит по закону, но оплачивается по значительно более низким тарифам.Зато у импортеров других товарных групп лазеек для льготного ввоза не было. Для получения жизненно необходимых поблажек им приходилось лично договариваться с таможенниками. А те, в зависимости от дара убеждения представителей торговых фирм, эти поблажки предоставляли. Самыми успешными и одиозными переговорщиками последних лет можно считать импортеров мебели. Импортные кухни и гарнитуры — товар дорогой, поэтому полностью оплачивать его растаможку никто из них не хотел.Объединил единопромышленников гендиректор ЗАО «ТПК Диском» Сергей Переверзев. Под его чутким руководством более сорока различных импортеров мебели вошли в ассоциацию «Мебельный бизнес». Сам Переверзев, соответственно, стал в ассоциации начальником. А чтобы поправить положение с «необоснованно высокими» пошлинами, члены ассоциации обратились к руководителю ГТК Михаилу Ванину. Просили торговцы одного — предоставить им возможность оформлять ввозимую мебель «по упрощенной схеме». И, как ни странно, главный таможенник страны воспринял просьбу мебельщиков весьма лояльно, назначив уполномоченный терминал, на котором будет практиковаться «упрощенная схема», — ДГУП «Ростэк-Таможсервис».Если верить информации депутатов, то получается, что Ванин поручил растамаживать мебель дочернему предприятию возглавляемого им ГТК. Точнее, учредителем «Таможсервиса» выступал ГУП «Ростэк», который, в свою очередь, был создан Таможенным комитетом. Новое образование настолько прочно вписалось в общую картину дикого российского капитализма, что газета «Коммерсантъ» даже назвала «Ростэк» крупнейшим госхолдингом, специализирующимся на оказании услуг в околотаможенной сфере.Понятно, что при поддержке высших таможенных чинов дело по поточной растаможке кроватей и диванов пошло на удивление гладко. Вскоре через терминалы «Ростэка» стали ежемесячно проходить тысячи большегрузных фур, груженных мебелью. И все хорошо, если бы не досадный прокол в 1998 году, когда правоохранительные органы заподозрили 000 «Айтон-торг» и знакомый нам «Диском» в банальной контрабанде.Но это так — мелочи. Реальная угроза для совместного бизнеса терминалыциков и мебельной ассоциации нависла в мае этого года. Обычным весенним днем журналисты случайно стали свидетелями того, как сразу в нескольких магазинах «Дискома» элитные спальные гарнитуры испанского производства открыто продавали за наличные доллары и, естественно, без кассы. Не надо быть юристом, чтобы понять, что торговля без кассового аппарата означает, что продаваемая мебель не проходила ни по каким документам. А значит, и не проходила таможенного оформления. Уголовный кодекс квалифицирует подобную ситуацию простым словом «контрабанда».А в 98-м все было нормальноОсобенностями национальной торговли импортной мебелью заинтересовались представители власти — депутат Госдумы Владимир Быков и председатель комитета по экономической политике Мособлдумы Николай Михайлов. Для проверки изложенных в газете фактов они сразу же направили запросы в Министерство внутренних дел, ФСБ, Министерство по налогам и сборам и в Генеральную прокуратуру. Из депутатских запросов следует, что «упрощенная схема» растаможки, которую практиковал «Ростэк-Таможсервис», была еще проще, чем ее название.Суть в следующем: вопреки здравому смыслу по большинству импортных операций держателем контрактов и грузополучателем значились вовсе не импортеры (они лишь отвечали за оплату товара), а… сам «Ростэк». Трудно представить себе, что таможня будет проверять правильность таможенного оформления контрактов своей «дочки».Нельзя сказать, что пошлины не платились вообще. Достаточно взглянуть на цифры. По нашим данным, средняя официальная стоимость таможенного оформления одной фуры с мебелью за 50 000 долларов составляет около 15 000 условных единиц. Участники ассоциации платили в бюджет вполовину меньше. Это, правда, не считая остальных отчислений, которые доходили до 3 тысяч с машины. Можно подсчитать, сколько денег недополучил наш и без того бедный госбюджет, если учесть, что в месяц через один только «Ростэк» проходило около 1500 машин. Сумму «остальных отчислений» также представить нетрудно. По информации депутата Быкова оформление товаров проходило через подставные фирмы типа ООО «Верона», которая могла бы быть безболезненно ликвидирована в любой момент. Исходя из того, что «добро» на особые условия для членов мебельной ассоциации давал председатель ГТК Михаил Ванин, авторы запросов и предположили, что «с ведома руководства ГТК России, которое предоставило необоснованные льготы по режимам таможенного оформления ЗАО «ТПК Диском», указанная фирма контрабандным путем завозила на территорию Российской Федерации мебель».