Корабль дал бюджетную течь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бывшие руководители завода "Янтарь" осуждены за растрату

1238484974-0.jpeg Балтийский райсуд Калининграда вчера вынес приговор по делу о хищении бюджетных средств, которые были выделены государством на строительство большого противолодочного корабля «Ярослав Мудрый», бывшим руководством ОАО «Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь»". Размер ущерба, первоначально оцененный более $1 млн., в ходе процесса уменьшился до 4,5 млн. руб. Виновными в этом преступлении были признаны экс-генеральный директор завода Николай Волов и двое его подчиненных — Василий Сухачев и Лидия Приходько, которые получили от пяти с половиной до семи лет лишения свободы. Адвокаты осужденных уже пообещали обжаловать приговор.

Уголовное дело о хищении бюджетных средств в оборонном ОАО «Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь»" было возбуждено летом 2006 года следственной службой УФСБ по Калининградской области. Это преступление, по версии следствия, произошло во время строительства большого противолодочного корабля «Ярослав Мудрый» (БПК), которое началось еще в 2003 году.

Калининградское ОАО «Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь»" создано на базе отделения немецкой верфи Schichau в 1945 году. Занимается гражданским и военным судостроением (суда дедвейтом до 20 тыс. т), судоремонтом и конверсией судов, изготовлением металлоконструкций и машиностроением. За время существования завода построено 153 боевых корабля различных классов и 307 гражданских судов. В настоящее время завод строит серию из трех фрегатов проекта 11 356 для ВМС Индии (стоимость проекта — $1,6 млрд.). На конец 2008 года основными акционерами были Росимущество (51%), компания с Виргинских островов Dewitt Invest and Finance S.A. (24,5%) и ООО «Стигма траст» (7,76%). Выручка за девять месяцев 2008 года — 23,89 млн. руб., чистый убыток — 47,69 млн. руб.

Финансирование проекта велось за счет средств Минобороны. В ходе расследования обвинение в растрате было предъявлено генеральному директору завода «Янтарь» Николаю Волову и двум его подчиненным — заместителю главного инженера Василию Сухачеву и главному специалисту по бюджетированию Лидии Приходько. По версии следствия, камнем преткновения стали регламентные работы на турбинах БПК. Господин Волов заключил контракт, стоимость которого составила около $1,25 млн, с посредником — московским ЗАО «Холдинг «Спецкомплектресурс»", а не с заводом-изготовителем турбин «Заря Машпроект» (Украина). В ходе работ стоимость этого договора возросла почти в два раза (более $2 млн), между тем украинское предприятие оценило свои услуги в $850 тыс.

Следствие пришло к выводу, что фигуранты дела похитили «разницу между фактическими затратами и затратами, которые могли быть понесены при заключении прямого договора с заводом-изготовителем».

Кроме этого, Николаю Волову и Василию Сухачеву было предъявлено обвинение по ст. 207 УК РФ («Заведомо ложное сообщение об акте терроризма»). По версии следствия, 23 июня 2005 года перед началом собрания акционеров «Янтаря», на котором должен был быть поднят вопрос о переизбрании господина Волова, в правоохранительные органы поступило сообщение о взрывном устройстве, заложенном в административном здании завода. Из-за поиска «адской машинки», как следует из материалов дела, «критически настроенная часть акционеров не была зарегистрирована, а собрание акционеров сорвано, что позволило Николаю Волову переизбраться на должность генерального директора». Как считает следствие, ложное сообщение было сделано господином Сухачевым из телефона-автомата по поручению Николая Волова.

После утверждения обвинительного заключения уголовное дело было передано для рассмотрения в Балтийский райсуд Калининграда, где размер ущерба существенно снизился. От части обвинения отказалась сама прокуратура, часть материалов была исключена судом. В ходе судебных прений гособвинители Людмила Хохрина и Ольга Демина просили признать всех трех подсудимых виновными в растрате почти 4,5 млн руб., а господ Волова и Сухачева — виновными в подстрекательстве к заведомо ложному сообщению об акте терроризма и заведомо ложном сообщении об акте терроризма соответственно. Для Николая Волова и Василия Сухачева прокуроры просили по восемь лет колонии общего режима, для Лидии Приходько — шесть лет условного лишения свободы. В свою очередь, подсудимые заявили о своей невиновности.

Вчера Балтийский суд огласил приговор по этому делу, признав Николая Волова, Василия Сухачева и Лидию Приходько виновными в полном объеме. Господин Волов получил шесть лет колонии общего режима, господин Сухачев — семь лет колонии общего режима. Несмотря на просьбу прокуратуры, госпожа Приходько была приговорена судом, «исходя из социальной справедливости», к пяти с половиной годам колонии общего режима. Кроме этого, суд приговорил всех трех фигурантов дела к выплате штрафа в 600 тыс. руб. После оглашения приговора подсудимые были арестованы в зале суда.

Адвокаты называют приговор несправедливым. «Более безжалостного и незаконного приговора за последние годы я не встречал»,— заявил «Ъ» адвокат Василия Сухачева Виталий Победоносцев, заявляя о своем намерении подать жалобу. Его коллега Виктор Бакулин, представлявший интересы экс-генерального директора завода «Янтарь», считает приговор не только несправедливым, но и незаконным. «На наш взгляд, суд не разобрался в сути дела. В материалах нет доказательств, что мой подзащитный нанес ущерб государству. Мы обязательно подадим кассационную жалобу»,— сказал господин Бакулин. Защитник Лидии Приходько Владимир Новицкий был поражен наказанием, назначенным судом его клиентке. «Что понимает суд под термином «социальная справедливость»? Может быть, суд посчитал социально справедливым, не имея доказательств вины моей подзащитной, отправить в колонию 60-летнюю женщину, отдавшую заводу 40 лет своей жизни?» — заявил «Ъ» господин Новицкий.

Старший помощник прокурора Калининградской области по связям со СМИ и общественностью Оксана Пономарева заявила «Ъ», что пока гособвинение не намерено подавать кассационное представление: «Мы удовлетворены квалификацией и размером наказания, но не исключаю, что после изучения протоколов судебного заседания и бумажной копии приговора наше решение может быть изменено».

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::31.03.09