Конфискация вернулась незамеченной. Путин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"«В среду Госдума приняла в первом чтении сразу два «антиофшорных» законопроекта. Первый из них — резонансный, запрещающий широкому кругу высокопоставленных чиновников и парламентариев иметь счета в зарубежных банках и ценные бумаги иностранных эмитентов. На его фоне второй законопроект «прошел» незаметно, хотя по сути это — более серьезный документ, усиливающий санкции за легализацию незаконных доходов и фактически отменяющий в стране банковскую тайну. Есть и третья часть в этой конструкции: уже действуют поправки, обязывающие россиян проводить все доходы, полученные за рубежом, через российские банки. В совокупности эти три нормы дают возможность отобрать имущество, а в иных случаях и свободу у любого гражданина нашей страны, ведущего экономическую деятельность, - пишет Алексей Полухин в «Новой газете» № 21 от 25 февраля 2013 года.

Степень ужесточения финансового законодательства направлено на зачистку элиты. Точечную или массовую — пока вопрос.

Накануне рассмотрения «закона о национализации элиты» заинтересованные стороны предлагали свои варианты его усовершенствования. Например, глава Сбербанка Герман Греф считает разумным все же разрешить чиновникам держать счета за рубежом, но только в «дочках» российских банков. Глава «антикоррупционного» комитета Госдумы Ирина Яровая по этому поводу заметила, что иностранные банки, пусть и дочерние по отношению к нашим, живут по законодательству других стран, в котором есть понятие банковской тайны.

А мужики-то не знают?

Дискуссию также вызывал вопрос о том, стоит ли включать в список лиц, которым «забанено» финансовое присутствие за рубежом, депутатов. Разумеется, одно дело запрещать что-либо чиновникам, и совсем другое — самим себе. Когнитивный диссонанс мог негативно сказаться на результатах голосования. Но Старая площадь, где писали президентский вариант законопроекта, — это вам не Охотный Ряд, там умные люди сидят. Практически никто, включая самих депутатов, не заметил, что они на самом деле подпадают под действие запрета, пусть и не напрямую.

«Черный список», представленный в п. 1. ч. 1 ст. 2 законопроекта, открывают «лица, замещающие государственные должности РФ». Это не государственные служащие, а совершенно отдельная каста, все представители которой поименованы в президентском указе. Слова «депутат» там нет, зато есть: председатель Госдумы и его заместители, главы комитетов и подкомитетов, а равно их заместители, и члены думских комитетов. Аналогичная история — с Советом Федерации. Практически все депутаты и сенаторы являются членами тех или иных комитетов, а значит, подпадают под действие запрета.

На всякий случай уточню, что запрет в равной степени касается президента России, председателя правительства со всеми его заместителями и федеральных министров, судей, в том числе Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного судов, губернаторов, генпрокурора и председателя СК, руководство Центризбиркома и Счетной палаты и даже уполномоченного по правам человека.

Не с этим ли, кстати, может быть связана [../info/53827.html эпидемия добровольного сложения мандатов, наблюдаемая ныне в Думе]? Ведь после вступления закона в силу зарубежные счета депутатов будут искать уже не блогеры, а правоохранительные органы и спецслужбы. К чему лишний раз привлекать их интерес?

Тем более что депутатов невольно напугал приходивший к ним недавно в гости председатель СК Бастрыкин, который предложил создать в России финансовую полицию. Это ведомство уж точно не оставит без внимания тему зарубежных счетов.

Наконец, обсуждался — на фоне «пехтингейта» — и вопрос о том, не стоит ли запретить еще и зарубежную недвижимость. Президентская версия законопроекта такого запрета не содержит, акцент сделан на то, что недвижимость должна быть задекларирована и при этом доказана легальность происхождения средств, потраченных на ее приобретение.

К первому чтению, однако, ни одной юридически оформленной поправки представлено не было, но во втором он будет рассматриваться «пакетом» с проектом, ранее внесенным депутатами-единороссами, гораздо более жестким, включающим в себя и запрет на недвижимость, и уголовную ответственность с реальными сроками за сокрытие информации. Так что борьба еще впереди.

«Налоговый террор» возвращается?

Второй законопроект, принятый в пятницу в первом чтении, был внесен правительством. В целом он направлен на ужесточение контроля над трансграничным движением капитала из страны и в страну.

Некоторые нормы давно ожидаемы, как, например, право банка отказывать клиенту в открытии счета и проведении операций в том случае, если они кажутся ему подозрительными. На этом давно настаивал Центробанк.

В России нельзя будет зарегистрировать юрлицо по подложным документам (представьте себе, раньше внятного запрета не было).

Под контроль будет взят рынок микрофинансовых займов, который действительно представляет собой прекрасный полигон для незаконной обналички.

Вводится понятие «бенефициарного владельца» не только как конечного выгодоприобретателя, но и как лица, которое прямо или косвенно определяет деятельность фирм.

Предлагаются поправки в УК, которые вводят такой критерий ужесточения наказания за легализацию незаконных доходов, как использование юридических лиц, специально созданных для совершения преступления (это, конечно, к вопросу об «однодневках»).

Наконец, доходы, полученные незаконным путем, будут подлежать конфискации. На этом, например, настаивает Бастрыкин.

Но есть и нормы, которые напугали даже голосовавших за проект депутатов. В частности, в официальном комментарии, размещенном на сайте думы, глава комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров заявил: «Интересная поправка: если вдруг почта не смогла какое-то отправление налоговой службы вручить налогоплательщику, налоговая служба получает право арестовать счета налогоплательщика. При этом хотел бы заметить, что в этом случае за ущерб, нанесенный налогоплательщику, государство нести ответственности не будет. Я даже не собираюсь обсуждать тему рейдерских атак, которые теперь будут осуществляться на уровне налогового инспектора и почтальона, потому что этих двух людей будет достаточно, чтобы захватить любое предприятие».

Действительно, предполагается, что налоговики будут коммуницировать с участниками экономической деятельности по почте, причем исключительно по юридическому адресу, и если почтальон там фирму не обнаружит, она будет подвергнута разнообразным санкциям.

Но это все же частность, пусть и дикая, а вот фактическая отмена банковской тайны — это уже финал. Причем если в рамках ОРД доступ к информации по счетам будет возможен только с санкции суда (что разумно), то налоговики получат право требовать от банков информацию по клиентам напрямую — в рамках любой налоговой проверки. Зато рассказывать о том, что они были вынуждены нарушить конституционные права граждан, банки не смогут никому, в том числе клиентам — на это в законопроекте наложен строгий запрет.

Депутаты утверждают, что во втором чтении намерены все эти несуразности вымарать. Посмотрим, получится ли.

Триединство наказания

Теперь представим себе, что будет с чиновником или депутатом, если у него (или у супруга) обнаружатся счета или активы за рубежом. По закону, он должен будет либо избавиться от них, либо оставить должность, сдать мандат. Вроде бы неприятно, но не смертельно.

Но если вспомнить, что теперь каждый гражданин РФ обязан перечислять все полученные за рубежом доходы сначала на счета в российских банках и только потом — за рубеж, то картина получается принципиально иная. Если у чиновника (депутата) есть зарубежный счет, то, очевидно, на него поступали какие-то деньги. Тогда его ждет штраф в размере от 75 до 100% утаенного. Получается та же конфискация, хоть и в другой форме.

Кроме того, встанет вопрос: откуда у слуги народа эти деньги, легально ли их происхождение? Если ответ отрицательный — то это уже уголовная статья.

В общем, начато накопление юридического арсенала для полномасштабной войны с элитой. Вопрос в том, нужен ли он только для устрашения, или будет применяться всерьез?»

22 февраля в публикации [../info/53853.html «В хорошие руки»] говорилось: «в Госдуму внесён президентский пакет законопроектов, запрещающих хранение средств на счетах в зарубежных банках и владение иностранными ценными бумагами лицам, находящимся на госслужбе. При этом в проекте закона ничего не говорится о недвижимости за границей для чиновников, хотя о необходимости именно её запрета совсем недавно заявляли и глава государства, и депутаты «Единой России» (ЕР). Да и с нарушителями будущего закона будут обращаться крайне гуманно: им станет грозить не уголовное наказание, а всего лишь увольнение. Эксперты считают, что инициатива Кремля не имеет ничего общего с борьбой против коррупции, а лишь стимулирует перевод денег из зарубежных банков в российские.