Реакция правоохранительных органов на запросы была поразительной по своей оперативности и… по своей сути.Замгенпрокурора Юрий Бирюков в своем ответе депутату Быкову стал зачем-то анализировать учредительную документацию ДГУП «Ростэк-Таможсервис», сделав вывод, что там нарушений нет, а к ее «учреждению и образованию ГТК России отношения не имеет», так как учреждено оно приказом гендиректора «Ростэка». Но ведь головной «Ростэк» учрежден ГТК, и этого никто не скрывает. Даже на их официальных бланках указано подчинение таможенному комитету. Затем замгенпрокурора указал на правомерность нескольких приказов Ванина, отношения к данному делу не имеющих, отметив при этом, что уголовное дело, возбужденное origindate::25.04.2002 года Юго-Западной транспортной прокуратурой, ведется Управлением по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры. Это, конечно, хорошо, что оно расследуется, но ведь речь здесь идет о деле четырехлетней давности с участием почившего в бозе ООО «Айтон-торг»…Ответ замминистра внутренних дел Рашида Нургалиева был еще более кратким. Он также сослался на дело «Айтон-торга», даже не упомянув о фактах, изложенных в статье, опубликованной в газете «Новые известия», и в запросе депутата Быкова, которые имели место в мае 2002 года. Далее выяснилось, что временно исполняющий обязанности руководителя департамента экономической безопасности ФСБ Джабаров тоже «упустил из вида» события этого года, вернувшись в далекий 98-й. Его подчиненный, замначальника УБЭП ГУВД Московской области Вячеслав Шестов, хоть и не отсылал председателя комитета по экономической политике Мособлдумы Николая Михайлова на четыре года назад, все равно не сообщил ничего конкретного, упомянув лишь про заведенное Юго-Западной транспортной прокуратурой уголовное дело по факту проверки складов ЗАО «ТПК Диском» в подмосковных Липках и указав на то, что дело расследуется.Сложно сказать, что заставило чиновников столь высокого ранга закрыть глаза на некоторые нарушения законодательства, допущенные при участии дочернего предприятия ГТК. Возможно, цеховая солидарность. Как говорится, «ворон ворону глаз не выклюет»… По крайней мере, все эти формальные ответы, которые проще было бы назвать бюрократическими отписками, были вменяемы по своей сути, чего не скажешь о реакции замначальника Управления МНС России по Московской области, советника налоговой службы 1 ранга Сопина. Второй по статусу налоговик области, которому вменен в обязанность контроль за своевременной и полной уплатой налогов, на просьбу депутата Николая Михайлова проверить факт торговли мебелью за наличную валюту без применения кассового аппарата, описанный в статье в «Новых известиях» N 81 за 2002 год, отписал буквально следующее: «У Управления МНС России по Московской области нет валютного счета, а в статье указано, что товары (мебель) были приобретены за доллары США. Соответственно, произвести закупку указанных товаров налоговым органам не представляется возможным». Кроме того, г-н Сопин отметил, что «органы Министерства Российской Федерации по налогам и сборам не наделены правом контрольной закупки». Проще говоря, чиновник признал, что его служба не может и не будет проводить проверку. Тогда зачем вообще нужно налоговое министерство? На этот вопрос, увы, ответа нет.Депутаты решили не останавливаться на достигнутом и направили повторные запросы во все ведомства, не проявившие никакого желания разобраться в ситуации, в которой при участии чиновников ГТК его дочерняя структура занимается самой обычной контрабандой, нанося огромный ущерб государству. Ответов пока нет. Всем очевидно, что по каким-то причинам правоохранительные органы явно покрывают таможню. Возможно, туг дело в личной незаинтересованности чиновников соответствующих министерств в раскручивании «дела ГТК»? Все может быть. Известно лишь то, что на складе «Дискома» в Липках произвели выемку документов. Еще полгода назад. Но это не мешает торговым точкам благополучно продолжать торговлю, ведь через «Ростэк-Таможсервис» как ни в чем не бывало идут тысячи машин с мебелью по «упрощенной схеме». Даже одиозный «Диском», чей руководитель Сергей Переверзев еще не до конца выяснил свои отношения со следствием, ни на секунду не прерывал работу. А если большая история мебельной контрабанды продолжается, значит, это нужно кому-то, в высоких кабинетах ГТК.