Коррупция одолевает армию

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Новый облик не спасает Вооруженные силы от преступности

1265366002-0.jpg На прошлой неделе в интервью одному из информационных агентств главный военный прокурор – заместитель генерального прокурора РФ генерал-полковник юстиции Сергей Фридинский выразил обеспокоенность размахом коррупции в Российской армии. Он сообщил, что рост хищений в силовых ведомствах страны в прошлом году превысил «достижение» 2008 года практически в два раза и зашкалил за три млрд. руб. В 2009 году за подобные преступления получили реальные сроки лишения свободы по 3–5 лет шесть генералов, а осуждено всего восемь. При этом каждое четвертое преступление в войсках совершается офицерами.

Воры с лампасами

Фридинский не назвал фамилий генералов, привлеченных к уголовной ответственности. Они и так на слуху. Среди самых громких дел – махинации бывшего военкома столицы генерал-майора Андрея Глущенко, бывшего начальника Главного управления МЧС РФ по Свердловской области генерал-майора Валерия Степанчука, бывшего заместителя начальника Главного автобронетанкового управления Минобороны генерал-лейтенанта Владимира Шуховцева, бывшего начальника управления кадров Железнодорожных войск генерал-лейтенанта Анатолия Веремеева, бывшего начальника одного из управлений Главного ракетно-артиллерийского управления Минобороны генерал-майора Валерия Знахурко, бывшего командира 3-й Висленской орденов Суворова и Кутузова мотострелковой дивизии Московского военного округа генерал-майора Сергея Лукашова…

2008 году к уголовной ответственности были привлечены 20 генералов и адмиралов, осуждены 1611 офицеров, из которых 160 были командирами воинских частей. Подводя итоги того года, главный военный прокурор говорил, что «это самый высокий показатель за последние пять лет», что «масштабы офицерской преступности достигли наивысшего показателя за последние 10 лет», что они «превысили все разумные пределы» (если у таких противоправных деяний могут быть эти «разумные пределы». – В.Л.). Но, видимо, «соревнование» в сфере армейского криминала готово в ближайшее время преодолеть и этот рубеж. Тем более что речь идет о преступлениях, выявленных и, что называется, официально зафиксированных следствием и судом. А сколько их еще остается втуне, сколько еще бюджетных средств, кроме этих 3 млрд. руб., распихано по карманам всяческих ворюг в погонах и без них, этого мы, наверное, никогда не узнаем.

Сергей Фридинский подчеркнул, что многие нынешние армейские преступления связаны с реформой, проводимой в Вооруженных силах. «Любое реформирование, – говорит он, – сопряжено с некоторой нестабильностью, вот и появляется определенное количество охотников поживиться за казенный счет, или сделать что-нибудь абы как». Во что это выливается, уже известно.

Коллеги-журналисты подсчитали, что можно было закупить для армии на украденные 3 млрд. руб. Оказалось, 50–55 танков Т-90 или 75–80 боевых машин пехоты – БМП-3 или БМП-4, которых все еще не хватает в войсках. Три–четыре многофункциональных истребителя класса Су-30 или МиГ-35. 8–10 боевых вертолетов Ми-28Н или Ка-52. Один корабль класса «Корвет», одну-две стратегические ракеты «Тополь-М», три–четыре спутника разведки, годовой запас продуктов питания для солдат военного округа (на 130 тыс. человек), военную форму одежды для 300–350 тыс. военнослужащих срочной службы, два многоквартирных дома для 150–200 семей.

Квартирный бизнес

Кстати, о покупках квартир. Заместитель генерального прокурора сказал в своем новом интервью, что больше всего преступлений в силовых ведомствах совершено при расхищении государственного добра в ходе выполнения оборонных заказов, на различных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах (НИОКР), при реализации жилищных программ. Привел впечатляющие примеры, когда увольняемым в ходе придания «нового перспективного облика Вооруженным силам» военнослужащим навязывали ордера на квартиры не только в не введенных в эксплуатацию домах, но и в вовсе не построенных.

Например, сообщил прокурор, в подмосковном городе Чехове застройщик ЗАО «Московская областная инвестиционно-строительная компания», что входит в состав ЗАО «СУ-155», не выполнила ни одного из заключенных с Минобороны государственных контрактов. Строительство домов для армии до сих пор находится в стадии «от ведения монтажа свайного поля» или, другими словами, там только вырыли ямы под фундамент. Но, несмотря на это, в августе минувшего года бывший начальник расквартирования и обустройства Минобороны, заместитель министра генерал-полковник Владимир Филиппов, утвердил план распределения квартир среди очередников в этих «с позволения сказать домах».

Можно только догадываться, из каких соображений генерал-полковник Филиппов подписал явную липу – из желания угодить руководству Минобороны, требовавшего от него решить задачу, поставленную президентом и премьером, закрыть к концу 2010 года проблему обеспечения офицеров постоянным жильем, из-за халатного неведения, что реально творится на подведомственных ему объектах, по каким-то другим причинам – не исключено, связанным с каким-то личным коммерческим интересом. Мы этого не знаем. О том Сергей Фридинский не сказал. Как не рассказал и о судьбе тех полковников и подполковников, кому навязывали ордера на несуществующие квартиры. Из сообщения главы военной прокуратуры осталось неясным и то, какое наказание понес генерал Филиппов, фактически «втерший очки» военному руководству и обманувший не одну сотню бесквартирных офицеров. Но зато стало понятно: если сопоставить цифры доклада министра обороны руководству страны, где он рапортовал, что к ноябрю 2009-го для армии за год было закуплено 27 тыс. квартир, а в декабре уже говорил о плановых 45 600, то здесь, так же как в истории со стройкой в городе Чехове, попахивает липой. И подозрения в явном обмане тут только усиливаются.

Главный военный прокурор не стал развивать «квартирную» тему. А стоило бы. Можно было бы вспомнить и другие факты. Растрату финансовых средств из-за злоупотреблений при приобретении жилья, мошенничество отдельных должностных лиц с «большими звездами», которые получают для себя и своих домочадцев по две-три, а то и больше квартир, в то время когда тысячи их подчиненных годами маются без крыши над головой. Как это было с уже упоминавшимся бывшим начальником управления кадров Железнодорожных войск генерал-лейтенантом Анатолием Веремеевым, который приобрел для себя аж пять квартир в Москве и Подмосковье.

И это не единственный случай проявления вопиющего беззакония в решении жилищной проблемы военнослужащих. Читатели нашей газеты, к примеру, обращаются в редакцию и сообщают, что вопреки требованиям закона «О статусе военнослужащего» предоставлять жилье людям в погонах по месту их службы, увольняемым в запас по сокращению московских главных штабов и управлений, предлагают получить крышу над головой в дальнем Подмосковье. В том же Чехове, Подольске, Железнодорожном, Ивантеевке, Солнечногорске, Серпухове, Щербинке, где стоимость квадратного метра подешевле. Но при этом ставят в критическую ситуацию судьбы семей военных, у которых в столице работают жены, учатся дети…

Поразительно здесь то, что военные суды, в которые люди подают иски против такого произвола, отказываются их принимать. Опять происходит история, аналогичная ситуации с оплатой продовольственных пайков, когда Минобороны не выполнило даже решение Конституционного суда. И ничего – военная прокуратура осталась в стороне от грубейшего нарушения закона.

Закон, что дышло

Одна из причин роста коррупционных проявлений в Вооруженных силах, как, впрочем, и во всем обществе, было и есть неуважение к праву. Только у нас есть поговорка, что «строгость законов в России компенсируется необязательностью их исполнения». И некоторые военачальники ведут себя на своей должности как суверенные купчики. По принципу «как хочу, так и ворочу».

Сергей Фридинский привел в своем интервью пример, как руководитель одного из проектных институтов Минобороны в Москве (фамилию его прокурор, видимо, запамятовал. – В.Л.) не платил зарплату более чем 200 своих подчиненных. При этом дважды в год его сын и дочь летали из столицы в Петропавловск-Камчатский и обратно за счет казны. 2 млн. руб. со счетов института он просто похитил и истратил на себя. Сейчас по этим и еще семи другим эпизодам его незаконной деятельности расследуется уголовное дело.

А вот еще один эпизод из этого же интервью. Буквально на днях, рассказал генерал юстиции Фридинский, опять же без упоминания фамилий, военным прокурором Северного флота направлены в военный следственный отдел по Североморскому гарнизону материалы для привлечения к уголовной ответственности одного из должностных лиц инженерной службы флота и ряда руководителей частных фирм, которые на основании липовых данных о якобы выполненных коммерсантами работ по ремонту плавучего причала присвоили около 2 млн. руб. Прокуроры выяснили, что ремонт был выполнен силами флота, а деньги получили те, кто к нему был не причастен.

Похожая история произошла и на Балтийском флоте, где начальник автобронетанковой службы флота генерал-майор Петр Пивень приказал оформить подложные акты выполненных работ на ремонт четырех танков и 10 боевых машин пехоты, хотя работы эти даже не начинались. На основании тех документов предприятие-«исполнитель» получило более 5,7 млн. руб., которыми, надо полагать, поделилось с тем, кто расщедрился для них на эти деньги. Бывший командир мотострелковой дивизии из Нижнего Новгорода генерал-майор Сергей Лукашов, которого мы уже упоминали, также «пострадал» по аналогичному поводу. Он заключил контракт на ремонт танковой директрисы, войскового стрельбища и огневого городка БМП под Дзержинском, деньги на который – 20 млн. руб. – выделила Федеральная целевая программа по переходу к комплектованию воинских частей военнослужащими контрактниками. Но, по данным следствия, подрядная организация, выигравшая тендер на эти работы, выполнила их не полностью и с ненадлежащим качеством. Проще говоря, на тяп-ляп. Тем не менее генерал подписал акт об их приемке и нанес ущерб бюджету в 6,5 млн. руб. Как полагают прокуроры, видимо, тоже небескорыстно.

Правда, пораженная коррупцией армия – далеко не лидер в нанесении финансового ущерба собственной стране. Но вместе с тем Вооруженные силы, которые когда-то было принято считать элитой общества, как своеобразный индикатор, показывают степень нашей морально-нравственной деградации. А с ней мириться невозможно.

«Точечная» гласность

Еще одно важное наблюдение, вытекающее из регулярных отчетов главной военной прокуратуры. Вскрывая те или иные преступления коррупционной направленности, ее руководители никогда публично не раскрывают цепочек и сетей хапуг и мздоимцев. Как будто они живут и действуют в безвоздушном пространстве и, если требуют от кого-то взятки, то лично для себя, не делятся ею со своими «крышами».

Кто из высокопоставленных должностных лиц тут задействован, как на них «работали» те или иные низовые звенья, кто стоял на вершине коррупционной пирамиды – мы этого не знаем. Подобная информация скрыта от глаз общественности. А если нет гласности, если преступники не преданы огласке, то никакой результативности от очередного отчета ГВП ждать не приходится. От того, что посадили шесть или восемь генералов и адмиралов (пусть даже двадцать), коррупция, к сожалению, не исчезнет.

Еще одну причину нынешнего расцвета армейской коррупции назвал заместитель председателя комитета Государственной Думы по обороне Михаил Бабич. Он считает, что для этого в военном ведомстве созданы все предпосылки. «Минобороны само проводит инвентаризацию непрофильных активов, само проводит их оценку и само продает имущество, землю, недвижимость целых военных городков», – говорит депутат. В комитет Госдумы по обороне ежедневно идут жалобы, связанные с «откатами» в военном ведомстве. 20–30% из них связаны с продажей и строительством жилья для военнослужащих. А Главная военная прокуратура и другие надзирающие органы не принимают надлежащих мер.

«Почему Минобороны не передает непрофильные активы в Росимущество и правительство для последующей продажи в соответствии с законодательством?» – ставит вопрос Бабич и сам на него отвечает: «Как в Минобороны не будет коррупции, если они сидят на миллиардах, а зарплата составляет 12 тысяч рублей в месяц?!»

Добавим от себя: до сих пор, хотя прошло уже около двух лет, неизвестно, куда и на какие цели пошли деньги, вырученные Министерством обороны от продажи двух земельных участков в Москве и в ближнем Подмосковье – в районе Крылатских холмов и на Левобережной. Так же, как от продажи исторического здания на Мясницкой, где во время Великой Отечественной был бункер Сталина, а в послевоенные годы – приемная Минобороны. Сколько квартир куплено на эти средства и куплено ли? И пока сохраняется практика утаивания от общественности, в том числе и армейской, расходования средств на социально значимые задачи, пока гласность действует только в отношении выгодных для чиновника событий, никаких успехов в борьбе с коррупцией, думается, не предвидится и предвидеться не может.

Ее не победить и регулярными отчетами, которые военные прокуроры время от времени вбрасывают в СМИ. Нужно создавать систему, при которой честным быть выгоднее, чем действующей на авось маленькой шестеренкой большой преступной машины. Но, увы, это задача не для прокуроров.

Оригинал материала

«Независимая газета» от origindate::05.02.10