Концлагерь назывался «Город без наркотиков»-4

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Концлагерь назывался «Город без наркотиков»-4

"Четыре года в Екатеринбурге при правительстве Свердловской области действовала общественная организация, которая, как утверждают екатеринбуржцы, насиловала, пытала, грабила и убивала людей

Окончание. Начало в номерах за 25, 26, 27 ноября 2003 года.)
Краткое содержание предыдущих частей.
В 1999 году в Екатеринбурге появился фонд «Город без наркотиков». Свердловские власти ввели его в комиссию при администрации области.
Постепенно в органы стала поступать информация, что в фонде людей бьют, одного забили до смерти; одну девушку изнасиловали. Ройзман зарегистрировался кандидатом в Госдуму.
Организованное преступное сообщество «Уралмаш» появилось в Екатеринбурге в конце 80-х. Уралмаш - это рабочий район; парни собирали дань с палаток. Потом был передел: «уралмаши» стерли с лица земли «центр», «афганцев» и «синих». Известная «банда Курдюмова» - это «боевка», группа киллеров «Уралмаша». 94-й год: горы трупов, выстрелы по РУБОПу и правительству области из гранатомета (в РУБОПе вышибло целый этаж; снаряд попал аккурат в ту комнату, где опера по вечерам смотрели видео).
Друг друга и свою организацию «уралмаши» зовут «семья». Выйти из «семьи» нельзя. Не убивают, но раздевают догола. На предприятиях «Уралмаша» (их восемьсот) железная дисциплина. Опоздание - штраф. Неявка члена ОПС на футбол («Уралмаш» - за здоровый образ жизни) - штраф. Причем прийти болеть за члена должны родственники: и бабка, и внучка, и жучка... 
Бюджет «Уралмаша» сравним с бюджетом Свердловской области. Структура трапециевидная: во главе не один лидер, а пять; если одного убивают, на его место выдвигается кто-то из «авторитетов»: люди меняют друг друга, как зубы у акулы. Убоповцы говорят: в России мало группировок, структурированных так по-умному. А на Западе такой была сицилийская мафия, знаменитый «спрут» города Палермо.
Политические амбиции
Жителям Свердловска известно: у людей, составляющих ныне общественно-промышленный союз (ОПС) «Уралмаш», трепетные отношения с политикой и популярностью. С 96-го года в УБОПе хранится желтенькая листовка. «Граждане! Голосуйте за нашего земляка Бориса Ельцина!» Подписи заставляли уральцев плакать: Александр Хабаров (привлекался за рэкет, осужден не был; ныне лидер ОПС), Александр Куковякин (трижды судимый, ныне депутат Облдумы)...
В 97-м Хабаров привез голодающим метростроевцам мешок денег. В 99-м зарегистрировался ОПС. Годовщину союза показывали по ТВ. Банкетный зал, лидеры богатейших предприятий области и музыка: «Эх-ма, Колыма: восемь месяцев - тюрьма»...
- С 96-го года, - говорит зам. начальника УБОПа Свердловской области Сергей Васильев, - Хабаров пытался выбираться в Госдуму: были довыборы по какому-то округу. Проиграл, и вот под выборы 99-го они раскрутили фонд: Хабаров сам ездил стоять в Цыганский поселок. Мы и предположили: фонд - это политический трамплин. Создан для удовлетворения хабаровских амбиций.
Хабаров продул и во второй раз; в данный момент Александр Алексеевич баллотируется на пост мэра Екатеринбурга. Когда я была в городе, его показали по ТВ: Хабаров должен был сказать, что вместо сбора подписей внесет избирательный залог. Александр Алексеевич сказал: «Я не буду собирать подпися...» Город дохнет со смеху.
«Голубой епископ»
- Видимо, они поняли, - говорит Васильев. - И в этот раз в Госдуму пошел Ройзман.
Я возразила: если раньше Евгений Вадимович вроде не отрицал, что принадлежит к «Уралмашу», то теперь он говорит, что никогда в ОПС не входил.
(От редакции: мы не публикуем своего мнения, является Ройзман членом ОПС или нет. Мы даем обе версии: УБОПа и самого героя.)
УБОП ответил, что даже «Известия» как-то написали: «Евгений Ройзман... строил под крылом уралмашевской ОПГ свою ювелирную империю». 