Запрет на заграничные активы и банковские счета будет касаться министров, прокуроров, членов совета директоров Центробанка, сотрудников госкорпораций и госфондов, губернаторов, судей, сенаторов, депутатов, а также их супругов и несовершеннолетних детей. На то, чтобы перевести средства с зарубежных счетов на российские, чиновнику будет отводиться три месяца. В противном случае его ждёт страшное наказание… – увольнение. Председатель Комитета Госдумы по безопасности Ирина Яровая с воодушевлением заговорила о «совершенно новом подходе» и «особой концепции». Дескать, «инициатива главы государства – это не только противодействие коррупции, а ещё и защита национальных интересов». Однако, по мнению экспертов, ждать «аттракциона неслыханной честности» от отечественных VIP-чиновников не стоит.

Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко констатирует: «Бизнес целого ряда наших высоких чиновников, губернаторов, депутатов оформлен не на их родственников, а просто на держателей – хороших знакомых, которым они по тем или иным причинам доверяют». Председатель «Справедливой России» Николай Левичев предложил расширить круг родственников, которые попадают под действие закона. По его словам, «хорошо известны многочисленные случаи, когда совершеннолетний сын или племянница того или иного губернатора или министра имеют многомиллионные состояния, в том числе размещённые в иностранных банках».

Однако у грядущего закона, как считают многие эксперты, другие задачи, нежели заставить чиновников вести праведную жизнь.

Директор центра «Transparency International – Россия» Елена Панфилова называет несколько причин его внесения: «Во-первых, у России есть международные обязательства, и ей регулярно указывали, что зарубежные доходы и имущество выпали из сферы регулирования – надо было что-то в эту сторону предпринять. Во-вторых, роскошная жизнь чиновников за границей возмущает население – надо выполнять наказ избирателей. В-третьих, это удобный инструмент внутриэлитного контроля. Поскольку в наших элитах все про всех всё знают, в таком законе содержится гарантия от потери лояльности и управляемости».

Замдиректора этого же центра Иван Ниненко отмечает ещё одну подоплёку кремлёвского законопроекта, считая, что он уменьшит опасность принятия законов вроде «акта Магнитского». Мол, у чиновников уже не будет счетов за рубежом и, таким образом, они будут выведены из-под возможного удара. Как выразился первый зампред Совета Федерации Александр Торшин, новый закон всего лишь призван пробудить в элите «любовь к российским банкам вместо любви, которую она испытывает к швейцарским и прочим англо-американским финансовым институтам». По сути, принятие нового закона будет означать возможность легальной репатриации нечестно заработанных средств с зарубежных на российские банковские счета.

Если бы речь на самом деле шла о борьбе с коррупцией, то проще было бы принять уже ранее внесённый в Госдуму законопроект, который включал в себя и запрет на заграничную недвижимость. В том документе нарушение запрета предусматривало уголовное наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет. Теперь же, как сказал вице-спикер Госдумы от ЕР Сергей Железняк, «в соответствии с президентской инициативой чиновники смогут иметь недвижимость за рубежом». Она лишь должна быть задекларирована. Впрочем, единственная предусмотренная в законе санкция для нарушителя – лишение его должности.

Согласно только официальным декларациям, недвижимостью за рубежом обладают более 130 российских статусных госслужащих. По экспертным оценкам, основная масса этой собственности сосредоточена в таких странах, как Италия, Испания, Греция или Болгария. Причём расставаться с недвижимостью за границей российские чиновники не собираются и в свете нынешней «борьбы с коррупцией». Так, депутат Госдумы от ЕР Михаил Слипенчук намерен переоформить на родителей свою квартиру в Каннах (Франция), а недвижимость в Африке оформить на банк со 100-процентным российским капиталом.

Замгендиректора госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» Андрей Мельников сообщил, что принадлежащую ему недвижимость в Болгарии подарит сыну. Да и первый замсекретаря президиума генсовета ЕР Андрей Исаев заявил, что готов «найти те руки, в которые можно надёжно передать» принадлежащую его жене землю в Германии, на которой находятся паломнический центр и храм,/b>. Можно не сомневаться, что проблем с поиском таких рук у наших VIP-чиновников не возникнет», - предполагает Игорь Дмитриев в № 7 «Нашей версии».

Также на эту тему: [../info/53748.html “Ирина Яровая подвела Дмитрия Медведева”], [../info/53737.html “Видит око, да зуб неймет”], [../info/53634.html «Силовики пригляделись к зарубежным активам»], «282-я статья нашла новых фигурантов», [../info/51938.html «Элитам напомнили о «сюзеренитете»], [../info/51880.html «Кремлю не дают покоя зарубежные активы»], [../info/51859.html «Элита не сдает недвижимость»], [../info/51834.html «Сдавайте недвижимость, господа!»]."