Концерт для Алекперова и трубы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Baltic", origindate::13.11.2000

Концерт для Алекперова и трубы

Снежана Бартуль

Converted 28783.jpg

В узком кругу Алекперова величают “доном”

Приближенные к нему люди говорят, что право быть первым он заработал собственными руками, пройдя все ступеньки карьерной лестницы — от буровика до директора месторождения. В узком кругу Вагита Алекперова за глаза уважительно величают “доном”. Говорят, что он даже здоровается при встрече, как “крестные отцы” мафии: величаво-снисходительно, протягивая ладонь тыльной стороной вверх. Как бы для поцелуя.

“Вскормленный” нефтью

Вагит Алекперов родился в 1950 году в семье азербайджанца и казачки. Бакинец по рождению, он, по собственному признанию, просто вырос “на нефти”.

Мать Алекперова рано овдовела. На руках у нее осталось пятеро детей, из которых трехлетний Вагит был младшим. Трудиться он начал рано. Как только поступил на дневное отделение Азербайджанского института нефти и химии, сразу же устроился буровиком в объединение Каспморнефть. Совмещая труд с учебой, к 29 годам он сумел дойти до должности замначальника одного из основных нефтепромыслов Каспморнефти. А тут на предприятие пришла партийная разнарядка: для разработки новых нефтяных месторождений в Западной Сибири срочно требовались толковые специалисты. Алекперова распределили на Башнефть. Проработав там пару лет заместителем генерального директора по Западной Сибири, он отправился осваивать новое месторождение — Когалымнефтегаз.

Алек Первый

Возглавив Когалымнефтегаз, Алекперов не растерялся. Почти сразу перезнакомился со всеми сибирскими нефтяными монстрами. В том числе с генеральным директором Урайнефтегаза Александром Путиловым и главой Лангепаснефтегаза Юрием Шафраником, вместе с которыми впоследствии основал ЛУКойл.

Со времен Когалыма за Алекперовым укрепилась слава “отца солдатам”.

Существует полулегендарная история о том, как Алекперов поднимал дух нефтяников. Повредилась как-то труба, по которой шла нефть. Заваривать ее — дело опасное: сварщики не хотели рисковать жизнью. И тогда Алекперов уселся на злополучную трубу и просидел на ней, пока рабочие не заварили ее. Эту храбрость рабочие отметили, Алекперова чрезмерно зауважали и присвоили ему почетное прозвище — Алек Первый.

Большие маневры

Цитата 
“Если в дом, в котором есть жена, привести еще одну женщину, это будет не конкуренция. Это будет бардак”. 

Благодаря стараниям Алекперова уровень жизни в Когалыме считался едва ли не самым высоким в СССР. Ему удавалось добиваться, чтобы расчеты за поставленную нефть шли не бартером, что во второй половине восьмидесятых было в порядке вещей, а живыми деньгами. Шутники острили, что за успешное строительство коммунизма в отдельно взятом сибирском городе Алекперова и перевели в Министерство нефтегазовой промышленности СССР.

За всю историю этого ведомства Вагит Алекперов стал самым молодым заместителем, а затем и первым заместителем министра. Говорят, именно в те времена он разработал схему так называемого вертикального интегрирования нефтяных компаний — ВИНК. Ее суть состояла в том, чтобы объединить в единый холдинг всю цепочку предприятий, участвующих в добыче нефти, ее переработке и реализации конечного продукта: месторождение—завод—сбыт.

Необходимость такой схемы Алекперов объяснял по-восточному доходчиво:

Судя по реакции западносибирских коллег, идея была своевременна. В конце 1991 года в России появился первый нефтяной международный концерн ЛУКойл, названный по первым буквам городов Лангепас, Урай и Когалым.

Компания была зарегистрирована 25 ноября 1991 года как структурное подразделение Министерства топлива и энергетики. То есть являлась государственным предприятием. Единственный учредитель — правительство РФ. Правда, длилось это недолго.

5 апреля 1993 года на основании указа президента Ельцина N 1403 о приватизации предприятий нефтяной отрасли ЛУКойл преобразовали в частную компанию. Утвержденный Черномырдиным устав фирмы был весьма красноречивым: “...Компания является собственником имущества, переданного ей в качестве вкладов в основной капитал ее учредителями и акционерами...” А это крупнейшие нефтяные предприятия Волгограда, Тюмени, Перми, Челябинска... Десятки тысяч рабочих... Порядка 65 млн. тонн ежегодно добываемой нефти... Многомиллиардные валютные обороты...

Бензиновая афера

Секрет феноменального успеха компании объясняется тем, что действия ее всегда прикрывались (и прикрываются) правительством России.

Справка 
По данным журнала Forbes, состояние президента крупнейшей в России нефтедобывающей компании ЛУКойл Вагита Алекперова в 1998 году составляло 1,2 млрд. долларов. В то время как сама компания оценивалась в 3 млрд. долларов, а сам Алекперов, по неофициальным данным, владеет только 10% акций ЛУКойл. 

Где-то с 1995 года ЛУКойл через сеть своих автозаправочных станций занимался реализацией автолюбителям “специфического” бензина. То есть попросту его смешивали, а то, что получалось, продавали по ходовой цене.

Бензиновые махинации под крышей ЛУКойла были вскрыты налоговыми органами сразу в 18 регионах России. Компании инкриминировались сокрытие и неуплата налогов в особо крупных размерах. По самым скромным подсчетам, казна потеряла на этой афере 4,5 млрд. рублей. Федеральная служба налоговой полиции возбудила против ЛУКойла уголовное дело. И вдруг...

В июне 1997 года тогдашний председатель правительства Виктор Черномырдин своим постановлением (только для одной компании!) разрешил ЛУКойлу особенно не спешить с возмещением принесенного государству ущерба, тем самым фактически “похоронив” все, что удалось сделать до этого оперативно-следственной бригаде.

Очень любопытная деталь. За два месяца до упомянутого “эпохального” решения премьера Вагит Алекперов вдруг резко проникся любовью к общественно-политическому движению Наш дом — Россия, лидером которого, как известно, являлся все тот же Черномырдин. В апреле 1997 года хозяин ЛУКойла был избран членом центрального совета НДР.

А до этого Алекперову подсобил первый вице-премьер правительства России Николай Аксененко. Дабы притормозить уголовное дело по факту бензиновой аферы ЛУКойла, Вагиту Юсуфовичу пришлось стать почетным (первым!) вкладчиком в срочно созданном по инициативе Аксененко резервном фонде. Вместо того чтобы вернуть в казну 4,5 млрд. рублей, главный лукойловец “порадовал” Николая Емельяновича, переведя на счет его детища скромные 1,6 млрд. рублей.

А и Б сидели

История с недавним поглощением ЛУКойлом крупнейшей нефтяной компании Коми ТЭК похожа на предыдущую. На балансе Коми ТЭКа находились 50 месторождений. Объем экспорта сырой нефти за семь месяцев 1999 года составил около 1 млн. тонн на сумму почти 90 миллионов долларов. В результате приобретения Коми ТЭКа общие запасы нефти ЛУКойла выросли на 25 процентов и составили 4 млрд. тонн.

Об этой “сделке века” наперебой трубили все средства массовой информации, упустив одну важную деталь. 22 сентября 1999 года в кабинете первого вице-премьера Николая Аксененко состоялось закрытое совещание, на котором присутствовали руководители ЛУКойла во главе с президентом компании Алекперовым. Результатом совещания стал протокол N НА-П7-62 пр. “О мерах по развитию добычи нефти в Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции”. По сути дела, на этом совещании у Аксененко была одобрена концепция работы ЛУКойла в этом “золотом” регионе. Более того, ЛУКойлу были выданы соответствующие правительственные гарантии. Местным органам исполнительной власти рекомендовано не применять в отношении Коми ТЭКа и ее дочерних структур каких-либо санкций, включая отзыв лицензий на право пользования недрами, а также взимание штрафов. В дополнение рекомендовано до 2003 года не предпринимать никаких действий по возбуждению дел о несостоятельности ни против самой компании Коми ТЭКа, ни против ее “дочек”.

Другими словами, первый вице-премьер фактически узаконил положение ЛУКойла как государства в государстве.

И еще. Как следует из протокола, ЛУКойл объявлен “неприкосновенной персоной” до 2003 года. Почему? Скорее всего, потому что 2003 год — год очередных парламентских выборов.

Любит-не-любит? Конечно же — любит!

Справка 
Тимано-Печора — это не только всероссийская нефтегазоносная провинция. На ее территории находятся крупнейшие запасы леса, цветных металлов, руд, золота, алмазов, парафина, бокситов и даже каменной соли и минеральных вод. 

На фоне этой идиллии как гром среди ясного неба летом этого года прогремело известие о возбуждении уголовного дела против президента ЛУКойла Вагита Алекперова за сокрытие налогов. Называлась сумма минимум в 500 млн. долларов.

Хотя еще весной ничто не предвещало подобного поворота. Напротив, по итогам 1999 года Алекперов был поощрен специальным призом налогового министерства “Добросовестный налогоплательщик”.

Превращение из образцового налогоплательщика в образцового уклониста свидетельствовало о том, что отношение государства к ЛУКойлу поменялось.

Заговорили о кризисе в отношениях между Алекперовым и правительством.

Но тем не менее Алекперов уже через несколько часов добился аудиенции у Путина. Скандал улегся как бы сам собой.

А на позапрошлой неделе ЛУКойл купил американскую сеть бензозаправок Getty Petroleum Marketing, имеющую 1300 АЗС. Общая сумма сделки оценивается в 71 млн. долларов. В ближайших планах ЛУКойла — приобрести в США нефтеперерабатывающий завод, который будет перерабатывать нефть, добытую в том самом Тимано-Печорском регионе.