Я вспомнила, как вообще представляли Ройзмана фильмы и статьи: «Поэт, историк; в университете изучают его труды, владелец единственного в мире музея «Невьянская икона»... Убоповцы смеялись.
- Историк: окончил истфак. А сколько учился - ему и самому сказать стыдно! С 1985-го по 2003 год! Что икона - да. Владелец уникальной коллекции невьянской иконы и очень интересуется вологодской.
Кстати, безотносительно: выходили тут на нас коллеги из Вологды. Трещат у них иконы-то...
До фонда (писали СМИ) Ройзман уже участвовал в одной публичной акции. Вместе с товарищем снимал «с должности» епископа Екатеринбургского Никона. В 99-м году иерарха обвинили в гомосексуализме. Ройзман рвал рубашку на груди и кричал: «Ладно, я - иудей, но вы, православные, как можете целовать руку у пидораса?» Теперь говорят, дело было не в гомосексуализме...
«Комсомолка» тогда помогла снять Никона. Я, Ульяна Скойбеда, написала о скандале статью «Как преосвященнейший Никон отвращал паству от Бога содомским грехом» («КП» от 7.05.99); фотографию «голубого» епископа мы поместили на обложке. В Екатеринбурге «верующие» обложку отксерили и, наклеив ее на голубые шарики, прошли крестным ходом и отпустили шарики в небо... Епископа отправили в монастырь.
- Пиарщики, - грустно улыбаются милиционеры, - у них сильные...
Великая мистификация?
Вы скажете: какая разница, кто и зачем лечит наркоманов, если он их лечит? В том и суть. 
Александр Платонов - старший опер ОРБ. Это он руководил операциями в фондовских РЦ. 
- Я разослал запросы всем реабилитантам, которых удалось установить. Мне пришло сто три ответа. Ни один человек не сказал, что после фонда перестал колоться.
Чего? Откуда же: «излечившихся - 85 процентов»?
- Вот и мы их спрашивали, - Эдгар Далевский, президент «антиройзмановского» фонда, - откуда они взяли 85 процентов. Сколько раз я предлагал: положим двадцать человек, через год выпустим, еще через год проверим... Категорически отказывались.
Главный нарколог области Юрий Ружников:
- Я не знаю ничего, что подтверждало бы цифры фонда. Если бы они были правдой, фонду давно бы дали Нобелевскую премию.
Что - МИСТИФИКАЦИЯ?! Но о процентах фонда с полной уверенностью писали центральные газеты страны!
Я вопила от негодования, и тогда меня спросили: «А вы хоть знаете, за что Ройзман сидел?» 
А сидел Евгений Вадимович (помимо кражи) за неоднократное мошенничество.
Странный город
Историй подобного плана много. Пример: наркоман выступает по ТВ, что наркотик ему продает начальник одного из ОБНОНов Назир Салимов; на следующий день к Салимову прибегает мать наркомана: рассказывает, что фондовцы поймали парня, положили ему в карман героин и сказали: «Не дашь интервью - сядешь за сбыт». Сам мальчик говорит, что Салимова не знает (милиционер подал в суд; до этого по фондовским обвинениям он судился три раза, три раза выигрывал).
Екатеринбург - странный город. Здесь часто встречаются организации, делающие пиар из воздуха. Недавно «КП» писала о местном объединении «Сутяжник»: чтобы о них говорили, правозащитники сами топили мышку и сами подавали иск о жестоком обращении с животными...
Не могу отказать себе в удовольствии: еще пример. Из напечатанной Ройзманом предвыборной газеты: «Екатеринбург - единственный город в России, где за последние годы не увеличивается количество наркоманов».
Мы попросили прокомментировать ситуацию с «Городом без наркотиков» администрацию Свердловской области. Сотрудники пресс-службы ответили: «А какое отношение имеет к нам фонд?» Председатель комиссии, в которую входит фонд, времени встретиться с «КП» не нашел.
Главный нарколог Ружников:
- Количество наркоманов в Екатеринбурге уменьшается, но уменьшается по всей России. И там, где нет фонда «Город без наркотиков», количество наркоманов уменьшается тоже.
Бессилие силовиков
Случай, когда общественная организация боролась с наркотиками, а потом была заподозрена во всяких мерзостях, в России не первый. 29 января 2002 года в «КП» вышла статья «Плюмбум Наполеонович Хлестаков». Ветераны Афганистана «лечили» от наркотиков город в Ленинградской области. Главного ветерана носили на руках, а потом выяснилось, что он взял под контроль наркооборот и истязал наркоманов.
