Корпоративная этика вопрос НТВ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Корпоративная этика - больной вопрос НТВ

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::09.12.2004, "На НТВ провели профилактическую работу"

Ведущий "Страны и мира" отстранен за личный вклад Николая Сенкевича

Converted 17916.jpg

Спустя полгода после увольнения Леонида Парфенова (на фото слева) на НТВ вновь вспомнили о корпоративной этике. Ближайший товарищ господина Парфенова по НТВ Алексей Пивоваров пострадал за то, что сказал в эфире, кто и почему уволил его коллегу

Вчера гендиректор НТВ Владимир Кулистиков принял решение отстранить на один месяц от ведения эфира программы "Страна и мир" одного из ее ведущих – Алексея Пивоварова. Причина – вторничный комментарий господина Пивоварова, посвященный назначению тележурналиста Леонида Парфенова на должность главного редактора журнала "Русский Newsweek". [page_15953.htm#1 В комментарии господина Пивоварова] объяснялось, кто и по каким причинам уволил в июне этого года с НТВ господина Парфенова. Владимир Кулистиков заявил Ъ, что "журналистская этика не позволяет использовать эфир для сведения личных счетов". С подробностями – Арина Бородина.

Во вторник в течение всего дня в новостях НТВ сообщалось о том, что Леонид Парфенов был представлен коллективу редакции "Русский Newsweek" в качестве главного редактора. Для 22-часового выпуска программы "Страна и мир" ее ведущий Алексей Пивоваров, который много лет работал вместе с господином Парфеновым и считался одним из самых близких ему коллег на НТВ, написал специальный короткий комментарий. В нем, в частности, говорилось, что "полгода назад тогдашний гендиректор НТВ Николай Сенкевич внес личный вклад в историю российского телевидения, уволив Парфенова по сокращению штатов". Кроме иронии в адрес господина Сенкевича в тексте комментария был виден намек и на бывшего заместителя гендиректора НТВ, ведущего теперь уже закрытой программы "Личный вклад" Александра Герасимова. Напомним, что в июне этого года именно господин Герасимов выпустил письменное распоряжение о запрете показа в программе "Намедни" сюжета с интервью вдовы одного из лидеров чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева, убитого в Катаре. Господин Парфенов передал это распоряжение в Ъ, где оно было опубликовано, после чего гендиректор НТВ Сенкевич уволил его с формулировкой "за нарушение корпоративной этики".

Некоторые корреспонденты НТВ считают, что именно недовольство Николая Сенкевича (сейчас он возглавляет медиахолдинг "Газпром-медиа", куда входит и телекомпания НТВ) комментарием господина Пивоварова стало причиной отстранения тележурналиста от ведения программы "Страна и мир".

Алексей Пивоваров вчера категорически отказался комментировать Ъ сложившуюся ситуацию, подтвердив лишь, что его действительно отстранили от ведения программы на месяц, но он по-прежнему будет снимать для нее репортажи.

Владимир Кулистиков в разговоре с корреспондентом Ъ опроверг то, что Николай Сенкевич просил его отстранить Алексея Пивоварова от работы ведущего: "Этот вопрос с Николаем Юрьевичем никоим образом не обсуждался. Это мое собственное решение, и я считаю его правильным. Я категорически против освещения в эфире служебных романов, служебных конфликтов и других личных проблем. Журналистская этика не позволяет использовать эфир для сведения личных счетов". На вопрос Ъ, что именно так возмутило гендиректора НТВ, если Николай Сенкевич действительно уволил Леонида Парфенова с НТВ, Владимир Кулистиков ответил так: "Важно ведь, в каком контексте это было сказано, с какой интонацией! Сводить счеты с человеком, который раньше был начальником, а теперь здесь не работает, ведущему информационной программы крайне неэтично. Это все равно что человек с тещей поругается и, пользуясь тем, что он ведущий, будет клеймить ее в эфире: какая вы, Клавдия Петровна, такая-сякая".

Николай Сенкевич заверил корреспондента Ъ, что не жаловался руководству телекомпании на комментарий Алексея Пивоварова и не просил применять к нему профилактические санкции: "Я уже полгода не вмешиваюсь ни в кадровую, ни в редакционную политику НТВ". На вопрос Ъ, какой была его реакция на комментарий в "Стране и мире", господин Сенкевич ответил: "А по-человечески мне все равно. Школа работы в должности гендиректора НТВ в течение полутора лет сильно закаляет". Господин Сенкевич заверил, что он "никогда не сводил счеты": "Считаю это унизительным для любого здравомыслящего человека".

Главный герой комментария Леонид Парфенов вчера заявил Ъ, что "не будет комментировать ситуацию, дабы не усугублять положение".

Впрочем, гендиректор НТВ Владимир Кулистиков призвал "не драматизировать ситуацию": "Алексей отстранен от эфира только на месяц. Он будет продолжать снимать репортажи (Алексей Пивоваров в этом году стал лауреатом премии ТЭФИ именно как репортер.–Ъ). Мы с ним утром поговорили. К моему решению он отнесся с пониманием. Во всяком случае, никаких возражений я от него вчера не услышал. У нас нормальные с Алексеем отношения, и если бы у него были вопросы ко мне, он бы их высказал". По словам господина Кулистикова, Алексей Пивоваров вернется в эфир в качестве ведущего программы "Страна и мир" в начале года.

Кроме того, гендиректор НТВ опроверг информацию о том, что программа может быть закрыта: "Все будет нормально. 'Страна и мир' остается в сетке и будет выходить в прежнее время и в прежнем составе". Пока же место господина Пивоварова в эфире займет другой соведущий "Страны и мира" – Антон Хреков. Как сказал Владимир Кулистиков, "Хреков будет работать в эфире по очереди с двумя очаровательными девушками" – Асет Вацуевой и Юлией Панкратовой.

***

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::09.12.2004, "Ученику Парфенова напомнили о корпоративной этике"

Александр Нахалов

[...] Вместе с тем в информслужбе НТВ поговаривают, что у Пивоварова были непростые отношения с руководителем службы Татьяной Митковой, которые осложнились после увольнения с НТВ Леонида Парфенова. Причина - присущее Пивоварову свободолюбие в принятии решений, касающихся программы. Очевидно, что сейчас Алексею Пивоварову сделано 'последнее китайское предупреждение'. Источники ГАЗЕТЫ на НТВ не исключают, что инициатором увольнения Пивоварова могло быть именно руководство телекомпании, а не «Газпром-Медиа», как это можно было предположить. В пользу версии точечного наказания говорит и тот факт, что от эфира отстранили именно Пивоварова, а шеф-редактор программы Александр Сапожников, который должен был заметить опасное место в написанной Пивоваровым студийной подводке, отделался лишь устным замечанием от продюсера информвещания НТВ Алексея Кузьмина, который может разделить с ними ответственность за прошедшие в эфире слова. Кстати, при Николае Сенкевиче оба они работали сменными главными редакторами, на которых были возложены «контроль за версткой выпусков и контроль за содержанием материалов и сюжетов, готовящихся к выходу в эфир на НТВ, включая содержание текстов ведущих программ».

Заподозрить Алексея Пивоварова в злонамеренной выходке сложно, скорее речь все же идет о допущенной оплошности. Об этом свидетельствует тот факт, что, по информации ГАЗЕТЫ, текст злополучной подводки в числе других материалов был включен в специальную папку с материалами выпуска, составляемую накануне эфира в строгом соответствии с заведенным порядком.

Вопреки разговорам о том, что Алексей Пивоваров в эфир «Страны и мира» более не вернется, в информслужбе утверждают, что первый после своего возвращения эфир Пивоваров по графику проведет 11 января. [...]

Пивоваров в интервью с корреспондентом ГАЗЕТЫ был предельно лаконичен.

- Когда вам было сказано, что сегодня вы не будете выходить в эфир? 

- Судите сами: эфир был вчера, сегодня я уже не выхожу.

- Вам сказали об этом сразу после эфира? 

- Вскоре.

- Кто?.. 

- Этого бы я не хотел комментировать.

- Какие причины были названы? 

- Мне слово в слово были озвучены те же причины, что были представлены в официальном комментарии НТВ. Ничего больше по этому поводу добавить не могу в силу понятных причин.

- Вам предложено готовить репортажи… 

- Я и раньше одну неделю вел, а другую репортажи снимал. Снимать репортажи мне никто не запрещал, это я и дальше буду делать. В течение месяца…

***

Фрагмент текстовой расшифровки программы 'Страна и мир' от 7 декабря 2004 года

Алексей Пивоваров: 

'Сегодня коллективу русской версии журнала Newsweek представили нового главного редактора. Это Леонид Парфенов. Приняв предложение издательского дома 'Аксель Шпрингер', тележурналист подтвердил тезис о том, что в России иногда лучше писать, чем говорить. Полгода назад тогдашний гендиректор НТВ Николай Сенкевич внес личный вклад в историю российского телевидения, уволив Парфенова по сокращению штатов. Работая на вольных хлебах, Парфенов снял документальный фильм об афинской Олимпиаде, подготовил к эфиру еще два фильма, но на штатной основе на телевидение так и не вернулся. Сегодня он заявил, что формат русского Newsweek ему близок и понятен - программа 'Намедни' в последние три года занималась примерно тем же'.

Далее - интервью Парфенова: 

'Самое главное - хочу быть в диалоге с публикой, мне хочется работать. Просто хочется работать. Я не борец, а работник, но если право на работу требует борьбы, я поборюсь. Удивительное дело - мне уже вчера начали предлагать вести на ТВ программы в качестве именно редактора Newsweek'.

***

© "Коммерсант", origindate::07.12.2004, "Я не борец, просто очень хочется работать!"

Леонид Парфенов объяснил, почему его не взяли на работу на телевидение

Converted 17917.jpgВчера журналист Леонид Парфенов был представлен руководству редакции журнала "Русский Newsweek", главным редактором он был назначен в конце прошлой недели (о этом Ъ писал вчера). О том, почему телеведущий принял это предложение и почему его больше не зовут на телевидение, Леонид Парфенов рассказал обозревателю Ъ Арине Бородиной.

– Ваше согласие возглавить русскую версию журнала Newsweek – это от безысходности? 

– Только отчасти. Потому что все 20 лет работы на телевидении все, что я делал, всегда представлял в двух видах – печатном и телевизионном. Для меня между двумя этими профессиональными сторонами нет противоречия. Я всегда легко представлял, что бы я делал, если бы только писал и не было телевизионной картинки. Я представлял, какими могли бы быть иллюстрации и какая колонка текста была бы справа, а что-то могло быть на целый разворот... Так что новая моя работа для меня профессиональный труд более или менее понятный. При всей разнице того, что называется "ящик", и того, что называется "принт", все-таки самое главное – это возможность диалога с сегодняшней аудиторией. С определенным настроением, интонацией и балансом тем: в случае с "Намедни" в рамках одного выпуска и внутри одного журнала – в случае с Newsweek. Еженедельный журнал для меня и понятный трудовой ритм, и понятный тип создаваемого журналистского продукта.

– Когда вы получили предложение стать главным редактором Newsweek? Или это была ваша инициатива? 

– Это было предложение с их стороны. Оно прозвучало месяца полтора назад.

– Все это время вы надеялись, что получите возможность вернуться в эфир российских телеканалов? 

– Я и не собираюсь отказываться от работы на телевидении. Но с сентября я перестал надеяться на постоянную работу на какую-то телекорпорацию.

– С сентября не ждали предложений, потому что случился Беслан?

– Во-первых, конечно, Беслан. А во-вторых, начался телевизионный сезон, и все то, что хотелось генеральным директорам соответствующих каналов сделать в сезоне, нужно было решить еще раньше. Но не решились.

– Когда в июне вас уволили с НТВ, через какое-то время вы сказали, что в новом сезоне надеетесь появиться в эфире на другом канале. Почти сразу все заговорили о "Первом". Знаю, что на канале всерьез обсуждался и индивидуальный формат, и совместный с Владимиром Познером. Понятно, что гендиректор "Первого канала" Константин Эрнст не мог дать согласия на этот проект, не заручившись поддержкой Кремля. Но в итоге все-таки не сложилось. Почему вы стали так опасны для "Первого канала"? 

– Мне не важно почему, мне важен сухой остаток. Давайте судить по делам.

– Но господин Эрнст дал вам добро на проект с господином Познером?

– Да. Мы сидели втроем у меня дома 20 июня (Леонид Парфенов был уволен с НТВ 2 июня.–Ъ). Мы с Владимиром Владимировичем Познером, каждый чего-то добившийся в своем жанре, придумали, как эти жанры синтезировать. Первоначально предложения были у Познера, потом мои. Вместе мы чего-то сложили и, как еще с йордановских времен (Борис Йордан – бывший гендиректор НТВ.–Ъ) меня приучили, подготовили презентацию, где все по полочкам было разложено. Написали. И вот мы решаем, что этот еженедельный общественно-политический проект является новым телевизионным форматом. Заказываются декорации, логотип программы – масса всего. И потом это не делается. А этого очень хотел гендиректор канала, и я очень хотел, и Познер. Если мы трое очень этого хотели, но это не получилось, то мне в конце концов не важно почему. Мне просто стало понятно, что в сфере общественно-политического вещания профессиональные соображения, увы, не являются главными.

– И вы не задавали вопрос, почему не сложилось?

– Ну зачем я буду кого-то мучить и себя расстраивать?!

– Идею сотрудничества с Владимиром Познером вы похоронили окончательно?

– Нет, мы оба надеемся, что когда-то это сотрудничество все-таки состоится. Но одна замечательная форма совместной работы, явно свидетельствующая о застойности времен, у нас сейчас есть. Я делаю сериал о 150-летии Крымской войны, а Владимир Владимирович дает мне поэтические консультации: "Коллега, обратите внимание: эту балладу Теннисон написал в 1854 году, то есть сразу по горячим следам..." Потом я говорю, как это важно и интересно, и нахожу один русский перевод, и уже у него уточняю: "А как ритмика стиха передана?" В воскресенье показывал Владимиру Владимировичу смонтированный стихотворный материал, и он его одобрил.

– Как-то уж совсем пессимистично...

– Я говорю о том, что есть. Я чрезвычайно признателен и Владимиру Владимировичу, и Константину Львовичу, что мы хоть какое-то время позанимались этой зарядкой для хвоста. По крайней мере, что-то придумано и когда-то это пригодится. Я не борец, просто очень хочется работать! Я даже за эту форму бумажного телевидения коллегам благодарен.

– Но у вас был еще один вариант вернуться в эфир – на канале СТС. Насколько я знаю, Михаил Фридман и Петр Авен, руководители "Альфа-групп", которая является одним из главных акционеров СТС, почти сразу после вашего увольнения сделали вам предложение. Были такие разговоры и с гендиректором СТС Александром Роднянским еще и в начале 2003 года, когда вы ушли в длительный отпуск после увольнения Бориса Йордана. Но еще тогда глава "Альфа-групп" господин Фридман говорил, что не хочет, чтобы ему звонили из Кремля,– это, видимо, и сыграло ключевую роль при принятии решения. Что же они все сначала зовут, а потом бегут от вас как от чумы? 

– Не знаю, да это и не важно. Я пытался придумать новый формат. Даже "Намедни", если бы программа осталась, мы хотели принципиально менять. И декорации, и манеру ведения, и весь второй блок программы. После увольнения я написал другому каналу короткую бумажку о новом формате, рассчитанном на пятидневный эфир. А до длинной бумажки, которая тоже была у меня готова, уже дело и не дошло. Ну не срослось. Я из всех этих историй могу делать только один вывод: если генеральный директор канала просит меня что-то для него приготовить, и я это готовлю, и гендиректор с восторгом это одобряет, и мы дальше обсуждаем какие-то подробности, но потом это не получается, значит, в итоге тут одинаково бесправны и я, российский безработный, и могущественный генеральный директор. В других зонах эфира, таких как сериалы, как "Кривое зеркало", каналы вполне конкурентны. Но, увы, я не Петросян и не Задорнов, я работал в том жанре, который не является конкурентным.

– Но на НТВ после вашего увольнения ниша итоговой программы до сих пор свободна. И это единственный канал, куда вас до сих пор не зовут. 

– С НТВ были какие-то невнятные сигналы. Но профессиональные соображения и здесь не являются главными. Да, у них в воскресенье вечером в эфире гуляет сквозняк. Да, они перепробовали всех, кто потенциально мог бы это делать на НТВ, и перебрали уже всю телефонную книгу Москвы. У меня нет ни к кому претензий, потому что все в этой ситуации сделали все, что могли.

– А если бы на телевидение вас все-таки позвали? Вы сами-то, учитывая нынешнюю политическую ситуацию, представляете, как бы вы делали итоговый общественно-политический формат? 

– Я, конечно, смотрел телевизор. И понимал, как освещают на телевидении Беслан, и ситуацию в Карачаево-Черкесии, и голосование в Абхазии, и на Украине, в особенности перед первым туром. Не знаю, какими в этом случае были бы "Намедни". По-моему, в большинстве случаев все профессиональные критерии были забыты, и то, что передавалось в эфир, не является ни информацией, ни журналистикой, а какой-то партполитработой. И когда из Беслана на НТВ прорвался в эфир "невыключенный" выкрик корреспондента "П...ц!" – это была единственная достоверная информация.

– Создается ощущение, что вы приняли предложение стать главным редактором Newsweek для того, чтобы пересидеть нынешние времена... И еще один момент. Вы теперь не безработный, да еще и возглавляете крупный международный журнал, и для теленачальников теперь не так рискованно приглашать вас на работу по совместительству. 

– В качестве внештатника я готов работать на телевидении. У нас даже федеральный министр был телеведущим. Но никаких конкретных планов у меня нет. Есть разовые проекты, но они не связаны с актуальной журналистикой. А в нынешней моей работе есть только одна задача – постараться освоить опыт создания актуального, модного продукта, отвечающего сегодняшним представлениям публики об этом.

– И ощущения, что, став главным редактором журнала Newsweek, вы будете заниматься не своим делом, у вас нет? 

– Как говорит ваш коллега и мой друг Андрей Колесников: "А страха нет". Для меня самое главное в профессии – просто работать русским журналистом. Я даже не знаю английского языка, хотя "Коммерсантъ" и написал, что я им владею. Это по меньшей мере нелепо, что главный редактор русского Newsweek не владеет английским. Но это лишнее свидетельство того, что для меня важнее в названии журнала слово "русский".