Концы в "Озеро Джерби"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Концы в "Озеро Джерби". Треугольник Ходорковский - Кертис - Бонд

Оригинал этого материала
© "The Financial Times", Великобритания, origindate::17.05.2004, Перевод ИноСМИ.Ru

Перед крахом

Томас Кейтан, репортер 'Financial Times', специализирующийся на журналистских расследованиях.

Как адвокат из маленького города Сандерленда стал человеком, которому доверяла свои деньги одна из самых больших компаний России? Много работал, заслужил ее доверие и проявил высшую изобретательность в создании фиктивных компаний по всему миру, чтобы скрывать ее нефтедоллары. Именно этим и занимался Стивен Кертис (Stephen Curtis), пока не потерял самообладание, а через некоторое время и саму жизнь.

Вечером 3 марта этого года британский адвокат по имени Стивен Кертис забрался в свой новенький вертолет Agusta 109E и удобно устроил свое грузное тело на заднем левом сиденье пассажирского салона. Техник поставил перед ним три сумки багажа и подал пилоту знак на взлет. В 18.59 по местному времени вертолет поднялся в свинцовое небо с площадки лондонского вертодрома Бэттерси. После рабочего дня в сером и неприветливом Лондоне Кертису не терпелось вернуться домой, в роскошный замок в одной из самых красивых и дорогих частей Дорсетского побережья (графство Дорсет расположено на юге Великобритании на побережье Ла-Манша - пер.).

Когда вертолет Кертиса подлетал к аэропорту Бурнемут, шел небольшой дождь, и посадочная полоса была скрыта облаками. Пилот, местный житель 34 лет от роду, который постоянно возил Кертиса в Лондон и обратно, радировал диспетчерской службе аэропорта и запросил разрешение на посадку. Двое авиадиспетчеров видели, как вертолет появился из мглы, но неожиданно он нырнул вниз и влево и начал вращаться вокруг своей оси, что говорило о потере управляемости. Пилот, который по-прежнему поддерживал радиосвязь с диспетчерской службой, подтвердил, что испытывает трудности, но не знал или по другой причине не сказал, в чем было дело. Через двадцать девять секунд вертолет врезался носом в полосу и взорвался десятиметровым огненным шаром. И от самого вертолета, и от людей, летевших в нем, мало что осталось: тела Кертиса и пилота были настолько обезображены огнем, что судебному следователю пришлось опознавать их по образцам ДНК. Однако британская разведка уже хорошо знала Кертиса. Он был одним из ее новых информаторов.

Его смерть подняла настоящую бурю в разведывательных службах Великобритании и правоохранительных органах во всем мире. Хотя по этому поводу никто не высказывался вслух, власти имели серьезные подозрения относительно обстоятельств этой авиакатастрофы, хотя официальное расследование еще не окончено.

- Я не могу поверить, что это несчастный случай, - заявил представитель американских правоохранительных органов, имеющий огромный опыт расследования финансовых преступлений, - слишком уж хорошо все совпало по времени.

Это событие стало серьезным ударом для агентов спецслужб Великобритании. Корреспондентам Financial Times удалось узнать, что Кертис обратился к британской разведке за несколько недель до катастрофы и предложил ей информацию о незаконных делах российских бизнесменов в Великобритании.

За несколько дней до гибели он был представлен своему куратору из Национальной службы криминальной разведки (National Criminal Intelligence Service /NCIS), которая занимается сбором информации об организованной преступности в стране. 'У меня такое впечатление, - поделился со мной представитель британской разведки, - что он боялся преследования со стороны российских властей за то, что был соучастником в нелегальном вывозе капитала; возможно, он думал, что власти Соединенного Королевства его как-то прикроют'.

Пожалуй, Кертису действительно было необходимо прикрытие на таком высоком уровне, потому что 45-летний юрист оказался в центре одной из самых крупных в мире схваток между государством и частным капиталом - между самым могущественным человеком России президентом Владимиром Путиным и ее самым богатым гражданином Михаилом Ходорковским. В октябре Путин бросил Ходорковского в тюрьму по обвинению в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. Суд над ним, который должен начаться этим летом, станет лакмусовой бумажкой для всего экономического и политического развития России. В этом спектакле Кертис играл незаметную, но чрезвычайно важную роль, и ключ к ее финалу был в том, что он знал, или в том, кому и о чем он успел рассказать.

