Крайний в крабовой ловушке. Бортников

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Проблему нелегального промысла у берегов западной Камчатки и не только там, вновь поднимает журналист-расследователь Кирилл Маренин, на страницах своего специализированного сайта. «У берегов Камчатки процветает браконьерство под видом «двойного» промысла» - пишет автор, пытаясь найти ответ на вопрос, кто остановит браконьеров?

«Если говорим о Западно-Камчатской подзоне и о крабе, не будем себя обманывать — там идет массовое браконьерство», — заявил во время сентябрьского визита на Камчатку глава Росрыболовства Андрей Крайний.

Мы так привыкли к подобным утверждениям, что уже не задаемся вопросами: каким образом браконьерство стало массовым и почему его никто не остановит? Может, пришло время спросить об этом?

О «черных» и «серых»

По классификации А. Крайнего, браконьеры у нас делятся на организованных и неорганизованных. Такое разделение относительно. Ведь промысел в любых масштабах, будь то одно судно или целый флот, требует организации. «Рыбаков удачи» делят и по-другому: на «черных» и «серых». Первые идут в море без всяких разрешений, под иностранным флагом и воруют откровенно. У вторых тактика более продумана и эффективна. Например, они работают под видом промысла иных биоресурсов (это называют «двойным» промыслом). То есть компания получает разрешение на лов, скажем, трески, но отправляет в рейс судно, вооруженное крабовыми ловушками. Потому что крабовыми ловушками ловить треску «удобнее». Нетрудно догадаться, что на самом деле эти орудия лова будут использованы по прямому назначению.

Фокус простой, но государство покупалось на него очень долго. Наконец, в 2012 году А. Крайний открыто признал, что это обман. Однако суда, которые якобы ловили треску, спокойно доработали до конца года. Только в декабре Государственная морская инспекция, которая до этого проверяла их неоднократно, но не находила повода для претензий, обвинила некоторых (далеко не всех) капитанов «тресковой» флотилии в нарушениях. Правда, обвинила не в том, что они добывали краба под видом промысла трески, а в том, что добыча трески велась крабовыми ловушками (хотя на тот момент это было не запрещено).

И вот прошло более полугода, но ничего не изменилось. В сентябре 2013-го А. Крайний во время визита в наш край снова заявил, что у берегов западной Камчатки процветает «массовое браконьерство». Кто же эти злодеи, о которых говорит глава Росрыболовства и которых никто не может остановить?

«Капитан», «волк» и другие

В первых числах августа 2013 года четыре камчатских промысловых судна — «Капитан Басов», «Саяны», «Бристоль» и «Тигиль» — покинули Южную Корею. Первые три направились во 2-й Курильский пролив. Четвертое — в Камчато-Курильскую подзону, где провело больше недели в территориальных водах, в районе скопления камчатского краба. К началу сентября все четверо прибыли в Западно-Камчатскую подзону. Прибавим к ним еще два судна – «Камчатка» и «Волк Арктики», которые пришли сюда похожим маршрутом.

Таким образом, примерно в одно и то же время у западной Камчатки, в районе скопления камчатского краба, собралась флотилия из шести судов. Логично предположить, что они прибыли для добычи упомянутого краба, чей промысел здесь наиболее удобен. Но официально такого, конечно, быть не может. Ведь лов этого вида будет открыт, скорее всего, только через год.

Чем же занимались эти добытчики? Если верить их отчетам на начало сентября, «Волк Арктики», «Камчатка», «Капитан Басов», «Бристоль» проделали свой неблизкий путь для того, чтобы стоять и ждать, когда им дадут разрешение на промысловую деятельность. А «Тигиль» и «Саяны» производили некие операции (траление, поиск), но не показывали никакого вылова. При этом все шестеро сообщали, что имеют на борту неразделанную мороженую сельдь, которую обычно используют как наживу для краба.

Теперь чуть подробнее о перечисленных судах. Начнем с того, что они заточены на добычу краба. Об этом красноречиво говорит их прошлое. Взять, к примеру, «Тигиль». До 2000 года этот крабовый процессор назывался «Фиер Си» и работал на ЗАО «Марина Ич». Был уличен в неучтенном вылове краба в 1998-м. После конфискации является собственностью РФ, но взят в аренду ООО «Алеут».

«Саяны» и «Бристоль» (бывшие названия «Ольский рыбак» и «Гидрограф») принадлежали холдингу «Восточные рыбные ресурсы». В 2003-м «Ольский рыбак» был задержан после перегруза неучтенной крабовой продукции, но вскоре вернулся на промысел. После ареста руководителей холдинга в 2007-м суда сменили названия и владельцев. Сейчас оба принадлежат ООО «Чатка».

Если верить Российскому морскому регистру, «Алеут» и «Чатка» зарегистрированы в Петропавловске по одному адресу (ул. Ленинградская, 33-А), как и владелец судна «Капитан Басов» ООО «Беринг».

(Судя по недавним сообщениям местного управления ФСБ, к этой группе компаний также имеет отношение ООО «Волна», которое 2 года назад арендовало конфискованный краболов «Флинт», после чего судно пришлось объявить в розыск).

«Камчатка» — краболов почти легендарный. Под прежним названием «Ария» он неоднократно попадал под арест. В 2002-м его конфисковали. В 2004-м Росимущество передало судно в аренду компании «Морская звезда». Спустя 1,5 года его задержали с незаконной крабопродукцией на борту. Теперь арендатор «Камчатки» — ООО «Мидель». А собственником остается Российская Федерация. В прошлом году «Камчатка» была в числе флота, который сообщал, что ловит треску крабовыми ловушками.

отличие от упомянутых судов, «Волк Арктики» пока не приобрел широкой известности на Дальнем Востоке, но лиха беда начало. До прошлого года это судно работало в Северном бассейне, было собственностью ООО «Димас» из Архангельска (нынешний хозяин — ООО «Рыбартель «Вилючинск»). Летом 2012-го оказалось в Пусане, оттуда совершило переход в Петропавловск, а из Петропавловска — в Западно-Камчатскую подзону, практически в тот же район, что и в 2013-м. Тогда «Волк Арктики» пробыл на промысле до середины октября, сообщая, что ведет вылов трески на глубинах более 200 метров (суточный вылов, который был указан в отчетах, вряд ли мог обеспечить рентабельный промысел). При этом координаты позиционирования процентов на 50 соответствовали глубинам 100 и менее метров: там как раз относительно мелководный участок, за 12-мильной зоной, в координатах, где много краба.

Не эти ли суда и компании имел в виду А. Крайний? Кто знает…

Внимание постоянное, анализ детальный. Результат нулевой?

Продолжу цитировать главу Росрыболовства: «Когда мы откроем западную Камчатку для рыбаков, у которых есть договоры, они будут нашими первыми помощниками в борьбе с браконьерами по одной простой причине. Потому что браконьеры у них вырывают кусок хлеба изо рта, отнимают бизнес, обрушивают цену на рынках».

Конечно, легальные рыбаки окажут посильную помощь в борьбе с браконьерством. Но не стоит переоценивать их возможности. Остановить незаконный промысел могут и должны, в первую очередь, те, кто за это получает деньги.

Здесь уместно привести выдержки из интервью начальника погрануправления ФСБ по Камчатскому краю Сергея Щербакова агентству «Fishnews». Итак, суда, осуществляющие добычу краба под видом промысла рыб, т.е. суда «двойного» промысла, находятся в зоне постоянного внимания пограничников. По словам С. Щербакова, в отношении такого флота в разы усиливаются контрольные функции: «В ходе контрольно-проверочных мероприятий на таких судах, в первую очередь, рассматривается возможность «двойного» промысла, в связи с чем детально изучается и анализируется промысловая деятельность судна, его конструктивные особенности, орудия лова (промысла), с целью оценки возможности их «двойного» использования и т.д.».

Что ж, постоянное внимание, усиление контрольных функций и детальный анализ – это хорошо. Но не пора ли перейти к конкретным действиям?» - задается вопросом автор."