Конфликт силовиков: новый виток

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Борьба между двумя группами: к первой относятся Черкесов, глава ФСО Муров и руководитель службы безопасности президента Золотов, ко второй группе – Сечин и Патрушев"

Оригинал этого материала
© "Политком.Ру", origindate::08.10.2007

Конфликт силовиков: новый виток

Татьяна Становая

На прошедшей неделе разгорелся скандал вокруг одной из силовых структур России – Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН). 2 октября в аэропорту Домодедово был задержан генерал-лейтенант, начальник департамента оперативного обеспечения ФСКН РФ Александр Бульбов – «правая рука» главы ФСКН Виктора Черкесова. Вместе с ним был задержан замначальника службы безопасности Юрий Гевал, старшие оперуполномоченные Григорий Черевко и Сергей Донченко. Все они подозреваются в организации незаконного прослушивания телефонных разговоров и получении взяток. Трое из них (исключая Черевко) затем были арестованы. Кампания против служащих ФСКН является мощным ударом по главе ведомства Виктору Черкесову.

Стоит напомнить, что Черкесов – является одним из приближенных к Путину силовиков, которому прочили большое будущие, но чье «повышение» постоянно откладывалось. В 2003 году Черкесов сыграл одну из ключевых ролей в проведении безболезненных и успешных выборов губернатора Санкт-Петербурга - на место ушедшего в отставку и лишенного по суду права баллотироваться Владимира Яковлева была избрана Валентина Матвиенко. После этого была произведена революционная реформа силовых ведомств: за счет более мелких ведомств были укрупнены ФСБ, МВД и Минобороны. Тогда в СМИ фигурировала информация о том, что Черкесов возглавит новую Федеральную службу расследований, куда войдут все следственные комитеты «силовых» ведомств. Однако президент решил, что это станет серьезным ударом по ФСБ и МВД. В итоге Путин принял беспрецедентное решение, позволив Черкесову возглавить новую «силовую службу» по борьбе с наркотиками и получить в свое распоряжение сеть ликвидированной налоговой полиции – самой «богатой» на тот момент структуры среди «силовиков». Черкесов рассчитывал, что новая служба станет для него плацдармом для дальнейшей экспансии, и часть функций силовиков перейдет в конечном счете к нему. Однако ФСКН практически никак не проявляла себя в публичном пространстве в последние годы, а Черкесов оставался самым маловлиятельным «силовиком».

Ситуация начала меняться в прошлом году. Тогда резко обострилась и вылилась в публичное пространство борьба «силовиков» за контроль над таможней. Результатом этой борьбы стала смена главы ФТС, отставка ряда видных генералов в ФСБ и представителей Генпрокуратуры. Затем произошла и отставка самого генпрокурора и его очень влиятельного первого заместителя – Юрия Бирюкова. Наконец, венцом кампании против «силовиков» стало возобновление дела о мебельной контрабанде «Три кита». Был нанесен мощный удар по группе Игоря Сечина, который лишился близкого к себе, по данным СМИ, генпрокурора Устинова и ФСБ, которую затронул «контрабандный скандал». Контроль над таможней был передан близкому к Путину Андрею Бельянинову (он также является и человеком главы «Рособоронэкспорта» Сергея Чемезова).

После такого поражения, судя по всему, группа Сечина-Патрушева начала восстанавливать свои силы. Первым результатом ее работы стало появление Следственного комитета при Генпрокуратуре во главе с Александром Бастрыкиным: это стало не только реваншем за «потерю» контроля над постом генпрокурора, но и новой возможностью. По данным СМИ, ФСБ очень сблизилась со СК, и все громкие дела готовятся именно по инициативе «чекистов». Знаковой также стала отставка Александра Новикова из МВД, которого считали человеком главы Службы безопасности президента Виктора Золотова – одного из конкурентов ФСБ-МВД.

Вторым результатом стала атака на Черкесова. Атака сопровождается не только арестами и задержаниями, но и беспрецедентной информационной кампанией с обеих сторон. Так, в «МК» на следующий день после задержания Бульбова была опубликована статья известного журналиста и депутата Госдумы (его связи с «силовиками» давно известны) Александра Хинштейна, в которой речь шла о том, что атака на ФСНК является местью ФСБ за «дело о «Трех китах». В своей публикации Хинштейн фактически обвиняет ФСБ в провоцировании войны между «силовиками». «Ответом» на эти обвинения стал новый «слив» уже в отношении Бульбова 4 октября. СМИ подробно написали про незаконное строительство дач в запретных зонах, распространении наркотиков, контрабанде и т.д. По данным журналиста Юлии Латыниной, развернулась борьба между двумя группами «силовиков»: к первой относятся Черкесов, глава ФСО Евгений Муров и руководитель службы безопасности президента Виктор Золотов. Ко второй группе – Игорь Сечин и Николай Патрушев. Конфликты между силовиками в путинском окружении случались и ранее. Однако нынешний конфликт уникален и может быть опасен и деструктивен для режима.

Во-первых, впервые подобный конфликт происходит открыто, что свидетельствует и о масштабе конфликта, и об ослаблении арбитражных функций президента, и об усилении неопределенности в связи с предстоящими выборами. Раньше, даже в период 2006 года, когда были самые массовые аресты, «чистки» проводились максимально тихо и не связывались с громкими расследованиями. Сами участники конфликта не обливали друг друга «грязью» в СМИ. Сейчас ситуация принципиально иная: ФСКН открыто заступилась за своих сотрудников и, прежде всего, за генерала Бульбова. Трое заместителей главы ФСКН лично поручились за генерала наркополиции. Это фактически означает только одно: война идет на «взаимоуничтожение», и Черкесов, поддерживая Бульбова, побуждает президента делать нелегкий выбор. В другой ситуации, например, со Счетной палатой (когда также есть конфликт между «силовыми» фигурами), Сергей Степашин после атаки на подчиненных своего аудитора Сергея Абрамова предпочел дистанцироваться от подозреваемых и инициировал отставку аудитора.

Во-вторых, атака на сотрудников ФСНК идет слишком «топорно» и «пренебрежительно» как к формальным процедурам, так и к предъявленным обвинениям. Так, Бульбову ставится в вину прослушивание, которое он не мог предпринять по собственной инициативе (раньше, когда речь шла об обвинениях в отношении силовиков, имелись в виду коррупционные дела). Кроме того, показательно, что суд не смог сразу арестовать генерала, так как отсутствовали достаточные доказательства для этого.

В-третьих, впервые президенту придется, осуществляя арбитражные функции, принимать решение с ощутимым ущербом для интересов одной из сторон.

До последнего времени Путина устраивали конкурентные отношения «силовиков» - это позволяло создать баланс интересов без очевидного доминирования одной из групп (что само по себе опасно) и получать максимум информации об их деятельности. При этом конфликты не выносились на публику. Теперь впервые ситуация поменялась и стала угрожать режиму: конфликт между «силовиками» перешел в новое качество и заставляет президента пойти на беспрецедентный шаг – согласиться на нанесение удара по одному из близких к себе людей. Это может оказаться сигналом элите, что гарантий безопасности нет ни для кого из ее представителей.