Кошмары интерната (Видео)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кошмары интерната (Видео) FLB: Громкий скандал, разгоревшийся еще в прошлом году вокруг интерната в селе Николаевском, что Приморском крае, волнует местных журналистов до сих пор. И к тому, похоже, есть все основания

"«Ситуация накалилась до предела. Проверка, организованная Следственным комитетом по Приморскому краю, не дала никаких результатов. Сказали, что якобы факты насилия не подтвердились. Но что ещё необходимо, чтобы подтвердить эти факты? Показания свидетелей имеются. Показания приемных родителей тоже есть. И некоторые педагоги открывают тайну – в интернате такие случаи бывают. Сейчас за КШИ взялись сотрудники из краевого ФСБ. Хотелось бы верить в самое лучшее» - сообщали еще в 2012 году авторы газеты «Арсеньевские Вести», рассчитывая довести тему до логического финала. Однако, судя по поступающим материалам, журналисты полагают, что проверки проводились, мягко говоря, формально. Очередные жуткие подробности в свежей публикации газеты «Арсеньевские Вести», достойной внимания Генеральной Прокуратуры России. «Несколько месяцев продолжались проверки по заявлению С.Э. Пешковой о случаях изнасилования воспитанников КГКСКОУ «Николаевская КШИ» ( в дальнейшем будем именовать коррекционная школа-интернат). Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела пришло за подписью старшего следователя Следственного отдела по городу Партизанску С.В. Афанасьева. Старший следователь, - полагает журналист Наталья Фонина, - противоречит сам себе, когда, отказывая в возбуждении уголовного дела по поводу изнасилования Андрея Т., Романа К., и Сергея Б., ссылается на их показания. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела черным по белому написано обратное – все трое утверждают, что в школе-интернате их насиловали старшие дети. Все замяли, но боль не спрячешь О том, как жилось Андрею Т. в школе-интернате, следователю нужно было поинтересоваться у Л.В. Токаревой. Но, к сожалению, он не захотел узнать, с чего начались беды мальчика. В то время он учился во втором классе. Добрый и наивный, он не знал, что дети, которые всего на несколько лет постарше его, могут быть жестокими. Будучи сотрудницей Николаевской школы-интерната, Л.В. Токарева заметила в мальчике перемены. То, о чем сотрудница школы-интерната откровенничала со мной почти год назад, потрясло меня. С ее слов, мальчик неожиданно изменился, в нем будто что-то сломилось. Он подошел к ней и в тайне от других поведал жуткую историю. – Андрей сказал, что старшие ребята насиловали его, – говорила Л.В. Токарева, – он просил срочно принять меры. И педагог написала заявление об изнасиловании мальчика. В школу-интернат нагрянули проверки. Но в тот момент сведения не подтвердились. Очевидно, департамент образования боялся потерять репутацию, и директор дорожил репутацией. Наверное, на фоне меркантильных взрослых проблем детские беды оказались не в счет. Никто не принял эту беду во внимание. Все тихо «замяли». То разочарование, которое съедало детский ум и сердце, не вычеркнешь, не забудешь. Судя по показаниям, которые дает мальчик в ходе настоящей проверки, все события и боль, связанная с ними, по-прежнему живы. В надежде, что наконец-то лед тронется с места, мальчик рассказал: – Я учился в третьем классе. Однажды вечером после отбоя, когда я уже спал в своей кровати, ко мне подошли старшие мальчишки. Они требовали, чтобы я снял плавки, потому как они хотели меня насиловать. Я отказался, но они насильно стали стягивать с меня плавки. Я выбежал в коридор, но не смог убежать далеко, потому что на меня обрушились их удары. После этого меня затащили в одну из спален и изнасиловали. Спустя почти год все повторилось. Откуда-то обо всем стало известно директору школы-интерната. Она позвала меня к себе в кабинет и спросила, кто надругался надо мною. Я честно рассказал обо всем, что со мной случилось. Потом директор возила меня к хирургу, и тот сказал, что у меня порвана кишка. Все повторялось не раз. В пятом и седьмом классе эти мальчишки, которые надругались надо мною однажды, насиловали вновь и вновь. В четвертом и пятом классе это случилось под лестницей. Меня били, потом насиловали, я говорил директору о своем горе, но она никак не отреагировала. Бесконечный ад Как известно, никаких мер в отношении старших детей не приняли. И все улеглось – шито-крыто. Но беспокойство оставалось на душе у мальчика, потому как для девятилетнего мальчика изнасилование – трагедия, да еще ему приходилось жить в одном интернате со старшими детьми, которые и потом продолжали его насиловать. После откровенного рассказа директору ничего не изменилось. И мальчик понимал, что спасения от негаданной беды ждать не откуда. Как расскажет позже Тамара Ярошенко, приемная мама Андрея Т.: – Я около четырех лет занималась воспитанием мальчика. Однажды я узнала, что ребенка постоянно насилуют старшие дети (кстати, это те же самые ребята, которые надругались над девятилетним Андреем, безнаказанность рождает вседозволенность – прим. авт.). Мальчик страдал недержанием, говорил, что проблема возникла после того, как его насиловали. Нам пришлось потратить много времени и средств на лечение, но мы справились с проблемой. Однако, как только я отдала ребенка в школу-интернат, недержание возобновилось, как уверял мальчик, над ним вновь надругались старшие мальчишки. Интернат стал для него чуть ли не тюрьмой, он готов был бежать восвояси, из этих стен, лишь бы прекратился весь ужас, который ему пришлось пережить не раз. Однажды я узнала, что мальчик ждет меня. А потом я застала его в состоянии депрессии, он говорил, что порежет себе вены, если его не перестанут насиловать. В видео-обращении он обращался к президенту. Но пока взрослые тети, которыми для него являются сотрудницы коррекционной школы-интерната, не перестанут дрожать за свое кресло и зарплату, мальчику, видимо, не испытать облегчения. Потом, когда по публикациям приезжал проверки на преподавателей и детей оказывали давление. Наедине с бедой В школе-интернате оказались и другие дети, которые говорили о насилии по отношению к ним. Опрошенный Роман К., по его словам и судя по его поведению, к насилию привык. Однажды, рассказывая о своем несчастье, он сказал мне: – Сначала я страшно переживал, а потом – мне понравилось, я привык. В коррекционную школу-интернат меня определили в 2004 году. Я некоторое время находился в приемной семье у С.Э. Пешковой. Она часто нас забирала к себе домой на выходные дни и праздники, то есть мы жили у нее на гостевом режиме. Однажды, когда я находился неподалеку от школы, старшие подростки (кстати, те же самые, которые надругались над Андреем Т.) позвали меня за гаражи. Я не очень хотел с ними идти, но они принуждали меня. Под страхом, что они будут меня бить, я пошел за гаражи. Сначала они наливали в пакет лак и нюхали его. А потом все и произошло. Один из старших ребят держал меня так, что я не мог пошевелиться, другие по очереди насиловали. По поводу случая насилия над девочкой Леной (имя изменено по понятным причинам), которое, по словам детей, случилось в спальной комнате вечером, когда воспитатели, будучи немного подшофе, спали этажом ниже. Так говорили мне дети, когда я приезжала в школу-интернат почти год назад. С.Э. Пешкова, в семье которой воспитывалась девочка, говорила: – Со слов Романа мне стало известно, что ночью 22.05.2011 года в спальную комнату к девочкам вошли старшие подростки (заметьте, все те же персонажи, которые насиловали других детей, о которых я упоминала выше). Как говорил Рома, девочка проснулась от того, что в спальной комнате стало шумно. Мальчишки насиловали Лену, она кричала, но никто ее не слышал, потому что воспитатели спали в одной из нижних комнат. Говорили, что сам процесс насилия кто-то из ребят снимал на камеру телефона. Рома сказал, что шумели настолько сильно, что он проснулся, ходил по этажу и заглядывал в комнату. Когда я разговаривала с девочкой, она подтвердила, что все именно так и было. Однако в ходе проверки, которую только что завершили, все эти сведения якобы не нашли своего подтверждения. Еще один мальчик, Сергей Б., жаловался на то, что пережил насилие. Его житье-бытье походило на беспокойное и безрадостное существование. Старшие подростки, опять же повторюсь, те же персонажи, постоянно унижали его, насиловали, заставляли делать то, что было против его воли. Мальчик с трудом переживал насилие и унижение. Он постоянно хотел высвободиться из рук насильников, но безнаказанность делает чудовищные вещи... Подростки становились все боле похотливыми и наглыми по отношению к нему. Никаких перемен. Дело в том, что этот мальчик воспитывался в семье, но поскольку у него были проблемы со здоровьем, он посещал именно эту коррекционную школу-интернат. Но когда мама узнала, что происходит с ее ребенком, она просто в ужас пришла. Она стала забирать мальчика домой сразу после занятий. Это небольшие фрагменты из жизни коррекционной школы-интерната в селе Николаевка. Может, не стоит ссылаться на то, что, дескать, это школа-интернат. Ребенок, испытавший душевную трагедию, не скроет того, что происходит внутри него. Уж слишком непосредственны дети, какими бы они ни были. И если, действия некоторых подростков доставляют боль воспитанникам школы-интерната, то они не могут лукавить в этом. Да и как объяснить, что многие дети, которые, как следует из их слов, пережили насилие, называют одних и тех же хулиганов? Но по-прежнему те, кто сильнее, те, кто надругался над младшими, остались безнаказанными. А взрослые педагоги поставили галочку, что якобы все хорошо, им «повезло» - полагает автор издания. FLB: На сайте газеты в комментариях к данной публикации разгорелась бурная дискуссия, где всплывают любопытные факты и детали, вероятно, не вошедшие в "бумажный" вариант выпуска по техническим причинам, но представляющее определенный интерес. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации