Коррупция угрожает национальным интересам. Греф, Гуров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Специально для "Известий" ситуацию с проектом закона "О борьбе с коррупцией" прокомментировал председатель комитета Госдумы по безопасности, генерал-лейтенант милиции Александр Гуров.
- Александр Иванович, как бы вы охарактеризовали ситуацию с коррупцией в России?
- По уровню коррумпированности мы стоим где-то на 82-м месте после Зимбабве и Никарагуа. Как-то один из чиновников Генпрокуратуры отказался выступать на международном форуме - его оскорбило место России в этом коррупционном списке. Если это и патриотизм, то квасной. Такими поступками положение не исправишь. Сейчас можно сказать, что коррупция угрожает нашим национальным интересам. Ненормальная ситуация, когда из страны вывозится, по оценкам экспертов, от $300 до $600 млрд в год. И все это с помощью коррумпированных чиновников.
В современной России коррупция стала образом жизни. К примеру, МВД проводило эксперимент - отфиксировали на камеру сто случаев нарушения правил дорожного движения, только в трех случаях водители не предлагали работнику ГИБДД взятку. Почти все фирмы в своей "черной бухгалтерии" закладывают средства на взятки для налоговиков, пожарников и прочих проверяющих. Считается, что это в порядке вещей.
Что такое коррупция сегодня? По статистике - это две тысячи взяток в год. Именно столько возбуждается уголовных дел. На самом деле это только малая часть айсберга. Возбудить дело о коррупции очень сложно, поскольку и должностное лицо, и лицо, ищущее его покровительства, утаивают свою сделку. Наш закон направлен на то, чтобы общество знало все о доходах и расходах чиновника и его семьи.
- Если коррупция угрожает национальным интересам страны, то почему трижды был заблокирован закон о борьбе с коррупцией?
- С одной стороны, некоторые силы противодействовали закону сознательно, с другой - многие боялись, что определенная часть чиновников пойдет под топор. Оговорюсь, не под топор уголовной ответственности - закон лишь отсылает к нормам УК. Закон вводит дисциплинарную и административную ответственность за сокрытие доходов. Нормальному человеку, который пришел на госслужбу честно служить, закон ничем не угрожает. Он создает невыносимые условия для тех, кто службу Отечеству понимает как набивание кармана деньгами.
Мы не изобрели ничего нового. Весь мир так живет, и мы пошли по пути международного опыта. Владимир Путин дал обязательство ратифицировать международную Конвенцию о борьбе с коррупцией, а предлагаемый нами закон идет как бы в развитие этой конвенции. Здесь не нужно лицемерить. Это не только правовой, это политико-правовой документ. Принимая закон, мы как бы говорим мировому сообществу: смотрите, мы начали серьезную борьбу с этим явлением. В США, например, чиновник не может даже с кем-то в ресторан сходить, там считается коррупцией, если начальник берет взаймы у подчиненного. Для нас эти нормы чересчур экзотические. Мы берем лишь тот минимум, который нам подходит.
- И верите, что закон искоренит коррупцию?
- Конечно, сам по себе закон не искоренит коррупцию как явление. Одновременно нужны такие законы, как, к примеру, "антибюрократический пакет" Германа Грефа. Но принятие этого закона даст мощный профилактический импульс. Вообще когда принимаются такие законы или издаются указы президента, в которых просматривается серьезность намерений власти, - это всегда оборачивается хорошим профилактическим эффектом. Мы сейчас забываем о том, что профилактика эффективней, чем наказание. Старое правило: лучше предотвратить преступление, чем за оное наказывать, сегодня не действует. Сейчас популярней другие фразы: есть миллион - значит, ты вне юрисдикции закона. Это страшно. Нужен закон "О профилактике", над которым сейчас мы работаем. За последние 35 лет у нас были осуждены почти 70 млн человек, а за 10 лет демократии через тюрьмы и лагеря прошли 10 млн, были осуждены 15 млн. Кстати, отсюда и угроза русскому литературному языку - компоненты зековской субкультуры переносятся на нашу действительность. На сплошном мате и фене появляются книги, кассеты. Раньше в таких случаях возбуждали уголовное дело за хулиганство, сегодня такая культура всячески популяризируется.
- Что бы вы ответили критикам законопроекта, которые утверждают, что он носит репрессивный характер?
- Это закон не агрессивного плана. Основной аргумент противников - закон направлен против бизнеса и его интересов. Так говорят люди, которые его не читали. Он направлен против чиновников, а не против бизнесменов. Другой аргумент критиков: надо бороться с коррупцией не законом, а развивать институты гражданского общества. Кто бы спорил! Конечно, надо. Но чем плох и наш подход: бороться с коррупцией и правовыми мерами, которые содержатся в законе, и через институты гражданского общества. "