Концлагерь назывался «Город без наркотиков»?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Концлагерь назывался «Город без наркотиков»?

"Четыре года в Екатеринбурге при правительстве Свердловской области действовала общественная организация, которая, как утверждают екатеринбуржцы, насиловала, пытала, грабила и убивала людей.

Четыре года назад мы рассказали вам странную историю. Три друга - поэт и ювелир с уголовным прошлым Евгений Ройзман, бизнесмен Игорь Варов и бывший наркоман Андрей Кабанов - объявили в Екатеринбурге войну наркотикам. Сказали: «Это наш город. Мы не дадим здесь торговать» («Братки вышибают «дурь» с родины Ельцина», «КП» от 2.11.99).
Возможности у троицы были. «По щелчку» друзей в Цыганский поселок Екатеринбурга (где торговали практически открыто: наркоманы стояли за героином в очередь, а на воротах висели таблички: «есть» или «нет») приехали пятьсот могучих парней из ОПС «Уралмаш». («Уралмаш» - легендарное организованное преступное сообщество, в начале 90-х подмявшее под себя Свердловск. Но в 99-м году зарегистрировался другой ОПС - общественно-политический союз «Уралмаш». То, что некоторые его члены ранее находились в розыске по делам первого «Уралмаша», служило неиссякаемым источником глумления для журналистов. - Авт.) 
«Уралмашевцы» стояли посреди поселка и жмурились на солнце. Открытая торговля немедленно прекратилась.
Одновременно троица активистов установила пейджер, на который жители города стали сбрасывать места торговли. «...«уралмашевские» пацаны пошли по адресам, увещевая наркоторговцев... с той же проникновенностью, с которой они когда-то объясняли владельцам ларьков, почему те нуждаются в «крыше». Количество барыг, обращавшихся в травмпункты со сломанными конечностями, резко возросло» («Совершенно секретно», № 7 от 2000 года, статья «Вещдок на продажу. Три авторитета решили извести наркоторговлю в Екатеринбурге и объявили войну ментам», цитируем по сайту latynina.by.ru).
В подвале офиса «три авторитета» приковали за руку попросившего помочь ему «переломаться» наркомана Антона.
...Свою инициативу Ройзман, Варов и Кабанов назвали фонд «Город без наркотиков». Они объявили, что наркотой торгуют потому, что милиция с этим не борется (доказательство - скрытая съемка берущего взятку мента). Теперь, заявили фондовцы, «Город без наркотиков» будет бороться с наркотой вместо милиции. И даже так: будет бороться и с наркотой, и с милицией. 
Всю проблему умная троица обещала решить за год; когда журналисты спрашивали активистов, на кой ляд им это надо, парни пускали скупую мужскую слезу: «По этим улицам ходят наши дети».
Люди, отважившиеся подняться против вселенского зла, вызывали уважение, однако большинство журналистов решили, что фонд есть предвыборный трюк ОПС «Уралмаш»: его лидер Александр Хабаров активно светился со «святой» троицей и баллотировался в Госдуму.
А потом выборы прошли. А «Город без наркотиков» остался.
«Веселуха» для журналистов
С тех пор редкая газета не писала о фонде три - пять раз. Сотни публикаций. Сотни часов эфира на ТВ («Взгляд», «Времена», «Основной инстинкт»)... Несколько фильмов (в том числе западных).
О том, что фондовцы есть представители оргпреступности, журналисты писали напрямую. И даже впрямую называли группировки: Ройзман - с «Уралмаша», Варов - из некогда враждебной «Уралмашу» ОПГ «Центр», Дюша (бывшего наркомана Кабанова все зовут по кличке) - «синяк» (ОПГ «Синие»).
Расклад по группировкам, если верить печатному слову, озвучивал сам Ройзман («Лечилово», «Коммерсант-Власть» за 9.10.99). Он же, светясь от счастья, рассказывал автору «Совсекретно» о том, как однажды они с Варовым гнались за «крышующим» барыгу милиционером: «Ты представляешь, а? Мы, уголовники, гонимся за опером, а он от нас удирает задним ходом!»
СОБСТВЕННО, ПОТОМУ МЫ О НИХ И ПИСАЛИ. Нам, столичным журналистам, казалось: то, что в Екатеринбурге за барыгами и милиционерами гоняются уголовники - чрезвычайно весело. Такая, как выразился «Совсек», «карнавальная история»: «vodka, troika и ОПС «Уралмаш».
«И он обгадился в нашей машине»
Весело было только в Москве.
Евгений Ройзман (по крайней мере так утверждает он сам) передал отснятый на милицию компромат губернатору Росселю; «Город без наркотиков» ввели в Межведомственную комиссию по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту при администрации Свердловской области (ее, на минуточку, возглавляет вице-премьер правительства Спектор). Фонд въехал в двухэтажный особняк в центре Екатеринбурга. На фасаде повесили вывеску «Правительство Свердловской области».
Милиция (по понятным причинам пытавшаяся устранить самозванцев), получила: во-первых, выволочку; во-вторых, жесткое указание с фондом работать. И началось то, что историки и исследователи из НИИ МВД, вероятно, когда-нибудь назовут Великой Свердловской Правоохранительной Аномалией.
У меня в руках - бюллетени «Города без наркотиков» (хроника деятельности фонда ежемесячно выкладывалась на сайте www.nobf.ru в Интернете и издавалась в виде брошюр; «тетрадки» доставлялись в органы власти, суды и свердловскую областную библиотеку имени Белинского). Велась хроника фонда от лица президента - Ройзмана. 
Читайте.
«17 сентября... Нашли бородатого, как Карл Маркс, цыгана Панаркина Василия... (кличка у него Вася Луноходов). Дали ему деньги на 5 граммов, проследили, что он пошел в дом № 65 по улице Колхозной. Выйдя оттуда, он передал Хате героин и тут же был повязан... Этот 50-летний «бегунок»-торговец так перетрусил во время задержания, что навалил полные штаны (как назло в нашей машине). Вот моду себе взяли, скунсы противные. Наркотиками торговать не боялись» (бюллетень за сентябрь 2002 года).
Не сомневайтесь: именно это читали власти и свердловская библиотека. Во фривольной форме здесь описана совместная фондовская и милицейская операция - контрольная закупка. Луноходов не знал, что давший ему деньги Хата работает с операми; теперь он будет сидеть в тюрьме.
В каждом из бюллетеней задержаний - десятки. В одном из них - простая констатация факта: «Из двадцати двух задержанных в этом месяце наркоторговцев девятнадцать задержаны с участием фонда».
В интересной позе
Было так. Вначале поставленная в интересную позу милиция плевалась: «Нам?! Работать с ЭТИМИ?!» Но фонд (учредители Ройзман и Варов - богатые люди) стал выделять нищим ОБНОНам машины (ездить на задержания), бензин, деньги для контрольных закупок. Милиционеры стали возмущаться тише. 
К началу 2001 года механизм работы отладился полностью. Фонд выбирал барыгу (пейджер). Фонд находил наркомана, согласного совершить закупку. Выделял понятых (дефицит штатских, которых можно взять на операцию - вечная боль органов); предоставлял меченые деньги. И наконец, когда операция бывала полностью готова, фонд приглашал сотрудника ОБНОНа.
«Сотрудничество фонда с екатеринбургскими стражами порядка, - написали «Известия» («Сопротивление муравейника», 13.08.03), - строится по тому же принципу, что и у Шерлока Холмса с инспектором Скотленд-Ярда Лестрейдом. От милиционера требуется лишь прийти на задержание и взмахнуть корочкой».
...«Але, Федор Михайлович. Ет Леха вам звонит (фрагмент бюллетеня за июнь 2002 года: лучший сотрудник фонда Леха по телефону уговаривает начальника ОБНОНа Верх-Исетского РУВД Екатеринбурга Федора Загнибороду поехать провести контрольную закупку. - Авт.). Поехали сработаем? Федор Михайлович, ну поехали приделаем цыган - тебе орден дадут. Что, говоришь, выговор влепят? Да ладно, мы тебя отмажем. Что, жену не видел 2 дня? Да ладно, купим мы тебе резиновую бабу. Да есть у нас закупщик, и деньги есть, и рации... Федор Михайлович, да кого ты боишься? Федор Михайлович, ты будешь работать или нет? Федор Михайлович, скажи мне, кто тебя обидел?» И так минут по сорок». Потом Леха клал трубку и сообщал товарищам: «Уф, редкий замудонец. Поехали, я договорился».
На оперативках президент фонда стыдил ленившихся сотрудников: «Вы не менты!»
По данным ГУ МВД по Уральскому округу, только в 2002 году фонд и милиция совместно задерживали преступников 327 раз.
Великая Свердловская Правоохранительная Аномалия
Вернемся к бюллетеню.
«Кроме того, мы помогали судам собирать свидетелей. Обеспечивали явку. Возили следователей на очные ставки. Предоставляли транспорт и технику. Давали закупочные деньги. Делились добытой информацией».
Что еще? Предоставляли переводчиков на процессы. Еще? Участвовали в них. Еще? Писали жалобы. «Наркоторговке такой-то (имя пропускаю. - Авт.) судья сякой-то дал семь лет. Мы написали жалобу: считаем, что это слишком мало».