Через месяц после ареста Ходорковского Кертис, ко всеобщему удивлению, был назначен главой 'Менатепа', принадлежавшей Ходорковскому холдинговой группы стоимостью в 30 миллиардов долларов, которая является владельцем крупного пакета акций "ЮКОСа", второй по величине нефтедобывающей компании в России. На этом посту Кертис заменил другого миллиардера и крупного акционера 'Менатепа' Платона Лебедева, который также сидит за решеткой. Других акционеров 'Менатепа' и высокопоставленных сотрудников "ЮКОСа" обвинили в разных преступлениях, от мошенничества до организации заказных убийств.

Как вышло, что Кертис, юрист с небольшой практикой, уроженец Сандерленда и выпускник Эберистивита (Aberystwyth - административный центр на западном побережье Уэльса, в котором располагается Уэльский университет. Традиционно в британской юриспруденции лучшую карьеру делают выпускники Кембриджа и Оксфорда - пер.), стал главой одного из самых больших концернов в России? Как случилось, что именно он представлял интересы русских олигархов, например Бориса Березовского, миллиардера, вынужденного бежать в Великобританию? Откуда у него были деньги, чтобы утопать в роскоши?

Время от времени выезжая в свои дома в Испании и Гибралтаре, Кертис жил в замке. Замок Пенсильвания был выстроен в 18-м веке у Портленда, в очень красивом и дорогом месте дорсетского побережья, внуком основателя одноименного американского штата (английская провинция в Америке Пенсильвания была основана 14 марта 1681 г. по соглашению между королем Англии и английским политическим и общественным деятелем Уильямом Пенном - пер.). Когда я приехал туда, 'Юнион Джек' (флаг Великобритании, представляющий собой комбинацию флагов ее составных частей - пер.) над крепостной стеной был приспущен.

Мало кто соглашался говорить о человеке, въехавшем в этот замок на холме в 1997 году, и никто не хотел, чтобы их слова фиксировались. Одна женщина отвела меня в сторонку, чтобы дать 'дружеский совет'. Она сказала, что Портленд - это очень тесное сообщество, в котором очень любили Кертиса, его жену Сару и дочь Луизу.

Кертисы действительно очень постарались, чтобы местные жители приняли их как своих. Глава семьи жертвовал большие деньги на разнообразные местные проекты, вступил в 'Ротари Клуб' (движение Rotary International, объединяющее крупных бизнесменов в разных странах, ставит своей целью проведение различных благотворительных акций в 'неблагополучных' регионах мира. На местном уровне существует в виде клубов - пер.), приглашал местных жителей на праздники в замке, например, на празднование 20-летия своего бракосочетания. Тогда среди гостей было много миллионеров и даже арабский принц.

- Еда была просто потрясающая, пили мы только лучшие вина и шампанское, и все это текло просто рекой, - восторженно вспоминал один из местных жителей, - а официанты и официантки были все так красиво одеты. В саду для детворы сделали маленькую игровую площадку, а закончился вечер профессиональным фейерверком. Ничего подобного я раньше не видел и вряд ли когда-нибудь увижу.

Кертис никогда не стеснялся похвастать своим богатством. Знавшие его люди рассказывают, что он был высок, весьма упитан и дорого, даже щеголевато, одет. Он создавал вокруг себя атмосферу тайны, обожал фильмы про Джеймса Бонда и всегда приезжал на деловые встречи не просто так, а на 'Бентли' или 'Феррари'. Все говорят о нем как о разговорчивом и простом в общении человеке, засыпавшем своих друзей подарками. И он всегда был охоч до работы. Один из его друзей сказал: 'Он любил работать, это было его страстью. Да, он любил и получать удовольствие от жизни, но кто этого не любит?'

Для гостей, приезжавших в замок Пенсильвания, существовало только одно условие: ни в коем случае не фотографировать Кертиса. Местные фотографы вспоминают, что Кертиса как ветром сдувало, стоило ему увидеть фотоаппарат.

Параноидально скрытного юриста не фотографировали для публики, даже когда он был назначен главой 'Менатепа'.

Financial Times провела собственное полуторамесячное расследование по поводу огромного богатства Кертиса и его головокружительного взлета, и оно ответило на некоторые вопросы, хотя вместо них тут же появились новые. Собранные документы и записанные интервью дают самую полную на сегодняшний день картину того, какими именно делами занимался Кертис в интересах своих богатых клиентов. Прежде всего, они показывают, как российские компании в первые годы после распада Советского Союза, когда 'все средства были хороши', использовали дыры в офшорном законодательстве, чтобы прятать в офшорных центрах свои доходы и уклоняться от уплаты налогов. Во время правления президента Бориса Ельцина в 1991-1999 годах люди, ставшие позже известными под именем олигархов, прибирали к рукам продаваемые государством огромные запасы полезных ископаемых. Сегодня они - одни из самых богатых людей в мире, но в свое время они не выбирали средств, из-за чего в российском обществе стала появляться уверенность, что коммунизм сменился 'бандитским капитализмом'.