Еще раньше «Комсомолка» писала об орской организации «Рубеж» («Молодые ветераны чеченской войны наводят в Орске «русский порядок», «КП» от 11.03.00). Ветераны обнаглели настолько, что взяли корреспондента с собой в рейд: при нем втыкали шприцы в наркоманов. После того как фотографии были опубликованы, в Орске возбудили уголовное дело, лидера организации посадили. В Ленинграде дело возбудили без помощи нашей газеты; в итоге главаря посадили тоже.
В Екатеринбурге нашу ленинградскую заметку вырезали и принесли начальнику Главного управления МВД по Уральскому округу генерал-лейтенанту Красникову. Долгими зимними вечерами генералы читали ее...
Почему для возбуждения уголовных дел милиционерам нужны газеты? Почему (если «Город без наркотиков» таков, как о нем говорят) уральские органы четыре года терпели фонд? 
Милиционеры утверждают: они не терпели, но дела, где «светился» фонд, как-то затухали (пример: в квартиру, где сидят десять таджиков, врываются люди; кричат, что они - «Город без наркотиков», таджиков бьют; особенно бьют некоего Абдерахмонова, который и умирает. В наличии труп и десять свидетелей; фондовцы говорят, что это не они; опознание не проводится. Почему не проводится? «Так это ж фонд...» Убийцы не установлены. - Авт.).
Сложилась парадоксальная ситуация, когда российские законы в отношении фонда вроде не действовали. Держать людей в наручниках нельзя, а фонд держал, и это крутили по ТВ. Чуть не в каждом бюллетене фонд писал: «подлые таджики» и «Торговля наркотиками - государственный бизнес Республики Таджикистан. Чтоб они, сволочи, все сгнили в тюрьме» (бюллетень за сентябрь 2002 года). Уголовное дело о разжигании межнациональной розни пытались возбудить посол Таджикистана и председатель еврейского (!) национального меньшинства области; прокуратура дело не возбудила.
Вообще я догадываюсь, почему в августе органам вдруг дали команду «валить» фонд. Свалить хотели Росселя (в сентябре в Свердловске были выборы губернатора). Свалить Росселя не удалось.
Герои нашего времени
...Я хочу, чтобы вы знали: в екатеринбургской истории я НЕ на стороне милиции. Милиция здесь проявила себя во всей своей красе. Это надо же: радостно переложить на гражданских лиц обязанность ловить преступников - основную милицейскую обязанность. И то, что фондовцам приходилось уговаривать милиционеров «поработать», позор.
Мало того, я считаю, что вообще во всем, что произошло и в Ленинграде, и в Орске, и в Екатеринбурге, виновато МВД. Плохо работало. Чуть не поощряло наркоторговлю. Довело проблему черт знает до чего. ЗАКОНОМЕРНО, что появились желающие взять милицейские обязанности на себя, и ЗАКОНОМЕРНО, что общество кинулось носить их на руках.
Я также не отрицаю, что за четыре года «Город без наркотиков» сделал много хорошего. Кого-то вылечил. Кого-то (а скорее большинство) посадил справедливо. И нечестных ментов фонд обличал справедливо.
Обязанность журналиста - быть объективным; поэтому, собрав рассказы обиженных и оскорбленных, я хотела услышать, что думает фонд. Я пошла к Ройзману, а он...: «Я не буду давать тебе интервью, потому что ты была в милиции; я спас свой город, а ты собираешься написать подлость». Возможности проверить информацию Евгений лишил меня сам.
На всякий случай: приведенные в статье мнения людей - это не мнение газеты, а мнения людей. И прошу рассказы воспринимать именно как рассказы. Может, екатеринбуржцы сговорились клеветать на фонд! Вот когда семь возбужденных против фонда уголовных дел расследуют, будет суд... Кстати, могу предположить: если Ройзман таки пройдет в Госдуму, все дела будут закрыты. Зато тогда мы точно узнаем, являются ли робин гуды здоровой движущей силой нашего общества.
...Подъезд, в котором живет отец убитого наркомана Ильи Букатина, усыпан листовками. На них написано: «ЕвГЕний РОЙзман - герой нашего города». Каждый день, идя на работу, Александр Букатин топчет листовки ногами.
А я все думаю: может, такой и есть у нашего времени герой?"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации