Короли бензоколонок

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Короли бензоколонок Заблокировав акционирование сети автозаправок, московское правительство потеряло возможность распоряжаться своим же имуществом

" Развал империи С осени 1992 года Москомимущество не может принять решение о приватизации Московского производственного комбината автообслуживания (МПКА). За это время из мощной и процветающей сбытовой структуры он фактически превратился в банкрота. Треть имущества МПКА сейчас находится под арестом по искам кредиторов, а генеральный директор недавно погиб от рук убийц.

А ведь пять лет назад, когда начиналась приватизационная история, в его ведении находилась 231 заправочная станция в Москве, через них комбинат ежегодно продавал 1,5 млн тонн топлива и занимал практически монопольное положение на московском рынке (82% сбыта). Трудовой коллектив по вполне понятным причинам выбрал приватизацию по второму варианту льгот, что предполагало продажу работникам по закрытой подписке 51% акций.
Первым этому воспрепятствовал Антимонопольный комитет Москвы, внеся МПКА в реестр предприятий-монополистов. Коллектив же комбината не оставлял надежды стать совладельцем крупнейшей московской заправочной сети. Результатом его усилий стало решение Московского арбитражного суда, отменившее распоряжение Антимонопольного комитета на том основании, что в Московском регионе (куда входит и Московская область) доля МПКА на топливном рынке не превышает 35% и считать его монополистом нельзя.
Но пока суд да дело, с осени 1992 года начался развал славной бензиновой империи. Фактически имуществом комбината владело правительство Москвы, оно же им и распоряжалось. Сначала 47 московских АЗС были переданы по договорам о совместной деятельности так называемым фирмам-инвесторам (в их числе "Гранд", "Гермес", "Капотня", "Кедр-М"), причем комбинату же приходилось снабжать их бензином.
В 1995-1996 годах правительство Москвы решило передать еще 77 АЗС в аренду с правом последующего выкупа. Арендная плата, по словам советника директора МПКА Юрия Юровского, была мизерная (от 15 до 100 млн рублей в год) из-за плохого состояния АЗС. Да и эти деньги некоторые арендаторы умудрялись не платить. Результаты экспериментов по передаче АЗС коммерческим фирмам ясно изложены в заключении комиссии, в конце прошлого года по поручению Юрия Лужкова проверившей финансовое положение комбината. Выручка, недополученная МПКА в 1992-1996 годах из-за передачи части АЗС в аренду, была оценена в 7,1 трлн рублей. Все это, понятно, не способствовало финансовому процветанию предприятия. К тому же у комбината росли издержки, например на зарплату работникам. Ведь число АЗС, находящихся в распоряжении МПКА, сократилось втрое, а штат сотрудников до конца прошлого года оставался прежним - 2,5 тыс. на 69 бензоколонок. Людей нельзя было уволить по закону - предприятие находилось в процессе приватизации (заявка на приватизацию зарегистрирована еще осенью 1992 года).
Не разрешить - это еще не отказать Как рассказывают нынешние руководители МПКА, чтобы сохранить оставшиеся у предприятия АЗС, максимальные усилия (250 млрд рублей) были направлены на их реконструкцию. Сегодня работа закончена более чем на 40 АЗС, и обновленные станции комбината (см. фото) знакомы всем московским автовладельцам. Хоть комбинат и муниципальное предприятие, финансовой помощи от Москвы на реконструкцию станций он не получал. Зато МПКА обеспечивал топливом городские бюджетные организации (Мосавтотранс, Мосгортранс, Мосметротранскомплект и др.), фактически кредитовал их, выдавая талоны на нефтепродукты на 10 млрд рублей ежемесячно.
Итак, к концу прошлого года долги МПКА банкам и коммерческим структурам составили более 300 млрд рублей. Конечно же, в самом драматическом положении оказался директор комбината Владимир Монахов, пользовавшийся уважением среди московских коммерсантов и бравший кредиты под свое честное слово. Вот как рассказывает об этом Юрий Юровский: "Оборотные средства вымывались, и замещать их приходилось дорогими кредитами. Конечно, все понимают, что бензиновый бизнес - прибыльный, и деньги дают, но узнав, что имеют дело с госпредприятием, увеличивают процентную ставку.
Тем не менее руководство МПКА в начале года разработало программу выхода из кризиса и возврата кредиторской задолженности за 15 месяцев. Вкратце суть ее такова. Во-первых, предприватизационная продажа 20 процентов имущества (всех 120 АЗС, сданных в аренду) и акционирование предприятия. Во-вторых, привлечение долгосрочных иностранных кредитов. Наконец, в-третьих, реализация пакета акций МПКА на инвестиционном конкурсе с целью реструктуризации задолженности.
Но как только МПКА опять занялся вопросом приватизации, тут же пошли проверки в надежде найти злоупотребления. Проверили нас вдоль и поперек, воровства не нашли, но положение признали тяжелым и в приватизации отказали - мэр был против.
После этого финансовая ситуация резко ухудшилась, и кредиторы стали подавать в суд из-за опасения потерять деньги (вдруг сменится хозяин и платить вообще не будет)".
Между тем, по словам г-на Юровского, официального запрета на приватизацию комбинат не получил. Так что и пожаловаться не на что. Не пойдешь же в суд с рассказом о том, что якобы руководители Москомимущества доложили Юрию Лужкову о результатах работы комиссии по проверке МПКА, положили на стол решение (в распоряжении редакции есть заключение комиссии с рекомендацией акционировать предприятие), а премьер московского правительства это решение отклонил. Сведения есть, а документов нет.
Трагическая развязка Зато есть другие, всем известные документы, отчасти объясняющие нежелание городских властей акционировать комбинат. Это появившиеся в начале года указ президента и постановление правительства о передаче московским властям госпакетов акций АО "Московский НПЗ" и АО "Моснефтепродукт" (в его собственности сеть АЗС в Московской области) для учреждения Центральной топливной компании (подробно мы писали о ЦТК в "Эксперте" N7). Сама же идея создания московской топливной компании появилась гораздо раньше: еще год назад бывший министр топлива и энергетики, а ныне председатель правления ЦТК Юрий Шафраник говорил о ее организации как о деле решенном.
Было бы естественно, чтобы в эту региональную компанию вошла и крупнейшая нефтесбытовая структура города. Тогда ЦТК стала бы хорошо интегрированной нефтяной компанией, способной работать на топливном рынке Московского региона как единый слаженный механизм. Однако в 1992 году московское правительство, судя по всему, еще не задумывалось о таких перспективах. И вместо того чтобы попытаться договориться с коллективом МПКА о варианте приватизации, устраивающем обе стороны, попросту заблокировало акционирование. На всякий случай, до лучших времен. Теперь же акционирование означало потерю контроля над МПКА - контрольный пакет отходит коллективу, а еще некоторая часть акций скорее всего будет продана для выплаты долгов.
Впрочем, как уже говорилось, приватизации муниципальное предприятие так и не дождалось, и правительство Москвы распорядилось внести его имущество в уставный капитал ЦТК. Сделано это было следующим образом: постановление N490 предписывало изъять из ведения МПКА большую часть имущества (196 числящихся на балансе АЗС и 20 магазинов автопринадлежностей) в пользу ЦТК, а на базе МПКА создать московское унитарное предприятие, передав ему в аренду жалкие остатки имущества. Вот тут ситуация из драматической превратилась в убийственную в прямом смысле слова - у комбината было полтриллиона долга перед коммерческими структурами, но внезапно не осталось имущества. Учитывая нравы и обычаи отечественного бизнеса, постановление N490 можно считать косвенным приговором Владимиру Монахову. И хотя профком МПКА и два крупнейших кредитора в августе этого года подали иск в арбитраж об отмене этого документа, за четыре дня до судебного заседания г-н Монахов был убит на своей даче.
20 августа, в день его похорон, Московский арбитражный суд признал постановление N490 недействительным, поскольку оно нарушает обеспечение предыдущих исков и ущемляет права работников комбината. Беспрецедентная отмена московским арбитражем решения московского же (!) правительства буквально далась кровью.
P. S. Юристы, которых мы попросили прокомментировать это дело, с сожалением констатировали, что в принципе его можно было разрешить гораздо раньше, не доводя до крайностей. В частности, суд был обязан принять иск о незаконности отказа в приватизации и без документов с резолюцией "отказать". Отсутствие решения о приватизации при наличии зарегистрированной заявки по существу является отказом. Более того, добившись приватизации, работники комбината могли попытаться добиться и приватизационных льгот в соответствии с госпрограммой 1992 года (именно тогда была подана заявка). Впрочем, теперь это уже маловероятно. Зато, не получив фантастических по нынешним временам льгот, можно тут же заняться взысканием через суд ущерба, понесенного в результате пятилетней задержки акционирования.
Исполняющий обязанности генерального директора МПКА Дмитрий Барановский
- Как вы видите дальнейшее развитие ситуации?
- Трудовой коллектив направил письмо Юрию Лужкову с просьбой защитить наши интересы, но ответа нет. Есть подозрение, что наши бумаги каким-то образом изымаются, потому что письма к Лужкову никогда без ответа не оставались.
- Вы полагаете, на решение суда об отмене постановления N490 будет подана апелляция?
- Если они захотят оказаться в дурацком положении, то они могут подать. Любой юрист это скажет.
- Почему тогда любой юрист в мэрии это не сказал?
- Видимо, юристов не спрашивали. Правовое управление в мэрии возглавляет прокурор города, он разве может пропустить мэру на подпись бумагу, не соответствующую законодательству?
- А когда готовился этот документ и кем?
- Мы знаем, что к этому имеют прямое отношение Юрий Шафраник и Владимир Евтушенков (председатель совета директоров АО "Московский комитет по науке и технологиям". - "Эксперт").
- Как руководство ЦТК может повлиять на ситуацию с МПКА?
- Они могут только дезинформировать мэрию. Поэтому мы заняли жесткую позицию по отношению к ЦТК: после смерти Монахова трудовой коллектив выразил недоверие Юрию Шафранику, и сейчас переговоры с ЦТК мы вести не будем. У нас руководство ЦТК ассоциируется не с правительством города, а с людьми, которые его подставляют и дискредитируют.
- А экономические рычаги воздействия у ЦТК есть?
- Поскольку наша деятельность связана с Московским НПЗ и "Моснефтепродуктом" (вошедшими в ЦТК), то какие-то меры экономического характера в отношении нас они принять могут, но пока этого не было.
- Как долго вы можете существовать в нынешнем состоянии?
- Пока нам удается уговаривать кредиторов, чтобы они не подавали на банкротство. Стараемся увеличивать продажу, в рекламу вкладываем деньги, начинаем потихоньку расплачиваться с долгами. Пока ответа на наши письма в мэрию нет - ни положительного, ни отрицательного. Коллектив принял еще обращение к Ельцину - нам ничего больше не остается.
Пресс-секретарь Центральной топливной компании Евгений Ягупец
- Каковы сейчас взаимоотношения ЦТК с МПКА?
- Это государственное предприятие попало в сложное финансовое положение, руководство города считает целесообразным его вхождение в ЦТК. Чтобы обеспечить устойчивую работу рынка нефтепродуктов города, ЦТК должна строиться как вертикально-интегрированная компания. Вот тогда мы можем отвечать, если допущены определенные сбои. А сегодня предъявить нам претензии за то, что нет бензина у владельцев частных предприятий, - нереально.
- Постановление N490 разрабатывалось при участии ЦТК?
- Вопросы отношений МПКА с компанией и с мэрией надо адресовать непосредственно мэрии. Раз нет официального отказа МПКА в приватизации и нет согласия - значит на это есть причины. Я не думаю, что кто-то в правительстве Москвы преследовал корыстный интерес.
- Что предлагала ЦТК трудовому коллективу МПКА?
- Надо поднимать протокол. Я могу описать только общую позицию. Поднять эффективность, производительность комбината, осуществить реконструкцию АЗС, технически перевооружить, чтобы они стали современными.
- Как вы видите акционирование, если они войдут в ЦТК?
- На других предприятиях, вошедших в ЦТК, уже прошел второй этап акционирования, а здесь первый и второй будут совмещены. Не могут в составе компании быть структурные подразделения, работающие по разным схемам акционирования.
- Теперь имя ЦТК косвенно связывают с гибелью Монахова.
- Я не согласен, что Барановский косвенно обвиняет ЦТК. В его выступлениях есть прямой намек на то, кто является заказчиком. Возможно, активизация компании привела к каким-то шагам, но выдвигать версии о вине конкретных лиц во время следствия - неэтично."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации