Котлованы семьи Батуриных

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сможет ли "Интеко" удержать свои позиции на строительном рынке после ухода Юрия Лужкова?

1080285156-0.jpg В строительном комплексе Москвы произошло очередное ЧП: в строящемся 12-этажном доме элитного жилого комплекса «Гранд-Парк» на Хорошевском шоссе рухнул лестничный пролет с 10-го по 1-й этаж. Инвесторами и застройщиками этого дома являются компании «Мосфундаментстрой-6» и ДСК-3. Последняя управляется департаментом строительства ЗАО «Интеко» — компании, где жене столичного мэра Елене Батуриной принадлежит 99% акций. Оставшийся 1% акций принадлежит ее брату Виктору Батурину.

В трагедии с «Трансвааль-парком» «Интеко» тоже фигурировала. Игроки рынка уверенно говорили, что парк развлечений принадлежал этой компании. «Интеко» опровергла все слухи. До сих пор так и не ясно, кто же являлся собственником «Трансвааля».

Контролировать качество строительства «Интеко» должны столичные власти в лице их градоначальника Юрия Лужкова. Другими словами, следить и отвечать за работой Елены Батуриной должен ее муж. Вот и представьте себе, как Юрий Михайлович контролирует семейный бизнес.

Cудя по результатам работы «Интеко», основный упор компания делает не на качество, а на количество. Только за три прошедших года оборот фирмы вырос в десять раз и в 2003 году составил 27 миллиардов рублей. Сейчас доля компании на рынке строительства жилья столицы составляет около 20%.

Ни для кого не секрет, что строительство — это воистину «хлебное место». Самый примитивный пример его «хлебности» — рытье котлованов. Например, в проекте заявлено, что котлован под фундамент имеет глубину 6 метров. В реальности же строители могут выкопать его в два раза меньше. Разница в цене легко кладется в карман компании-застройщика. Причем никто потом не будет проверять, какой глубины котлован под конкретным домом. Между тем такое «изменение параметров строительства», мягко говоря, небезопасно.

Есть и еще масса ненормативных отклонений. Самый простой из них — замена утвержденных строительных материалов более дешевыми аналогами.

Проверять, какой марки бетон при строительстве использовала Елена Батурина — М500 или М200, — вряд ли кто решится. Прочность конструкции проверят на себе только жильцы. По неофициальным данным, в мэрии лежит 5 тысяч жалоб москвичей на плохое качество строительства.

Но вернемся к «Интеко». Понятно, что ни история с «Трансваалем», ни вчерашнее обрушение дома на бизнес-процессе компании никак не отразятся. Если говорить о дальнейшей судьбе детища Батуриной, то его процветание в большей степени зависит от политической конъюнктуры: сможет ли «Интеко» удержать свои позиции на строительном рынке после ухода Юрия Лужкова?

По идее это должно случиться в 2008 году. Однако все может произойти и раньше. И причиной этого может стать, как ни странно, сама Елена Батурина. Глава недавно созданной Федеральной антимонопольной службы уже заявил, что ценообразование на московском рынке жилья является результатом сговора строительных компаний, связанных с московской мэрией.

Стоит «Интеко» уронить еще пару пролетов, и деятельностью компании заинтересуется не только ФАС, но и другие органы федеральной власти. И тогда последовательность отступления «из Москвы» семьи Батуриных может измениться. И первым ее покинет жена, а следом муж. И может быть, не дожидаясь истечения четырех лет полномочий только что переизбранного мэра.

Милана Давыдова

Оригинал материала

«Газета»