Коррупция и рейдерство берега одной реки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Рейдеры из группы РАТМ атакуют "Ангарскцемент", опираясь на поддержку целого ряда властных структур, в том числе, органов МВД Иркутской области и прокуратуры г. Ангарска

Оригинал этого материала
© "Российские вести", origindate::06.06.2007, Цена вопроса

Коррупция и рейдерство - два берега одной реки

Виктор Головатов

Сегодня даже официальные лица признают, что коррупционный рынок России достиг емкости в 240 млрд. долларов в год. Динамика впечатляет: объем рынка деловой коррупции растет примерно в четыре раза быстрее, чем доходы федерального бюджета. На это фоне не менее «блестящие» показатели демонстрирует и другой, смежный сегмент «бизнеса» - рейдерство, то есть незаконное завладение предприятиями и объектами недвижимости. Точной статистики здесь пока нет, однако по некоторым данным, ежегодно в стране совершается 60-70 тысяч рейдерских атак.

Почему мы говорим о «родственном» характере коррупции и рейдерства как явлений? Их объединяет целый ряд признаков: стремительное развитие на фоне растущей экономики и слабости законодательства, фантастические суммы доходов и безуспешные попытки государства обуздать разгулявшуюся эпидемию. Последнее тем более сложно, поскольку именно помощь коррумпированных чиновников, прежде всего служителей закона, позволяет рейдерам безнаказанно присваивать чужие активы. В свою очередь, прочно сложившаяся и пустившая свои корни на всех уровнях власти система рейдерства не просто повышает «коррупционную емкость» экономики, попутно нанося ущерб репутации России и ее инвестиционному потенциалу. С точки зрения оценки разрушительных последствий «работы» рейдеров и их пособников для всей системы российских органов госвласти, захватчиков давно необходимо судить исключительно по статье «экономический терроризм» и «попытка подрыва основ обороноспособности государства».

Об этом не раз говорилось. Что для этого делается?

(«Меры, предпринимаемые правоохранительными органами по противодействию этой угрозе, явно не адекватны той опасности, которую она представляет. Более того, не секрет, что зачастую рейдерские захваты сопровождаются и злоупотреблениями в судебной системе и правоохранительных органах».

Из доклада Генерального прокурора РФ Юрия Чайки на заседании СФ ФС РФ 13 апреля 2007 года).

Не подмажешь - не поедешь

Начало широкого распространения недружественных корпоративных захватов эксперты относят ко второй половине 1990-х годов, когда на смену рэкету и бритоголовым бандитам с написанным на лицах уголовным прошлым стали приходить вполне цивилизованно выглядящие команды, упакованные юристами и финансистами. Прежней осталась цель: легкая нажива.

Созданные к тому времени в стране тысячи открытых акционерных обществ оказались фактически беззащитны перед любовно шлифуемыми методами новых бизнес-пиратов. Рэкетиры требовали процент, эти - забирают все. И сегодня вместо парней с бейсбольными битами приходят ЧОПы, а еще чаще - государственные чиновники, приставы, милиционеры.

При этом понятно, что именно подкуп должностных лиц - основная статья расходов в бюджете рейдеров и может, в зависимости от «лакомости» кусочка, достигать не одного миллиона долларов. Однако игра стоит свеч, поскольку уровень рентабельности в этой сфере бизнеса весьма высок - от 500 до 1000-2000 процентов.

Москва, Санкт-Петербург, далее - везде

Изначально рейдерство пышным цветом расцвело в Москве, где сосредоточены наиболее прибыльные и привлекательные для захвата активы. Вскоре лидерство чуть не перехватил Санкт-Петербург, где столичное ноу-хау быстро нашло своих последователей. Сейчас речь идет уже о всероссийском явлении: на Юге, в Поволжье, за Уралом рейдерские методы были быстро «локализованы». Более того, в провинции, где, как известно, «до царя далеко» и местная власть и «силовики» порой чувствуют полную безнаказанность, а честные предприниматели - полную беззащитность перед лицом власть имущих, это явление порой обретает особо уродливые формы.

Там, где земля на вес золота, то есть в Москве, Подмосковье, южных регионах, захват осуществляется преимущественно ради нее или стоящих на ней зданий. Сам бизнес, как правило, не представляет для рейдеров особого интереса, поскольку его стоимость может быть в разы меньше, чем стоимость земельного участка. В Московской области скуплены уже практически все колхозы, и сельскохозяйственная деятельность в планы захватчиков обычно не входит. Земли из-за пробелов законодательства об их первичной приватизации и нарушений, допущенных не без помощи купленных чиновников в ходе их дальнейшей скупки, выводятся из сельхозоборота и используются под коммерческую застройку.

Сегодня в прицелы рейдеров начали попадать и объекты, которые, казалось бы, государство и, соответственно, чиновники, призваны защищать несмотря ни на что – оборонно-промышленный комплекс. Тем не менее недавно обвинение в превышении должностных полномочий предъявлено заместителю руководителя территориально управления федеральным имуществом Юлии Демьяненко: она, как предполагается, единолично подмахнула документ об отчуждении имущественного комплекса федерального ГУП «89-й Центральный авторемонтный завод» Министерства обороны России в пользу двух никому неведомых фирм в три раза дешевле оценочной стоимости.

Последняя тенденция - попытки рейдеров «поучаствовать» в реализации приоритетных национальных проектов. Но не стоит думать, что «захватчики» и их подельники из государственных структур внезапно прониклись патриотизмом. Форма их участия остается прежней - захват предприятия с целью дальнейшей перепродажи либо - шантаж законных собственников с целью получения отступных. Здесь под удар попадают в основном «аграрии», строительные компании, производители стройматериалов. Так, по словам заместителя полпреда российского Президента Николая Макарова, шесть регионов в Центральном федеральном округе не так давно не справились с планами нацпроекта «Сельское хозяйство» именно из-за рейдеров, захвативших 40 предприятий. Ущерб оценивается в 5 миллиардов рублей. Страдает и одна из базовых отраслей для реализация национальной программы «Доступное жилье» - производство цемента.

Замгенпрокурора Владимир Малиновский отметил, что его ведомство возбудило более 150 уголовных дел за рейдерство, но и этих мер недостаточно. Особенно пикантно на этом фоне выглядит участие в рейдерских атаках самих чиновников и представителей силовых структур, призванных Президентом РФ В. Путиным и первым вице-премьером Д. Медведевым к максимальному участию в реализации нацпроектов.

Прав, у кого больше прав?

Среди компаний, активно включившихся в процесс «нацпроектирования», более всех на слуху, пожалуй, новосибирская группа РАТМ, исторически успевшая «засветиться» сразу в нескольких рейдерских захватах разнопрофильных предприятий, преимущественно в Сибири.

Сейчас РАТМ атакует цементный комбинат «Ангарскцемент», контрольным пакетом акций которого владеет второй по объемам производства участник российского рынка стройматериалов, компания «Сибирский цемент». И, судя по многочисленным фактам, рейдеры опираются на поддержку целого ряда властных структур, в том числе, органов МВД Иркутской области и прокуратуры г. Ангарска.

Только за 2006 год РАТМ атаковал предприятие 4 раза, каждый раз обзаводясь липовыми решениями мировых судий отдаленных субъектов федерации. Но похоже, после очередной неудачной попытки ворваться на завод с «филькиной грамотой» на плечах ЧОПа захватчики сменили тактику. Так, в ноябре 2006г. в ночное время сотрудники УБОП Иркутской области во главе с заместителем начальника УБОП Иркутской области г-ном Гладковым по надуманным обстоятельствам провели так называемую зачистку территории ОАО «Ангарскцемент». На следующий день предприятие вновь подверглось попытке силового захвата со стороны менеджмента «РАТМ». По данному факту проводилось служебное расследование, в том числе на основании запроса депутата ГД РФ Колесникова С.И., однако оно осталось без движения.

За этим последовала череда исковых заявлений и целый ряд уголовных дел, возбужденных на основании заявлений ставленника РАТМ Николая Фоменко, якобы избранного генеральным директором «Ангарскцемента» на альтернативном собрании акционеров, посыпались на бывшее и нынешнее руководство предприятия, как из рога изобилия. Например, в канун Нового, 2007, года просто по заявлению все того же г-на Фоменко, выносится постановление о производстве выемки практически всех финансово-хозяйственных документов. Автор - заместитель начальника СО - 4 СЧ ГСУ при ГУВД Иркутской области Л.В. Хворостян. Все постановления о возбуждении уголовных дел и выемке документов были без каких-либо вопросов и возражений санкционированы прокурором Ангарска А.А. Некрасовым...

13 февраля 2007 г. постановление о возбуждении уголовного дела, а также постановление о производстве выемки в судебном порядке были признаны незаконными. Само по себе это решение суда уже должно было бы стать основанием для проведения внутреннего разбирательства как в отношении руководства СО-4 ГСУ при ГУВД Иркутской области в лице его начальника, г-жи Казулиной и ее зама Хворостян, так и прокуратуры г. Ангарска.

Но нет, руководство во главе с начальником ГУВД генерал-лейтенантом Антоновым безмолвствует.

А потому, несмотря на указанные обстоятельства, 12 февраля 2007 г. новым постановлением все того же заместителя начальника СО- 4 СЧ ГСУ при ГУВД Иркутской области Хворостян Л.В. вынесено новое постановление о возбуждении уголовного дела, теперь уже по новому предлогу. А затем, уже в мае, опять за подписью госпожи Хворостян проведен обыск на территории заводоуправления: унесли даже компьютеры, на которых велся бухучет. Следственные действия проводятся, естественно, за счет налогоплательщиков, в том числе экономическая экспертиза состояния предприятия, цель которой - доказать целесообразность участия группы РАТМ в акционерном капитале «Ангарскцемента». А в это время, в разгар строительного сезона в области, деятельность единственного на её территории цементного завода парализована...

(»...конечно, в рядах защитников Закона не место тем, кто сам его нарушает. Все факты противоправных действий блюстителей порядка мною подробно изучаются и будут изучаться, а виновные будут привлекаться ко всем видам ответственности, вплоть до возбуждения уголовных дел, несмотря на все свои былые заслуги»).

Эти, безусловно, правильные слова были сказаны не кем иным, как упоминавшимся нами начальником ГУВД Иркутской области, генерал-лейтенантом Антоновым. Правда, говорил он их довольно давно, в августе 2004 г. при назначении на должность. Могло ли что-то за целых 3 года так сильно повлиять на мировоззрение генерал-лейтенанта? Возможно, во вверенном ведомстве ему просто не докладывают о таких мелочах, как группа в 50 - 60 вооруженных людей, штурмующих проходную завода, или же признании решением суда незаконными действий его непосредственных подчиненных? Вопросов больше чем ответов

Их надо знать в лицо

Еще один риторический вопрос: кому будет служить коррумпированный чиновник - стране или своему частному работодателю? Вряд ли он откажется во имя высоких идеалов от гарантированного куска хлеба с маслом. Власть, разъеденная коррупцией, перестает исполнять свои прямые функции и дестабилизирует ситуацию в стране.

И не случайно генпрокурор Юрий Чайка, призывая бороться с рейдерством, называет его «чумой российской экономики». И попытки бороться делаются. Как писали СМИ, Генпрокуратура установила особый контроль за работой прокуроров по противодействию криминальному захвату предприятий. В апреле Госдума приняла в первом чтении поправки в Закон о корпоративном праве, получившие название «антирейдерского пакета». Депутаты также работают над поправками к Закону «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Создаются специальные территориальные органы, комиссии, направленные на защиту экономической безопасности.

Однако рейдерство, как мы видим, упорно сопротивляется благодаря своей плотной «связке» с ангажированными чиновниками - нередко весьма высокого ранга.

Один из возможных путей, который, как нам кажется, мог бы помочь разорвать эту связку, - создание своего рода всероссийской карты «Антирейдер», где были бы поименно перечислены конкретные фигуранты, в том числе - из властных органов. Обязательно - с конкретным, документальным подтверждением имеющего место беспредела. И тогда, хотелось бы надеяться, это стал бы не просто черный список или доска позора. Эта карта стала бы реальным предостережением всем тем, кто «честно жить не хочет», а также сигналом для правоохранительных органов.