Контрразведчики с Лубянки обыграли злобных янки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Контрразведчики с Лубянки обыграли злобных янки Российские чекисты раскрыли операцию американских спецслужб, пытавшихся получить секретные данные о новых российских ракетах класса «воздух - воздух» и «воздух - земля»


"Год назад теплым апрельским вечером из посольства США в городе N (столице одной из стран СНГ) вышел немолодой человек. В расстегнутом пальто, без шапки, он беспомощно огляделся по сторонам, зачем-то порылся в карманах и, слегка покачиваясь, двинулся к скверу перед железнодорожным вокзалом. Там и заинтересовался им наряд местной полиции: сидя на лавочке, мужик полчаса рассеянно смотрел перед собой.

- Проездом? - ненавязчиво поинтересовались стражи порядка. - Откуда?
- Не знаю... - совершенно искренне ответил тот.
Что-то с памятью его стало
В отделении чудика еще раз обыскали. Паспорта не оказалось, в потертом портмоне лежали 200 рублей, немного местных денег и просроченный билет до Москвы на имя Виктора Сараяна (фамилия изменена. - Ред.). Но попытки выяснить личность задержанного провалились. На самые простые вопросы: «Какое сегодня число?», «Как вас зовут?» - он щурился, мучительно напрягал лоб, но ответить не мог. И твердил лишь одно: что был в американском посольстве, что скоро придет письмо, которое надо опустить в воду...
- Ну надо ж так нажраться-то... - изумленно охнул дежурный и принюхался. Задержанный, однако, был абсолютно трезв.
Несмотря на позднее время, Сараяна от греха подальше отвезли в российское посольство (в подобных случаях задача посольства - помочь своим гражданам вернуться на Родину). Вот тут-то и начались сюрпризы. По номеру паспорта, указанному в билете на поезд, в посольстве установили личность чудика: Виктор Сараян, 57 лет, сотрудник секретного предприятия Минобороны, что располагается неподалеку от подмосковного аэродрома «Жуковский» (по терминологии чекистов - «секретоноситель»). Этот человек несколько часов назад побывал в посольстве США и теперь ждет письмо, которое надо опустить в воду. Испытанный временем прием тайнописи...
И уже через несколько минут в одной комнате собрались офицер по безопасности и официальный представитель ФСБ России. Факт вербовки российского гражданина был, что называется, налицо. Вот только сам гражданин ничего вразумительного сказать не мог. И наконец-то уезжая в Москву, чудил уже на вокзале. Обращаясь к бармену в буфете, назвал его девушкой, а рабочим, что несли по двору старый рельс, крикнул что-то вроде:
- Ну что, мужики! Замкнем?!
Наутро в поезде Сараяна рвало. Тошнота не проходила и позже, пока в Москве его не осмотрели врачи из ФСБ. Эксперты пришли к однозначному выводу, что Виктор явно подвергался психотропному воздействию.
Вербовка на лестнице
Отходил Виктор с неделю. И постепенно, вместе с контрразведчиками, шаг за шагом восстановил картину случившегося. Вспомнил Сараян о том, как еще в 1993 году впервые обратился в посольство США. Материальное положение семьи было не ах, вот и стал искать родственников в Америке, с которыми когда-то потерял связь. В американском посольстве в Москве стояли огромные очереди, он двинул в город N, где было посвободнее. Его приняли, обещали помочь, просили заехать попозже. Наконец назначили решающую встречу, с которой мы и начали этот репортаж.
Как все происходило в тот апрельский день? В посольстве Виктора встретил сотрудник по фамилии Робертсон. Провел гостя коридорами и проходными комнатами на лестничную клетку, где его тщательно обыскали - вплоть до интимных мест. Обстановка вообще была странной. Робертсон предложил Виктору сесть в кресло за большой журнальный стол, который стоял на лестничной площадке. На столе стояли напитки и печенье, прямо напротив работал радиоприемник.
- Угощайтесь. - Робертсон первым принялся за напитки, жестом приглашая Сараяна присоединиться.
Через несколько минут Виктор обмяк и почувствовал состояние легкого транса. По мере того, как оно становилось сильнее, Робертсон задавал более откровенные вопросы о его работе на режимном объекте. Иногда американец уходил: скорее всего, в это время включался генератор, замаскированный в радиоприемнике, который звуковыми волнами тоже действовал на психику.
В гостях у американца Виктор пробыл более четырех часов. Он пытался напомнить, что уже опаздывает на поезд, но Робертсон ненавязчиво останавливал его:
- Успеете...
- Скорее всего, - уверены оперативники, - американцы перестарались с дозой. Мало того что нарушили профессиональную разведэтику (у спецслужб всего мира есть негласный договор не применять психотропные препараты против вербуемых. - Ред.), рисковали здоровьем человека, так еще и бросили его на улице! Он мог запросто попасть под трамвай, машину. На этом, собственно, они и провалились.
Но уж насчет письма, которое нужно опустить в воду, Виктору в посольстве втемяшили крепко. 
Инструкция по расшифровке тайнописи
В июле Виктор получил странное письмо. На подписанном каким-то детским почерком конверте стоял обратный адрес - улица Губкина, от Горбуновой Лены. Адрес, скорее всего, был взят наобум из объявлений о купле-продаже, а внутри оказалась рекламная листовка, какие обычно рассовывают по почтовым ящикам. Сверху ремарка: «Виктору - как обещал - Николай» 
Когда листовку поместили в воду, ясно и четко проявился текст: «Приятно вас было видеть в городе N в апреле. Благодарим вас за то, что приехали на встречу с нашим представителем...» Далее шли схема и подробная инструкция, как, когда и где нужно забрать тайник (см. рисунок). Тайник был заложен у «железного сарая» (так американцы именовали гараж) в одном из затрапезных дворов московских Сокольников. Пакет, который там лежал, был перепачкан грязью. Что называется, захочешь - не поднимешь...
Зато в пакете лежали 10 тысяч долларов, несколько обычных на вид фотопленок «Кодак», которые можно было проявить только в ЦРУ и только уникальным по составу раствором. 
Еще были таблетки проявителя, дабы читать следующие «почтовые» тайнописи: обычной водой их уже нельзя было проявить. Инструкция по проявлению - отдельная песня. Звался этот процесс «приготовлением подносика для оперативных сообщений». Лист с посланием надо было загнуть по краям и залепить скотчем в форме ванночки. В нужных пропорциях растворить в воде две малые и одну большую таблетки и уж потом вливать в форму получившуюся смесь.
Особо было выделено шпионское задание Виктора. «Просим составить список названий секретных документов, полученных вашей организацией в последнее время, - писал Робертсон. - Укажите гриф секретности, дату, число, количество страниц... Опишите любые случаи, связанные с системой режима, произошедшие в вашей организации, после нашей встречи в посольстве...» 
Кроме того, ЦРУ интересовало высокоточное оружие: характеристики самонаводящихся авиационных ракет класса «воздух - воздух» и «воздух - земля». Все документы, ксерокопии, списки нужно было сфотографировать, а бумаги уничтожить, дабы не оставалось улик.
И чекисты начали игру...
К заданию цэрэушников, которых в свете международной борьбы с терроризмом в России все чаще называют «партнерами», в ФСБ отнеслись с пониманием: 
- Для любимых коллег - ничего не жалко!
Контрразведчики изготовили несколько виртуозных подделок и тщательно засняли на присланную пленку. В ноябре 2001-го Виктор с этой «липой» выехал на «стрелку» с Робертсоном в город N. Встреча состоялась на заднем дворе одного из театров с видом на полуразрушенные здания и помойки. Подготовленный сверток Виктор бросил в пакет дипломату (там на всякий случай уже лежал какой-то мусор). Когда же Сараян пожаловался на плохое самочувствие после встречи в посольстве, Робертсон одобрительно похлопал его по плечу:
- Ну ладно, ладно... Ты молодец, Виктор! Все будет хорошо... Для тебя мы подготовили еще 15 тысяч долларов.
Опасаясь провокации, Робертсон ничего передавать не стал, а лишь предупредил, что скоро Виктору придет еще одно письмо, проявлять которое нужно с помощью таблеток.
Письмо пришло в январе. Надписанное таким же детским почерком, с рекламной листовкой внутри. Правда, на этот раз чуть не случилась осечка. С российской хлорированной водопроводной водой таблетки образовали такую гремучую смесь, что начали... разъедать тайнопись.
- Если б не мы, он хрен бы эти буквы проявил, - ругались эфэсбэшные химики, спасая текст. - Вот поэтому американцы нас победить и не могут, что никогда не догадаются, что у нас вода в кране не такая, как в Лэнгли...
Пришлось бежать в ближайший ларек за питьевой водой. После чего на бумаге проступило очередное послание - со схемой тайника у железнодорожного полотна в московском районе Кусково. В назначенный час Виктора там ждал такой же пакет из-под ананасового (?) сока. Деньги, пленки, таблетки. И, конечно, письмо.
Начиналось оно витиевато и игриво: «Дорогой друг! Мы высоко оценили, что мы с вами встретились в N. Информация, которую вы нам сообщили, является полезной и интересной... За два документа мы вам хотим заплатить 15 тысяч долларов... Сумма, которую мы готовы заплатить, основана на отличном качестве ваших снимков (читая это, лубянские «опера» зарделись от гордости. - Ред.). Будущее вознаграждение будет зависеть от того, какие документы вы нам будете передавать...»
ЦРУ сообщало также, что 10 тысяч Виктор найдет в тайнике, а пять ему передадут любым удобным способом. «Агенту» предлагалось открыть счет в банке. Далее шли новые задания. Впрочем, оригинальностью от старых они не отличались.
«Холодная война» с партнерами
На последнюю встречу с Робертсоном в город N Виктор выезжал почти пустой. «Игра», так на сленге разведчиков мира называется контрразведывательная операция, дальше уже не имела смысла. Американские эксперты рано или поздно определили бы «дезу», а на руках у ФСБ были все доказательства военно-промышленного шпионажа. Робертсона даже не надо было хватать за руки.
- Говоря официально, - заявили «Комсомолке» в Центре общественных связей ФСБ России, - мы имеем вещественные доказательства, оперативную съемку фактов, когда действия американской разведки наносят ущерб безопасности страны.
Контрразведчики вычислили и человека, который поддерживал «безличную агентурную связь» с Виктором в Москве. Посылать письма и закладывать тайники было задачей сотрудницы американского посольства в России Юнджу Кенсинджер. Сотрудница посольства 23 марта сего года выехала из России и стала впредь нежелательной для пребывания в стране.
В ФСБ же говорят о возвращении американцев к практике «холодной войны»:
- Россия по-прежнему стоит на главном месте в интересах ЦРУ, и самые большие проблемы мы испытываем с американской разведкой. Этот случай выглядит очень некрасиво после того, как мы договаривались бороться с терроризмом вместе, а теперь вынуждены отвлекать силы с этого фронта на то, чтобы бороться со своими же «партнерами».
...Ну а Виктор Сараян продолжает сейчас ходить на работу в свой режимный объект у «Жуковского», так как его действия не нанесли ущерба государству и он честно рассказал о своих встречах с американцами. Память его полностью вернулась, и теперь он не забывает надевать шапку и не называет юношей девушками. Правда, при фамилии Робертсон он испытывает небольшие приливы ненависти. Что, в общем-то, и понятно. Попасть в N-ское отделение милиции без паспорта и памяти, а затем провести утро в вагонном сортире - удовольствие ниже среднего.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации