Копилка для серебренников

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая Газета",origindate::10.04.2000

Копилка для сребренников

Павел Бородин, Антон Иваницкий, Сергей Михалыч, Роман Шлейнов

Converted 10474.jpg

Когда Штирлицу грозил провал, когда ему было необходимо сорвать переговоры в Берне, он вспомнил почему-то не о каком-нибудь всесильном немецком олигархе, а о скромном пасторе Шлаге, который даже не умел ходить на лыжах. Пастор смог сделать все, что нужно, поскольку церковь всегда держала в руках ниточки большой политики.

Этот хрестоматийный ход в нынешней истории России использовался трижды: на выборах 1996 года, во время чеченской кампании и на последних выборах президента. Наши пастыри, тихо и незаметно, тоже сделали свое дело. Правда, не как герой Плятта, чтобы спасти свою семью, а по-нашенски — за деньги. Неприятно, конечно, считать деньги церкви, но не тогда, когда от них топорщатся карманы под рясой…

Хорошо использует РПЦ свое служебное положение

Когда мы говорим об олигархах и анализируем их вклад (или наоборот) в предвыборную кампанию теперь уже президента, то, перечисляя буквы алфавита: А (Абрамович), Б (Березовский), В (Вяхирев), Г (Гусинский), Д (Дерипаска), Е (Егиазарян)... — почему-то пропускаем букву Р (Ридигер). По недоразумению, наверное.

Точно так же, склоняя президентских пиарщиков: Грефа, Павловского и проч., говоря об «Александр-хаусе» и Кремле, забываем о Свято-Даниловом монастыре. Именно там была проведена, и проведена безошибочно, своя часть PR-кампании. Патриарх не обещал ничего, но сделал все, что от него зависело. К обоюдной выгоде.

Западные аналитики голову сломали, пытаясь предугадать, как Путин будет выстраивать свои отношения с олигархами: кому поможет, а кого посадит. (Да и сами олигархи пока не в курсе.) Естественно, все теперь зависит от политической конъюнктуры. Лишь отношения президента с Патриархом Алексием II (Алексеем Ридигером) строятся по другому алгоритму.

Отношения эти прочны. Слишком многим обязана власть Московской Патриархии, и слишком многим Патриархия обязана Кремлю — и в плане политическом, и в плане денежном. Но, думается, отношения Путин — Патриарх будут крепче, чем Патриарх — Ельцин. И дело здесь в корпоративности.

Трудно сказать, думал ли нынешний президент о своей будущей карьере разведчика в те времена, когда скромный настоятель Йыхвинской православной церкви в Эстонии делал свою головокружительную карьеру. За три года — епископ Таллинский, еще через семь лет — митрополит. Выездной митрополит (трудно будет найти другого деятеля РПЦ, столь многократно преодолевавшего «железный занавес»). Такая головокружительная карьера совпала с другой, о которой почти ничего не известно. Лишь отдельные упоминания в таллинском архиве проясняют обстоятельства вербовки 28 февраля 1958 года приходского священника «агента Дроздова» «для выявления и разработки антисоветского элемента из числа православного духовенства» с выдвижением его по возможности на пост епископа Таллинского.

О взаимоотношениях спецслужб и церкви можно писать многотомные детективы. У каждой церкви спецслужба своя, и РПЦ — вряд ли исключение из общего правила. Но нигде, пожалуй, как в России, государство и церковь, спецслужбы (ВЧК—КГБ—ФСБ) и патриархия так тесно не сотрудничали на почве «спецопераций».

Выборы-96

В 1996 году Патриарх Алексий участвует в PR-кампании голосующих сердцем наравне с группой «На-На». Не имеет смысла преувеличивать «административный ресурс» патриархии, но и недооценивать его также не стоит. Странный российский народ, ориентирующийся в своих поступках не на разум, а на символические категории коллективного бессознательного, всегда выбирает сердцем. Церковь к сердцам даже неверующих ключики имеет. Хотя бы потому, что «святая троица» российской идеологии — Бог, Царь, Отечество — переживает ренессанс в слегка видоизмененной форме. Царь — теперь на первом месте (спасибо коммунистам).

