Конфликт Макси-арест

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Возбуждено уголовное дело в отношении Николая Максимова

1279257116-0.jpg Спор НЛМК и Николая Максимова о том, кто из них кому должен за акции «Макси-групп», привел к тому, что он стал подозреваемым, а его счета арестованы. Уголовное дело по статье 160 УК п. 4 (присвоение или растрата, совершенное организованной группой) возбудило Главное следственное управление при ГУВД по Свердловской области в конце 2009 г. по заявлению нынешнего президента «Макси-групп» Валерия Шевелева, рассказали «Ведомостям» Максимов и его представитель. По их словам, Максимов, бывший гендиректор «Макси-групп» Евгений Логиновских и два бывших члена совета директоров компании подозреваются в присвоении или растрате.

«Насколько для меня это может быть опасным, покажет следствие. Но претензии ко мне надуманы: НЛМК не хочет со мной рассчитываться, они должны мне $1 млрд. Цель, видимо, оправдывает средства», — заявил Максимов.

В 2007 г. Максимов продал НЛМК 51% акций «Макси-групп» за $300 млн (сделка закрыта в 2008 г.). Еще столько же он мог получить впоследствии (см. врез). Оба акционера обязались одолжить «Макси-групп» по 7,3 млрд руб., но Максимов через месяц после внесения займа забрал его назад.

Это легло в основу уголовного дела. Схему рассказал представитель «Макси-групп»: «дочка» «Макси-групп» заключила с Оксаной Озорниной договор на покупку 100% долей ООО «УК УЗПС» за 10 млрд руб., реальная стоимость которого — 100 000 руб. Договор не был одобрен ни советом директоров, ни собранием акционеров. Озорнина перевела 9,6 млрд руб. предприятиям «Макси-групп», но уже под проценты. История повторилась при покупке ЗАО «Центрвтормет» у самого Максимова за 3 млрд руб. «Длительное время средства “Макси-групп” находились в распоряжении участников организованной группы и использовались для извлечения собственной выгоды», — подчеркивается в заявлении «Макси-групп», в результате компании был причинен ущерб в 2,9 млрд руб.

В качестве обеспечительных мер по уголовному делу свердловские следователи требовали арестовать личные счета Максимова, его имущество и активы. Чкаловский районный суд наложил арест только на счета — в среду Максимов не смог воспользоваться своими средствами в «ВТБ 24», рассказал представитель бизнесмена. Сколько было денег на счетах, Максимов говорить отказался.

У Максимова и его партнеров есть счета и в других банках. Часть денег они вложили в акции Сбербанка и увеличивали свой пакет в том числе за счет сделок репо, став крупнейшим частным акционером банка с долей 1,6%. Когда размер пакета превысил установленный «ВТБ 24» лимит на одного клиента, Максимов стал открывать счета в других брокерах.

Когда выяснилось, что в марте «Уралсиб» выдал нескольким физлицам 10,7 млрд руб. под залог «голубых фишек», Максимов не стал опровергать, что заемщик — его партнер, который держит акции в интересах предпринимателя.

В «Уралсибе» от комментариев отказались. Источник, близкий к банку, заверил, что пока счета не арестованы, но признал, что «ими интересовались силовые структуры».

Какие долги?

Спор Максимова и НЛМК разгорелся из-за оценки чистого долга «Макси-групп»: от нее зависел размер доплаты. Максимов провел оценку компании и потребовал от НЛМК 15,4 млрд руб. Комбинат нанял PwC, которая посчитала, что НЛМК переплатила: пакет Максимова стоил 1,4 млрд. руб., представленные им данные не соответствуют действительности: в частности, около 10 млрд. руб. дебиторской задолженности носят безнадежный характер.

Оригинал материала

«Ведомости» от origindate::16.07.10