Перечислить, какие службы фонд подменил здесь? Судебных приставов, прокуратуры... 
Что характерно: после жалоб фонда приговоры отменяли. Если же не отменяли, фонд писал примерно так: «Судья Воронов отпустил Лиду... Судья Воронов не мог не знать, кто такая Лида... ...он понимал, что она сбежит... Теперь вся банда в сборе. Оптовик Асиф Аюб Оглы... сама Лида... и примкнувший к ним говнюк судья Воронов. Хотя причислить судью Воронова к говнюкам - говнюков обидеть...» (бюллетень за июль 2003 года).
Когда ход процесса особенно не нравился, Ройзман в суде плевался.
Но особенно ярко «Город без наркотиков» выполнял функции милицейского УСБ: «мочил» предателей в погонах. Каких только гадостей Ройзман и компания не выкладывали на сайт. Милиционер, застигнутый без трусов на квартире известной наркоторговки (той самой Лиды; опер был вынужден уволиться). Все - с должностями и фамилиями...
В общем, «Город без наркотиков» оказывал мощную помощь правоохранительной системе. А главное, фонд... научился лечить наркоманию.
Невозможное стало возможным
«Наркоман - это чухан, - проповедовали Ройзман, Варов и Кабанов. - Скотина. Его не надо лечить. Потому что наркомания - не болезнь».
Идея была: если наркомана год продержать в стерильном состоянии, мозги его придут в норму, и человек перестанет колоться. Главное - заставить «скотину» переломаться.
Первого - Антона - «ломали» в подвале; сердобольный Варов белой рукой с брильянтовым перстнем пихал болеутоляющее в слюнявый наркоманский рот. Потом несчастные родители повалили валом. «Скотин» везли в багажниках, вели на цепях.
Фондовцы сняли заброшенный дом; поставили шконки в два этажа и втиснули пятьдесят реабилитируемых (на каждого наручники). Кормили хлебом и водой (чтобы в голове только - «вот бы пожрать»). Через месяц - трудотерапия.
С точки зрения медицины метод был странным: ну избавился человек от физической зависимости. Психическая-то никуда не делась. И потому, когда фондовцы объявили, что колоться у них перестают 85 (иногда они говорили 80) процентов... Небо рухнуло на землю. Таких цифр не было НИГДЕ В МИРЕ. Считали, что они невозможны.
В фонд встала очередь; в ногах у Ройзмана валялись родители из Госдумы, МВД... Пара десятков вылечившихся «пациентов» остались в фонде «операми»; это они ездили на закупки и сажали наркобарыг.
Слава земная
Надеюсь, теперь понятно, почему Ройзману прощалось даже плевание. Фонд был обласкан; Евгений Ройзман стал советником губернатора, по некоторым данным, посещал заседания Совета безопасности области. Ройзмана приглашали делиться опытом в МВД. Восемьдесят процентов опрошенных одним телеканалом женщин сказали, что хотят иметь от Ройзмана ребенка.
Делегации в РЦ (теперь центров было уже три) шли не останавливаясь. Уполномоченные по правам человека, врач Назаралиев, в июле 2003 года - Людмила Нарусова...
Журналисты, описывая екатеринбургское чудо, называли фондовцев «Робин Гудами». Некоторые даже стали ставить вопрос: не являются ли выходцы из «теневой» среды здоровой движущей силой всего государства. Ведь не воруют (уже богаты) и живут честно (по понятиям)...
И вдруг среди ясного неба грянул гром. 15 августа этого года отряд СОБРа вынес ворота женского реабилитационного центра (частный дом на окраине города), вроде как проверяя сигнал о грузящих мешки кавказцах.
Реабилитируемые наркоманки, вчера сладко улыбавшиеся Нарусовой, разрыдались и сказали, что в реабилитационном центре их мучают, истязают и бьют.
За восемь дней до (!) публикации в редакцию пришло письмо:
«...Ульяна (Скойбеда. - Ред.) появилась у нас в фонде. Глаза у нее горели, а ноздри раздувались - я ее просто испугался и отказался с ней разговаривать... Со своей стороны, смею вас заверить, что я не совершил ничего недостойного.
Президент фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман».
«Я ненавижу вас, подлые наркоторговцы... Вы изнасиловали мою страну. Я ненавижу вас, проклятые! Я обещаю вам, что все вы будете сосать на том свете. И на этом тоже!»
(Крик души Евгения Ройзмана из бюллетеня фонда «Город без наркотиков» за февраль 2003 года.)"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации