Конфликт сотрудников ППС и ОСБ на востоке Москвы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Detail24770.jpg

Оперативники сами предложили полицейским взятку, а потом обвинили их в вымогательстве

Сотрудники патрульно-постовой службы остановили белый Range Rover, ехавший по встречной полосе на улице Красный Казанец.

Конфликт сотрудников ППС и ОСБ на востоке Москвы привел к отстранению от службы

В автомобиле находились сотрудники отдела собственной безопасности. По предварительным данным, оперативники сначала сами предложили полицейским взятку, а потом обвинили их в вымогательстве. В защиту сотрудников ППС выступил член Общественной палаты России и основатель движения «Стопхам» Дмитрий Чугунов. «Лента.ру» попыталась разобраться в ситуации.

Особисты против патрульных

Инцидент произошел 1 июля средь бела дня. Патрульные действовали в рамках плана «Перехват» по розыску белого Porsche Cayenne. Задача пэпээсников заключалась в том, чтобы занять заранее определенную позицию и останавливать для проверки автомобили указанной марки и цвета. По словам полицейских, они спутали с разыскиваемым другой дорогой внедорожник — Range Rover — и стали его преследовать.

На кадрах с камеры уличного видеонаблюдения видно, как белый Range Rover выезжает из переулка на улицу Красный Казанец, но не встает в конце колонны машин, выстроившейся в два ряда перед светофором, а объезжает небольшой затор по полосе встречного движения. Затем внедорожник останавливается на следующем светофоре, а из того же переулка выезжает полицейский автомобиль, повторяет маршрут Range Rover и блокирует его, встав впереди. Момент начала преследования остался «за кадром».

Далее участники сцены спешились, и начался весьма напряженный разговор, ход и итоги которого стали предметом служебной проверки. Основных версий произошедшего три.

В первом случае речь идет о банальном злоупотреблении служебными полномочиями со стороны сотрудников ОСБ, пресеченном патрульными полицейскими, действовавшими по инструкции. Оперативников разозлило, что их «корочки» не позволили ехать как вздумается, и они решили проучить рядовых пэпээсников так, чтобы впредь им неповадно было связываться с особистами. Обвинили во взяточничестве. Возможно, даже успели собрать некий материал для возбуждения уголовного дела.

Во втором варианте оперативники ОСБ решили сделать «палку» на сотрудниках ППС — для того чтобы отчитаться перед начальством в выполнении некоего плана по отлову «оборотней в погонах». Они намеренно катались по встречной полосе, чтобы привлечь внимание полицейских, а потом стали предлагать им договориться «по-хорошему». Правоохранителям по закону запрещено провоцировать людей на совершение преступления, но как в реальной жизни при хитром построении диалога уловить грань между невинными намеками, шуткой и серьезным предложением? Разобраться в тонкостях оперативных игр достаточно сложно.

Существует и третья версия: отстраненные от службы патрульные — это реальные взяточники, а особисты проводили оперативную разработку, которая завершилась успешно. Учитывая все выше изложенное, сделать какие-либо выводы из происшествия пока не представляется возможным.

В пресс-службе столичной полиции «Ленте.ру» рассказали, что по поводу инцидента на улице Красный Казанец в главке проводится служебная проверка. До ее окончания все подробности держатся в секрете.

У некоторых известных общественных деятелей возникли серьезные опасения, что козлами отпущения станут рядовые полицейские, а не их коллеги из ОСБ. Член Общественной палаты России и основатель движения «Стопхам» Дмитрий Чугунов написал письмо руководству московской полиции с просьбой взять на контроль проверку по данному происшествию.

«Вызывает недоумение информация о том, что сотрудникам патрульно-постовой службы инкриминируется вымогательство взятки. Также закономерную озабоченность широкой общественности вызывает наличие дорогостоящих автомобилей у сотрудников, призванных противодействовать коррупции в системе МВД России», — сообщается в тексте документа, копия которого предоставлена редакции «Ленты.ру».

На стороне патрульных выступил и профсоюз, благодаря которому история приобрела огласку. Дошло и до начальника ГУ МВД России по городу Москве Анатолия Якунина. Однако его позиция до сих пор не известна.

«Водитель и пассажир (автомобиля Range Rover — прим. «Ленты.ру») стали провоцировать сотрудников полиции к получению взятки, предлагали виски «Чивас» стоимостью три с половиной тысячи. После этого стали предлагать деньги, эквивалентные стоимости виски», — рассказал LifeNews юрист полицейского профсоюза Павел Корнеев.

Заметив, что патрульные на предложения не реагируют, особисты, по словам юриста, выбежали из автомобиля и стали кричать пэпээсникам: «Стоять! Руки на капот! ОСБ ВАО!» Но эти крики полицейских тоже не испугали.

Видео: Московский профсоюз полиции: http://lenta.ru/articles/2015/07/28/osb/

Неприкасаемые и безынициативные

Репутация сотрудников подразделений собственной безопасности в полицейской среде по понятным причинам невысокая. С ними стараются особенно не контактировать, дабы не вызывать подозрений в стукачестве. При вынужденном общении, в ходе каких-то проверок, с особистами разговаривают только деловым языком, с соблюдением всех формальностей. Их обычно знают в лицо, хотя бы руководство. А в том злополучном Range Rover, по данным источников LifeNews, сидел сам начальник окружного ОСБ.

По данным источника «Ленты.ру», особисты стараются не проводить антикоррупционные операции лично как раз из-за того, что их легко опознать. Они используют третьих лиц, которых снабжают необходимой аппаратурой и мечеными купюрами. В рассматриваемом эпизоде ни одного из этих элементов оперативного эксперимента не было. Или о них до сих пор неизвестно.

Вместе с тем, по словам источника, существует проблема недостаточной обученности патрульных полицейских, неумения действовать четко и уверенно в любой обстановке.

В российской полиции, в отличие, к примеру, от американской, не существует практики закрепления нормативными документами типовых ситуаций с четким пошаговым алгоритмом действий стражей порядка. Из-за этого нередко они занимают пассивную позицию тогда, когда требуется, наоборот, инициативность и наступательность. Примером такого поведения можно назвать инцидент на Матвеевском рынке Москвы в июле 2013-го, когда сотрудники ППС не вмешались в потасовку с участием продавцов арбузов и оперативников. Иногда бездействие связано с опасениями, что тот или иной поступок впоследствии может быть неправильно расценен прокурором или начальником.

В эпизоде со взяткой — истинной или ложной — патрульные сообщили пассажирам Range Rover, что на место вызван экипаж ДПС, который будет разбираться с их катанием по встречной полосе. Полицейские уступили инициативу оперативникам, которым, конечно же, не хотелось фигурировать в деле об административном правонарушении, за что сотрудников МВД теперь лишают премий. По сути, после предложения «договориться» патрульные могли надеть на водителя внедорожника и его спутника наручники, но они этого не сделали. Не пресекая дерзкие слова, полицейские допустили, чтобы неизвестные граждане в обычной, неформенной одежде набросились на них, вооруженных и при исполнении.

Не исключено, что одной из причин отстранения патрульных постовых от службы стала именно эта нерешительность. Но по мнению Дмитрия Чугунова, имеющего солидный опыт уличных баталий с нарушителями ПДД в акциях «Стопхам», налицо грубое и банальное использование неравного служебного положения.

Ссылки

Источник публикации