Не за это ли ключничество, авансом и по итогам, расплатилась власть с патриархией, когда в марте 1996 года правительственная комиссия решением № 35 признала гуманитарной помощью церковное вино для нужд РПЦ, поставляемое на безвозмездной основе из Германии? Во главе новой импортной системы встал г-н Пархаев — руководитель художественно-производственного предприятия «Софрино».

Через коммерческие фирмы «Эвихон», «Анис» и «Белан» ХПП «Софрино» реализовало гуманитарного вина на 30 млн долларов. И когда в июле 1996-го правительство отменило таможенные льготы на вино и сигареты, то это решение не коснулось структуры г-на Пархаева. А в августе 1996 года первый зампредседателя Государственного таможенного комитета г-н Кругликов телетайпограммой подтвердил льготы «Софрина».

Не с тех ли самых пор завязалась теплая дружба между ГТК и РПЦ, которая однажды даже привела к силовой операции? Пресса уже сообщала, что в 1999 году на аэродроме Чкаловский задерживается Ил-76 (борт № 76457), который доставил из Китая груз в адрес фирмы «Вертекс» (глава — г-жа Сотникова, фирма действует под крылом Фонда примирения и согласия, попечительский совет которого возглавляет Патриарх). За гуманитарным грузом тогда скрывались обычный китайский ширпотреб на общую сумму 4 млн долларов. Груз арестовали. Освобождать товар приехали сотрудники спецподразделения ГТК.

На самом деле коммерческая деятельность РПЦ на почве импорта началась много раньше и в 96-м не завершилась (последние скандалы датированы 2000 годом). Еще в 1994 году РПЦ в связи со своим бедственным положением обратилась к правительству с просьбой разрешить ей ввозить в страну подакцизные товары (вино и сигареты) по линии гуманитарной помощи без пошлин. И уже в конце года правительственная комиссия выделила соответствующие квоты (предельная квота составляла 50 тыс. тонн табачных изделий). За три года в штаб гуманитарной помощи РПЦ, возглавляемый архиепископом Климентом, поступило 10 тыс. тонн сигарет. По некоторым данным, от поставок сигарет церковь еженедельно должна была получать 1 млрд неденоминированных рублей. Всего же — 24 млрд.

Чечня

Кто-нибудь когда-нибудь слышал громкие публичные высказывания главы РПЦ с критикой действий федеральных сил в Чечне?

Если спросите Патриарха, почему он не препятствует бойне, он ответит политкорректно: церковь отделена от государства. Но отделенность эта касается только очень специальных вопросов, но не касается выборов, а значит — денег.

Может быть, суть позиции патриархии по отношению к войне кроется в ином?

В марте 1994 года министр обороны Грачев и Патриарх Алексий II совместным решением создали координационный комитет по взаимодействию между Вооруженными Силами и РПЦ. А в 1995-м — Федеральный фонд для аккумулирования внебюджетных средств за счет передаваемого на нужды патриархии (?) военного имущества: плавсредств, военных причалов, портового оборудования, аэропортов (!), ремонтных заводов, инженерной техники, транспортных средств и средств связи. Кроме того, для осуществления хозяйственной деятельности фонду передавались объекты санитарно-оздоровительного комплекса, культуры, спорта, складские, производственные, иные помещения, земельные участки и прочее недвижимое имущество, принадлежавшее ранее МО.

Сопредседателями комитета стали генерал-лейтенант Иван Микулин и зампредседателя отдела внешних церковных сношений Виктор Петлюченко, одновременно курировавший науку и контакты РПЦ с предприятиями оборонного комплекса. На смену В. Петлюченко пришел тогда еще архимандрит Красногорский Савва.

Игорь Родионов после своего назначения на пост министра обороны провел срочную служебную проверку по факту создания внебюджетного фонда. Проверка, проведенная Главной военной прокуратурой, показала, что внебюджетный фонд якобы имел свой банковский счет, через который прокручивались огромные суммы. А проверяющие как будто вышли на ряд посреднических фирм, занимавшихся распродажей остатков недвижимости и материально-технических средств бывшей Западной группы войск в Германии.

Кроме того, первый замначальника управления делами Минобороны Б. Сотоцкий в своем заключении, в частности, написал, что при рассмотрении совместного заявления РПЦ и Минобороны о создании фонда выявились «расхождения с некоторыми пунктами военного и гражданского законодательства».

На секундочку, в свое время журналисты пытались ответить на вопрос: откуда так много всего военного у Дудаева? И почему-то всегда натыкались на проблемы группировки российских войск в Германии.

Может быть, именно этим обусловлено расхождение позиции Патриарха в отношении Чечни с известными заповедями того, кого продали за тридцать сребреников?

Выборы-2000

В 1999 году трон царя мирского зашатался. За помощью опять-таки обратились к патриархии. И Алексий II активизировался на политическом фронте. Уже в мае Патриарх начал выступать с различными заявлениями. Он призывал Думу поддержать кандидатуру Степашина на пост премьера. Затем разыграл многоходовку в духе Г. О. Павловского: возбудил коммунистов предложением перезахоронить останки Ленина и тем самым напугал тех, кто еще по скудоумию боится современных сторонников Зюганова. Степашина утвердили.

Но пик активности Патриарха пришелся на декабрь 1999 — март 2000 года.

Формально церковь не имеет права вмешиваться в политику государства — она должна заботиться о духовном развитии его граждан. Сам Алексий определяет предназначение церкви так: «Церковь не участвует в политической борьбе... Но она стремится донести до людей голос воли Божьей и голос народной совести». (Из интервью радио «Маяк».)

Вот как звучал этот голос 31 декабря: «Начинается новая страница в жизни государства Российского, и мы молитвенно пожелаем тому, кому переданы президентские полномочия, Владимиру Владимировичу Путину, помощи и благословения Божия в его новых и ответственных трудах».

Сразу за благословением последовала публикация в журнале «для тех, кто любит Россию» и матерь нашу, Церковь Православную, — «Русский дом», в которой говорится: «Ясно, за кого следует отдать свой голос, — за самого хорошего, лучшего и единственного. Или, правильнее, — за избранного и поставленного Богом. То есть за православного царя». Материал подписан мирянином РПЦ Владимиром.

В статье на следующей полосе, подписанной уже аналитическим товариществом «Русский дом», объясняется, что этот хороший, лучший, единственный православный царь — Путин. Причем приводятся весомые доказательства. Друг напротив друга две фотографии — Путина и бюста Гая Юлия Цезаря. Читателю предлагается сравнить анатомические детали лица и головы «лидеров» и на основе этого сделать свой выбор. Журнал поясняет: если рассматривать уши, то Путин куда более выгодный руководитель, чем Цезарь.

Вторым счастливцем стал Титов. В канун праздника Покрова Пресвятой Богородицы в 1999 году, когда Алексий посетил Самарскую губернию, Титов уверил его, что в течение восьми лет он «верой и правдой служил идеалам перестройки нашего общества», и добавил, что церковь, отделенная от государства, никак не должна быть отделена от общества. Как не наградить орденом? Наградили.

Орденом Владимира.

Здесь нелишним будет заметить, что у Патриарха прямо страсть к кандидатам в президенты. Не так давно Алексий благословил «Титова» прошлых выборов — генерала Лебедя. Уж не знаем, была ли идея одарить Александра орденом Бориса, но в речах Патриарх сдержан не был.

Ну и в качестве квинтэссенции PR-кампании слова Патриарха из интервью журналу «Профиль»: «Каждый человек призван трудиться в той области, которую ему уготовил Господь». И потом: «Будущее зависит от президента — оно зависит от каждого».

Читаем между строк: пост президенту уготовил Господь — не трогайте его, а сами трудитесь, ибо ваша жизнь от «божиего помазанника» не зависит, она целиком в ваших руках — следовательно, на президента не пенять.

Разные услуги

Активен Патриарх и на ниве внешней политики. Как только появились разногласия с Западом по вопросам Чечни и Югославии, тут же была дана высочайшая оценка. Опять-таки интервью в журнале «Профиль», в котором Патриарх на вопрос о том, почему российское правительство иногда угождает Западу, ответил: «Нас все время учат, какие законы нам принимать, как нам жить... Почему это не вызывает критики? У России есть свои традиции... которые нужно бережно сохранять».

Это тоже иносказание. Читать следует так: хватит Западу вмешиваться в действия нашего правительства, мы сами знаем, что делать; воевали с Кавказом веками и будем воевать — по традиции.

Как только понадобилось братство с Белоруссией — Патриарх уже там, получает орден Франциска Скорины. Из благодарственной речи Алексия: «Мы обрели самое важное — зримое ощущение живой любви к народу России со стороны белорусского народа...» Скорее он оговорился. Пожалуй, то, что он хотел сказать, было: мы обрели самое важное — ощущение видимости живой любви к народу России со стороны белорусского правительства...

И все-таки не совсем ясно: зачем Патриарху необходимо входить в образ политика. Обратимся к Макиавелли, который задался вопросом, как Папа Римский все-таки стал авторитетом для королей Европы. Оказывается, создавая образ отца-благодетеля по отношению к тому монарху, кто был на коне, а не на щите. То есть держал нос по ветру.

Патриарх Московский — безусловно, человек образованный и Макиавелли читал, как помнит и суть интриги между царем Алексеем Михайловичем и Патриархом Никоном, и то, какую роль сыграл Патриарх Филарет в приходе к власти Романовых.

РПЦ всегда (исключение — Петр I) была в тесной связке с властью, но никогда еще не была так крепко повязана. (Все-таки Миша Романов, хотя и был членом семьи Патриарха, но не состоял на службе у Малюты Скуратова). Просто если в древние времена власть больше тешила тщеславие, то теперь — власть служит для щекотки карманов.

В 2000 году позиция патриархии опять проплачивается Кремлем (авансом и по итогам, как тогда, в 1996-м), и опять возделывается уже удобренная нива — импорт.

В январе 2000 года представителей авиакомпаний, наиболее заметных на рынке грузовых перевозок, познакомили с Гульназ Сотниковой — той самой, что организовала фирму «Вертекс» и встала во главе Фонда примирения и согласия Патриарха. Руководителям рекомендовали прислушаться к ее идее создать единого агента на рынке международных грузовых перевозок.

Мы уже сообщали в «Новой газете» о том, что этот агент — частная структура, которая в случае реализации проекта получит исключительные полномочия, начнет регулировать рынок при помощи произвольного ценообразования и закончит всю эту эпопею переделом рынка в свою пользу. Мы также напомнили о том, что роль «регулировщика» в подобных делах не подходит Гульназ Сотниковой, которая фигурирует в целом ряде скандалов, связанных с нарушением таможенных правил.

Гульназ Сотникова вряд ли является самостоятельным игроком. И дело здесь не в российской патриархальности, а в фигурах из Московской Патриархии, на фоне которых бизнес-леди теряет всякий вес. Патриарх Алексий II, тесно связанный с Фондом примирения и согласия, возглавляемым Сотниковой, судя по всему, активно лоббировал экономические интересы патриархии в личных разговорах с высшими чиновниками государства.

Да, кстати, уголовные дела, заведенные против Гульназ Сотниковой, в свое время были переданы в производство ФСБ. Какие-то были прекращены (кстати, по мнению прокуратуры, незаконно), а о каких-то — ни слуху ни духу.