В то время Кертис и примелькался в России. Как объяснял один западный финансист, имеющий большой опыт вложения денег в этой стране, в первые годы на русских было нетрудно произвести впечатление, и они были благодарны ему за услуги, которые он оказывал. А еще один британский юрист, пересекавшийся с ним по работе, выразился так: 'Он держал общак у олигархов' ("a bag-man for the oligarchs".).

Из документов, которыми располагает FT, явствует, что для таких клиентов, как "ЮКОС", Кертис открыл потрясающую по своим размерам сеть фальшивых компаний во всех мировых офшорных зонах, вероятно, для сокрытия денег от глаз налогового ведомства. Его партнером по этим делам был Питер Бонд (Peter Bond), финансист с острова Мэн (остров в Ирландском море, принадлежащий Великобритании, но имеющий статус офшорной зоны - пер.), деятельностью которого интересовались ФБР и другие правоохранительные органы из разных стран в связи с подозрениями в его участии в многочисленных случаях отмывания денег.

К ответственности Бонд ни разу не привлекался, однако сейчас власти острова проводят в отношении него процедуру лишения лицензии на профессиональную деятельность после того, как на суде над одним американским биржевым оператором, обвиненным в отмывании денег и мошенничестве, он признал, что прятал на острове миллионы долларов. В обмен на сотрудничество со следствием власти Соединенных Штатов пообещали прекратить расследование его роли в этих преступлениях.

Из материалов расследования и из открытых источников была выявлена связь между компаний Бонда Valmet, юридической фирмой Кертиса и группой 'Менатеп' Ходорковского. А близость этой связи предстала в полном свете после того, как стало известно о встрече Кертиса и Бонда в роскошном офисе компании Curtis & Co в Лондоне, на Парк-лейн, 94, 1 июня 1999 года. Из содержания конфиденциального 'списка присутствующих', попавшего в распоряжение Financial Times, следует, что Бонд и Кертис создали финансовую структуру, в состав которой входила целая сеть фиктивных компаний, охватывавшая Гибралтар, Кипр и остров Мэн.

Также из документов явствует, что целью создания этой структуры, было, скорее всего, сокрытие прибылей от продажи российской нефти, чтобы они не появились в балансовых отчетах "ЮКОСа". С ее помощью основные русские акционеры компании могли уходить от налогов и обманывать миноритарных акционеров, среди которых было немало западных инвесторов. Эта структура, а всего в документах говорится о нескольких подобных ей, получила кодовое название 'Озеро Джерби' ("Jurby Lake"), по имени одного из мест на острове Мэн.

Бывший партнер Бонда по фирме Valmet Кристофер Самуэльсон (Christopher Samuelson) утверждал, что в деятельности компании в интересах "ЮКОСа" и 'Менатепа' не было ничего противозаконного. По телефону из Соединенных Штатов он заявил следующее: 'Вопрос об отмывании денег или о чем-либо подобном даже не стоял. Не стоял вопрос и о сокрытии активов, во всяком случае, я ничего не знал об этом. Но я сам не имел отношения к этим структурам. Вам нужно говорить с Питером Бондом'.

Бонд не ответил ни на вопросы, посланные по почте, ни на звонки к нему домой. Компания Valmet поменяла название на Mutual Trust Management. Карен Харрис (Karen Harris), одна из директоров, сказала, что Бонд покинул компанию в августе 2001 года, и отказалась передать ему записку с нашими вопросами.

Знали ли российские олигархи о том, что от их имени делали Кертис и Бонд? Скорее всего, знали, если уж Ходорковский и Лебедев лично давали 'добро' на создание указанной финансовой структуры. В своем письме одному из юристов "ЮКОСа", также попавшем в распоряжение нашей газеты, Кертис указывал на возможный конфликт интересов, возникавший из того, что он имел долю в двух из ее фиктивных компаний. Также в письме есть и его указания на то, что его действия одобрялись в "ЮКОСе" на самых верхних управленческих уровнях.

Он писал: 'Вы, а также господин Лебедев и господин Ходорковский, были поставлены в известность относительно этого конфликта на самой ранней стадии и изволили заметить, что Вы не считаете, что это может помешать мне оказывать содействие в формировании этой Структуры'.

Из протокола встречи на Парк-лейн, 94 становится ясно, что Кертис и Бонд не просто выстраивали эту структуру, но и получали в управление миллионы долларов, полученных от продажи нефти, через компании, которые формально уже не контролировались "ЮКОСом". Как сам Кертис характеризовал природу финансовой структуры, через которую можно было потенциально пропускать миллиарды долларов нефтяных прибылей российских компаний, 'большая часть структуры строилась на доверии'.

В этом протоколе и в личной корреспонденции Кертиса всплывают еще два имени: Виктор Прокофьев, в то время сотрудник 'Менатепа', и юрист "ЮКОСа" Василий Алексанян. Официальный представитель группы 'Менатеп' заявил, что Прокофьев больше не работает в этой компании. С Алексаняном, который сейчас представляет интересы крупнейших акционеров, нам побеседовать не удалось - на вопросы, переданные ему через "ЮКОС", ответа мы не получили. В рамках уголовного дела против 'Менатепа' и "ЮКОСа" российские власти арестовали большую часть и его активов.

Арест Ходорковского и Лебедева вызвал резко отрицательную реакцию на Западе и побудил других акционеров "ЮКОСа" покинуть Россию. Рассказ, который слово в слово повторяют все олигархи - что эти аресты есть часть новой автократической политики Путина с целью указать место нарождающимся капиталистическим кругам страны - был принят многими западными политиками и журналистами.

Однако документы о встрече в офисе Curtis & Co, а также другие важные бумаги поддерживают обвинения со стороны российской прокуратуры в том, что "ЮКОС" и его главные акционеры недоплатили миллиарды долларов налогов. В рамках российского расследования полиция Швейцарии произвела обыски в нескольких компаниях "ЮКОСа", которые были составными частями структуры, выстроенной Кертисом и Бондом. Одной из них была компания Karran Tankers. Также по требованию российской прокуратуры швейцарские власти заморозили активов указанных в документах фирм на сумму около 5 миллиардов долларов. Проходили и сообщения о том, что российские власти якобы обратились к своим британским коллегам с просьбой произвести выемки документов в офисах "ЮКОСа" в Лондоне - включая и офисы Curtis & Co на Парк-лейн.

Сторону обвинения в этом деле поддерживают и сотни документов о самых сокровенных операциях "ЮКОСа" и 'Менатепа', которые попали в руки Кремля от Елены Коллонг-Поповой, бывшей помощницы одного из приближенных Ходорковского Алексея Голубовича. Кроме должности финансового директора "ЮКОСа", Голубович еще имел большой пакет акций 'Менатепа' и, по документам, важные связи с фирмой Valmet. Его нынешнее местонахождение неизвестно.

Из своей квартиры в [[:Категория:Париж|Париже]], где она находится под круглосуточной защитой полиции, Коллонг-Попова рассказала журналистам о том, что она переправила для Голубовича 800 миллионов долларов в различные офшорные центры, включая и остров Мэн. ''[[:Категория:ЮКОС|ЮКОС]]' и '[[:Категория:Менатеп|Менатеп]]' использовали (офшорные) компании для того, чтобы минимизировать налоги и рассредоточить акции, чтобы не возникало проблем с российским антимонопольным комитетом, - рассказала она в ноябре газете 'Мэйл он Санди', - это было как в мыльной опере 'Даллас', только действие происходит не в Техасе, а в [[:Категория:Москва|Москве]] . . . в Карибский бассейн, на Сейшельские острова и на остров Мэн постоянно летали частные самолеты. Роскошные отели, лучшие рестораны и бесконечный поток денег'.

Кертис и Бонд сделали для Ходорковского и главных акционеров "ЮКОСа" из 'Менатепа' действительно огромную и важную работу, и связь между ними была уже глубокой и прочной. Этим, скорее всего, и можно объяснить, почему Кертис был назначен исполнительным директором главного холдинга российского миллиардера в тот момент, когда государство уже вовсю наступало на его главные фигуры.

Кертис был одним из немногих людей, кто мог бы разобраться в сложнейшем финансовом лабиринте 'Менатепа'. И это естественно, потому что он и создавался с его участием.

Запутанная нить, на которую нанизаны фиктивные компании, ведет из одного офшора в другой, но в конце концов тесно связывает между собой Curtis & Co, Valmet и 'Менатеп'. В каких-то случаях они помещались в одном офисе; в других, ими управляли одни и те же директора и доли в них имели одни и те же акционеры. Но и за Valmet, и за Curtis & Co очень часто просматриваются спины российских миллиардеров, бегущих от российского же правительства.

Так, 'Curtis & Co' упоминается в британских регистрационных данных ныне ликвидированной компании 'Totbest Ltd', в правление которой входили все основные акционеры 'ЮКОСа', связанные с 'Менатепом'. Офис 'Yukos UK' находится в резиденции 'Curtis & Co' на Парк-лейн. А второй человек в 'Curtis & Co', Джеймс Джекобсон (James Jacobson) до 2002 г. входил в совет директоров 'Yukos UK' - пока компания 'из налоговых соображений' не переместилась на Кипр. Джекобсон отказался дать интервью для данной статьи, переадресовав все вопросы представителю 'APCO Worldwide' по связям с общественностью. '(Джекобсон) в настоящее время не занимается посредничеством', заявил его представитель Саймон Уайтхед (Simon Whitehead). 'Он просто приводит в порядок собственные дела, и дела Ситивена, а также следит за тем, чтобы (в компании) все шло как положено'.

Президент и глава 'APCO' Марджери Краус (Margery Kraus) является членом международного консультативного совета 'Менатепа' и несколько лет была советником Ходорковского по вопросам, связанным с улучшением его имиджа на Западе. На дальнейшие вопросы, в том числе и о том, не поручил или ему 'Менатеп' заняться этой историей, Уайтхед ответить отказался.

'Valmet' также имеет давние связи с 'Менатепом', помогая новоявленным миллиардерам из этой группы разобраться в хитросплетении офшорных зон льготного налогообложения. В одном из старых проспектов 'Менатепа' 'Valmet' (Бермуды) значится как его филиал, а из документов компании видно, что 'Менатеп' владеет 20% акций всей 'Valmet Group'. Бывший партнер Бонда по 'Valmet' Кристофер Самюэльсон (Christopher Samuelson) рассказал Financial Times, что 'Менатеп' владел акциями 'Valmet' до 2001 г.

Завершает треугольник 'Ходорковский - Кертис - Бонд' серия связей между 'Curtis & Co' и 'Valmet'. У них общие директора: Самюэльсон, управлявший 'Valmet' совместно с Бондом, являлся также директором еще одной компании Кертиса - '94 Park Lane Ltd'. А в регистрационных документах '94 Park Lane Ltd' указывается, что ее холдинговой компанией в конечном счете является гибралтарская 'Valmet Holdings Ltd'. Вообще, 'Valmet' была настолько близка к Кертису, что, по словам ее бывшего директора по маркетингу Брэнсона Бина (Branson Bean), 'наши офисы одно время располагались в здании его компании'.

Самюэльсон признал существование давних и тесных связей между двумя компаниями и их руководителями. 'Я знал Стивена Кертиса многие годы и совершенно уверен, что он погиб в результате несчастного случая с его вертолетом', сказал он. 'Все подозревали, что в этом могли быть замешаны третьи стороны, но, думаю, это было связано с 'чувствительностью' событий, происходивших в России'.

Будучи сотрудником 'Valmet', Бин участвовал в работе над несколькими неоднозначными сделками для 'ЮКОСа' и его главных акционеров из 'Менатепа'. В 1999 г. западные инвесторы во главе с американским финансистом-затворником Кеннетом Дартом (Kenneth Dart) подали серию исков, обвиняя 'Valmet' в прямом соучастии в бесстыдной мошеннической схеме, с помощью которой главные российские акционеры пытались их обмануть. На острове Мэн Дарт добился положительного решения по своему иску о пресечении тайной попытки перевести призовые акции 'ЮКОСа' на счета целой сети подставных компаний, зарегистрированных в разных странах мира. Некоторые из них были созданы или управлялись 'Valmet'. Позднее, как утверждает 'New York Times', 'Valmet' заявляла, что эта сделка находилась лишь 'на ранних стадиях разработки'.

Бонд был замешан и в другом споре между 'Менатепом' и западными инвесторами, где также участвовал Дарт. Приобретя у 'Менатепа' крупную российскую компанию 'Ависма', занимавшуюся производством титана, инвесторы подали иски на острове Мэн и в Ирландии, утверждая, что стали жертвами крупномасштабного мошенничества. По их словам, им удалось выяснить, что десятки миллионов долларов прибыли ежегодно перекачивались в офшорную компанию под названием 'TMC', которой владел и управлял некто Питер Бонд. Инвесторы утверждали, что после этого прибыли возвращались обратно в 'Менатеп'. В 1998 г. инвесторы добились от судьи на острове Мэн решения о замораживании 20 миллионов долларов, которые 'TMC' держала в 'Barclays Bank'. 'TMC' вынуждена была пойти на полюбовное соглашение, вернув инвесторам порядка 8 миллионов долларов.

Но в России ничего так просто не делается. После новых изменений в составе главных акционеров уже сама 'Ависма' подала иск в США на своих западных акционеров, обвиняя их в использовании ради обогащения в ущерб компании той самой 'незаконной схемы', которую разработал Бонд. По подсчетам 'Ависмы' в результате этого она лишилась 50 миллионов долларов. Стороны достигли соглашения во внесудебном порядке, причем сумма сделки не разглашалась.

Со своей стороны, 'Valmet', 'TMC' и Бонд утверждали, что всего лишь играли роль посредников в ходе вполне законной торговой сделки, и не имеют никакого отношения к спору между акционерами. Они вернули 8 миллионов долларов после того, как заинтересованные стороны договорились, кому эти деньги причитаются.

Частично благодаря своей роли в 'деле Ависмы', 'Valmet' стала одной из первых западных компаний, чья деятельность заинтересовала американских и швейцарских следователей в ходе скандала с отмыванием денег через 'Bank of New York', разразившегося после того, как выяснилось, что через этот почтенный банк было перекачано более 7 миллиардов долларов, имевших, как подозревает следствие, российское происхождение. Делу отнюдь не помог и тот факт, что, как утверждалось, 'Valmet' переводила украденые у 'Ависмы' средства через счета в этом банке.

В ходе 'дела Bank of New York', расследование которого еще не завершено, двое эмигрантов из России признали себя виновными в отмывании денег. Против Бонда в конечном итоге никаких обвинений выдвинуто не было - да, по всей видимости, и не могло быть выдвинуто по условиям сделки, которую он позднее заключил с американской прокуратурой. Чтобы заставить его дать показания против своего клиента Роберта Бреннана (Robert Brennan) - американского биржевого маклера, за которым власти гонялись уже долгое время - прокуроры предложили Бонду иммунитет от судебного преследования. С помощью свидетельских показаний Бонда Бреннан в 2001 г. был осужден по обвинению в мошенничестве и отмывании денег. Однако адвокаты, защищавшие Бреннана на этом процессе, утверждали, что сделка об иммунитете ограждает Бонда от любых будущих обвинений в связи с масштабной схемой по отмыванию денег, раскрытой в 'Bank of New York'.

В суде Бонд с необычайной откровенностью рассказывал о своих действиях, не признав, впрочем, никаких нарушений за собой лично. Он сообщил, что создал десятки подставных компаний по всему миру, чтобы 'защитить' деньги Бреннана. Однажды, заявил Бонд, он получил 4 миллиона долларов в облигациях на предъявителя, которые Бреннан прятал от кредиторов. 'Это было крайне необычное ощущение', заметил он, вспоминая, как возвращался в Британию с чемоданом, набитым облигациями. 'Все время думаешь - вдруг ты случайно поставишь его на пол в мужском туалете, а потом забудешь там' - сказал он в суде. Согласно показаниям Бонда, 1,7 миллиона долларов он оставил себе в качествен гонорара за создание подставных компаний для Бреннана. Адвокат последнего откровенно усомнился в надежности Бонда в качестве свидетеля.

Связи Кертиса с Бондом помогали ему получать работу по управлению офшорными средствами арабских клиентов, а затем, во все больших масштабах, и средствами новоявленных российских олигархов. Кертис работал на Бориса Березовского, российского миллиардера, получившего в сентябре прошлого года политическое убежище в Великобритании, и, по словам друзей, был связан с ним близкими личными отношениями. В прошлом году Кертис старался предотвратить экстрадицию Березовского в Россию, где он был объявлен в розыск по обвинению в мошенничестве.

Кертис был одним из двух людей, которые внесли залог, гарантирующий, что Березовский не сбежит из страны, пока вопрос об экстрадиции рассматривался в суде. Как говорил Березовский своим друзьям, гибель Кертиса подтверждает его предположение, что ему небезопасно возвращаться в Россию, хотя и не называл конкретных причин. Дать интервью для данной статьи Березовский отказался. Не существует никаких данных, позволяющих предположить, что Кертис, работая на него, занимался какими-либо недостойными делами.

Кроме того, женевское и гибралтарское отделения компании Бонда 'Valmet International' располагались по тем же адресам, что и офисы фирмы 'Руником', которую контролирует Роман Абрамович - после приобретения футбольного клуба 'Челси' он стал самым известным российским олигархом. Абрамович - протеже Березовского - был наиболее приближенным к ельцинской семье олигархом. Вслед за Березовским, он также переехал в Лондон и недавно был назван самым богатым человеком в Великобритании. Связаться с Абрамовичем, чтобы получить его комментарии, нам не удалось. Не существует никаких данных, позволяющих предположить, что его связи с компанией Бонда носили неподобающий характер.

По словам одного лондонского адвоката, он не раз встречался с Кертисом, когда тот представлял интересы Ходорковского и Березовского, и восхищался 'впечатляющим' списком его клиентов, среди которых, помимо российских нуворишей, были и богачи-арабы. Тем не менее, Кертис имел интересы и в Израиле: по данным израильской ежедневной газеты 'Haaretz', в последние месяцы перед гибелью он собирался выкупить 95% израильского филиала шведского мебельного гиганта 'Ikea'. По утверждению 'Haaretz', Кертис несколько раз побывал в Израиле, оформляя эту сделку. Неизвестно, встречался ли он в ходе этих визитов с главными акционерами 'Менатепа', удалившихся туда в добровольное изгнание.

Другой его контакт с Израилем выражался в том, что Кертис владел пакетом акций частной детективной компании под названием 'ISC Global'. Эта фирма, также зарегистрированная по адресу его офиса, управляется тремя бывшими сотрудниками Лондонского управления полиции. Несколько лет назад она по неясным причинам отпочковалась от одноименной израильской компании. 'В кругах частных детективов хорошо известно, что ('ISC') финансируется на российские деньги', сообщил нам один консультант по вопросам безопасности, пожелавший сохранить анонимность. 'Когда он бывал замешан в судебных разбирательствах, Кертис использовал немало грязных трюков - устанавливал 'жучки' на телефонах, взламывал компьютеры и т.д.'

Кроме того, Кертис был директором 'Bermuda Commercial Bank', специализирующегося, как сообщает его вебсайт, на оказании богатым клиентам конфиденциальных финансовых услуг, в том числе создании и управлении офшорными компаниями. 'Мы понимаем, что главными принципами офшорного банковского дела являются конфиденциальность и безопасность', говорится на сайте. 'Если вы пожелаете вести через нас банковские, торговые и инвестиционные операции, ВСВ будет осуществлять ваши торговые и инвестиционные сделки на мировых финансовых рынках только под собственным названием'.

Ходорковский попал в тюрьму, а Стивен Кертис погиб в тот момент, когда эпоха, сделавшая одного из них миллиардером, а другого - 'просто' очень богатым человеком, уже подходила к концу. Компания Ходорковского завершала процесс преобразования в настоящий образец 'правильного' корпоративного управления - который, по общему мнению наблюдателей, начался через несколько месяцев после урегулирования юридических споров между 'ЮКОСом' и Дартом в последние дни 1999 г.

К началу нового столетия многие из российских олигархов осознали, что им необходимо избавиться от негативной репутации на Западе и 'позиционировать' себя по новому - в качестве законопослушных бизнесменов. Чтобы улучшить имидж своих клиентов и всячески рекламировать их новообретенную 'легитимность', были привлечены лондонские и вашингтонские пиаровские фирмы. Защитники олигархов признавали, что те овладели российскими государственными предприятиями с помощью весьма сомнительных методов, и сколотили в ходе этого гигантские состояния. Но, утверждали они, подобно 'баронам-разбойникам' в Америке 19 века, впоследствии они превратятся в столпов нового российского делового истэблишмента. Советский Союз был криминальным государством, заявляли они, и его крушение не могло не сопровождаться криминалом.

В 2001 г., Ходорковский принимал корреспондента 'New York Times' в особняке 19 века в центре Москвы. Сидя под надписью 'Честность, открытость, ответственность', он говорил о том, что 'обратился в новую веру'. 'Менталитет изменился', утверждал он. 'Теперь люди понимают, что прозрачность, хорошие отношения с инвесторами и честное поведение на рынке даже в краткосрочной перспективе дают вам преимущества'.

Надо сказать, что Ходорковский во многом выполнил свои обещания. Иностранные инвесторы убедились, что финансовое шулерство, мастерами которого были люди вроде Кертиса и Бонда, в основном прекратилось. Но было уже поздно. Путина разгневали попытки Ходорковского торпедировать выдвинутые им законопроекты в области энергетики и встревожили его 'вылазки' в политическую сферу - по мнению российского лидера, последнее являлось нарушением договоренности с олигархами о том, что их богатства останутся в неприкосновенности, если те будут держаться подальше от политики.

Уже находясь в тюрьме, Ходорковский сделал запоздалую попытку продемонстрировать свое обращение теперь уже в 'путинскую веру'. В марте он опубликовал в одной из российских газет письмо, утверждая, что российские политики-либералы, забывшие об интересах простых людей, должны винить в поражении на прошлогодних парламентских выборах только самих себя. В апреле он пошел еще дальше, попросив от своего имени и от имени либеральных политиков страны прощения за грехи, якобы совершенные ими в 1990е гг. 'Из-за нашей глупости, амбиций, непонимания мы наделали много ошибок', отмечал он в открытом письме. 'Простите нас, если сможете, и позвольте нам искупить вину'.

Похоже, для Кертиса эти перемены наступили слишком поздно. Но чем он занимался в 'Менатепе' перед своей гибелью? И почему он обратился к британским властям? Источники из правоохранительных органов предполагают, что Кертис, возможно, прятал акции миллиардеров из 'Менатепа' по всему миру, чтобы предотвратить их конфискацию российским государством. По мнению других, его поставили во главе 'Менатепа' для демонтажа финансовых схем, которые он сам же и разрабатывал. Возможно Бонд, если он когда-нибудь заговорит, сможет пролить свет на эту загадку. Если же он этого не сделает, то, скорее всего, можно считать, что Кертис унес эту тайну с собой в могилу.

Кертис был похоронен на территории замка Пенсильвания после пышной церемонии, которую он сам разработал, когда несколько лет назад у него обнаружили лейкемию. Среди тысячи человек, пришедших на похороны, и наблюдавших, как гроб с телом Кертиса устанавливали на катафалк, запряженный лошадьми, были и богатые россияне, в том числе Березовский. Похоронная церемония сопровождалась и великолепным фейерверком. 'Он всегда любил использовать пиротехнику в торжественных случаях, - вспомнил один из присутствующих. -Это должно быть, обходилось ему в несколько тысяч фунтов, но он любил фейерверки'.

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::17.05.2004

Уклонение с последующим разоблачением

[...] Компании и лица, упомянутые в статье, отнеслись к ее появлению негативно. Адвокат Василий Алексанян вчера назвал публикацию FT "тенденциозной", а сделанные в ней утверждения "беспочвенными". "Мы разберемся, откуда FT взяла всю эту информацию, и я подумаю, как мне реагировать на эту статью",– сказал Ъ господин Алексанян. Он также заявил, что "описанной в газете схемы ухода от налогов не существовало".

Пресс-секретарь ЮКОСа Александр Шадрин, в свою очередь, сказал Ъ, что юристы компании намерены "внимательно изучить публикацию в FT". Он не исключил, что по итогам этого изучения ЮКОС может подать на газету в суд. Не исключают этого и источники в Group MENATEP, связывающие появление публикации в FT с передачей дела Михаила Ходорковского в суд, которое произойдет сегодня.

Возможно, вброс информации связан и с официальным назначение преемников господина Кертиса (Ъ подробно писал о них в субботу). "Непонятно, какие документы есть у FT – не исключено, что это какая-то аналитическая записка",– заявили Ъ в Group MENATEP.

Появление у FT подробной и явно конфиденциальной информации о деятельности Valmet, Curtis & Co и Group MENATEP в 1999-2001 годах может означать, что в деле ЮКОСа, разворачивающемся в основном в России, появился новый и весьма серьезный игрок, который и стал основным источником информации для статьи. Резкость выражений в статье, контрастирующей с предельной корректностью, которой придерживалась FT в освещении дела ЮКОСа, позволяет предположить, что появление информации о "треугольнике" Кертис–Бонд–акционеры ЮКОСа, изложенной FT, лишь начало масштабной PR-акции против акционеров ЮКОСа в западных СМИ.

Судя по тому, что статья практически не содержит ссылок на события вокруг ЮКОСа и его акционеров в России, новый игрок имеет чисто западное происхождение, и его задача – на волне интереса к Михаилу Ходорковскому и его партнерам открыть "западный фронт" скандала вокруг ЮКОСа.

Можно лишь предположить, что таким игроком является [page_13608.htm известный гринмэйлер Кеннет Дарт], конфликтовавший с акционерами ЮКОСа в 1997-2001 годах. В этот период в западной прессе с его подачи была организована антиюкосовская кампания. Не исключено, что ряд "спорных вопросов" господин Дарт с ЮКОСом так и не закрыл. Отметим, что в публикации FT его имя также упоминается – в связи с укрыванием налогов АО АВИСМА, где в то время Михаил Ходорковский был председателем совета директоров. Заметим, один из руководителей ОАО АВИСМА анонимно сообщил Ъ, что изложенные в газете сведения "частично являются полностью достоверными".[...]