Красиво жрать не запретишь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Красиво жрать не запретишь Начпрод округа воровал продукты со склада тоннами

"Кто не хочет кормить свою армию — будет кормить чужую. Когда речь заходит о том, что на содержание военного ведомства выделяется слишком мало денег, командиры любят приводить это мудрое высказывание. Им мало денег. Они хотят больше. Их можно понять. Бюджет нашей армии в разы меньше американского. Но у проблемы есть и другой аспект: а всегда ли наши военные добросовестно расходуют даже то малое, что им выделяется? К сожалению, не всегда. На прошлой неделе военная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении главного кормильца всей Российской армии — начальника Центрального продовольственного управления Минобороны генерал-лейтенанта Анатолия Петриченко. Генерал-лейтенант Петриченко обчистил бюджет военного ведомства на 12 млн. рублей, закупая для военнослужащих сигареты “Ява” по цене, в два раза превышающей цену производителя. Производитель продавал сигареты по 4 рубля за пачку. Поставщикам военное ведомство платило за них по 8 рублей. Разницу благодарные поставщики возвращали обратно — подчиненным Петриченко. Те “отпиливали” себе установленную часть прибыли, а львиную долю передавали наверх, начальнику управления, от которого зависело, с какими поставщиками будет подписан контракт. Схема известная. По ней проводятся абсолютно все закупки для Минобороны. Военная прокуратура поймала Петриченко на табаке, но начпродов можно ловить на чем угодно — на картошке, макаронах, мясе, чае, воде... Правда, для этого военной прокуратуре необходимо раз в десять увеличить штаты, потому что следователей у нее гораздо меньше, чем всех армейских начпродов, вещевиков и прочих деятелей, отвечающих за снабжение. Дело — табак История с табаком отлично показывает, каким образом расходуется бюджет военного ведомства. На нужды армии без откатов не приобретается ничего. Предпочтение отдается тем поставщикам, которые могут продать свой товар по низким ценам — тогда откат будет больше. Но товар, который можно продать по низкой цене, — это товар низкого качества. В основном он и идет в армию. Просроченное, несортовое, списанное. По документам — конфетка, на деле — дерьмо. Осенью прошлого года военная прокуратура обнаружила, что для нужд воюющей в Чечне группировки тыловики закупили сотни тонн питьевой воды какого-то, судя по документам, особого качества. От нее, обещали поставщики, солдаты прямо-таки богатырями должны становиться. При ближайшем рассмотрении (т.е. после экспертиз) чудо-вода оказалась обычной водопроводной. В декабре на складах Приволжско-Уральского и Московского округов было обнаружено 300 тонн сахара, изготовленного с нарушением всех санитарных норм. Его употребление “опасно для здоровья”, как заключили специалисты. А мы потом удивляемся, почему это у нас солдаты массово болеют. Кстати, госконтракты на поставку сахара с одной коммерческой фирмой заключил генерал-лейтенант Петриченко. Наверняка начальнику Центрального управления продовольственного обеспечения будут предъявлены обвинения и по другим эпизодам его многотрудной деятельности. Но пока уголовное дело не закончено, они являются тайной следствия и не могут разглашаться в прессе. Поэтому сегодня мы расскажем не о генерал-лейтенанте Петриченко, а о его подчиненном — начпроде Московского военного округа. Его дело уже расследовано, приговор вынесен, и теперь можно с полным правом сказать, что, пока министр обороны “находился высоко в горах”, они очень неплохо проводили время. Хлебная должность Обеспечивать войска продуктами питания поставлена большая служба со своими складами, персоналом, автопарком. В Московском военном округе, в который входит 19 областей России, этим огромным хозяйством до недавнего времени командовал полковник Олег Попов. С офицерским кителем полковник расстался в конце прошлого года. Ближайшие 7 лет у него будет совершенно другая форма одежды — тюремная роба. К такому сроку заключения приговорил Попова Московский окружной военный суд за воровство: начпрод стащил у родной армии несколько десятков тонн продовольствия — гречки, риса, сахара, масла… Одному богу известно, чем потом кормили солдат. На высокой и в буквальном смысле хлебной должности начпрод округа полковник Попов просидел недолго, от силы год. То, что он успел сделать на своем боевом посту, следователи военной прокуратуры МВО разгребали потом два года. По данным следствия, с военных складов по поддельным документам продавались тонны сахара, риса, гречки, мяса и масла, предназначенного для солдат и офицеров. Всего в деле фигурирует шесть эпизодов, а общий ущерб оценен в 6,5 млн. руб. При этом во время проверок складов недостача покрывалась за счет продуктов из неприкосновенного запаса. …Все, кто лично знал полковника Попова, характеризовали его исключительно как хорошего специалиста. К примеру, генерал Колесов, начальник тыла округа, который лично рекомендовал его на должность, в суде сказал так: “Меня удивляет, что такой высокопрофессиональный офицер, зубы съевший на продовольствии, пошел по такому примитивному пути”. Попов и вправду не ломал голову, разрабатывая схемы воровства: крал продукты средь бела дня, не таясь. Одной рукой подписывал настоящие документы, другой — стряпал поддельные. Следствию удалось доказать в суде шесть эпизодов хищения, хотя было их больше. Воровал Попов, конечно, не своими руками. Для этих целей у него был старший прапорщик Гордеев. Ему полковник вручал липовые документы и доверенности с наставлениями: “Поедешь туда-то, получишь как положено. За территорией склада тебя встретят…” Прапорщик брал под козырек. При активном участии Попова заметно исхудали военные склады в Ярославле, Звенигороде, Твери, Смоленске и Нижнем Новгороде — у тамошних командиров липовые документы из штаба округа сомнений не вызывали. Лишь начальник 990-го (Тверского) военного склада майор Якименко был в курсе махинаций начальства. И оказывал Попову всяческое содействие. Разумеется, небезвозмездно. Кстати, с Якименко и начала раскручиваться эта история. Рост тушенки в масштабах округа Ревизия выявила на складе Якименко недостачу: испарилось 110 тонн сахара. Как выяснилось, продукт “растворился” в карманах местного предпринимателя: за наличные, без документов. В ходе разбирательства следователи случайно наткнулись у Якименко на фиктивные наряды из продслужбы округа: то, что было в бумагах, никак не отражало реалий — наряды есть, продуктов нет. Стали разбираться, куда делись десятки тонн продовольствия. Назначили большую ревизию. Из фининспекции Минобороны приехали человек десять. Вывернули все наизнанку и нашли еще четыре подозрительных наряда. По двум из них продовольствие — тушенка — якобы поступило, но… с опозданием на месяц. Где же целых 10 тонн тушенки могли лежать в течение месяца? К тому же по накладным выходило, что выдано было “10 тонн 04 кг” тушенки, а пришло “10 тонн 08 кг”. Вроде мелочь, но все же несостыковочка. Если бы тушенки пришло меньше, чем было выдано, — тогда понятно: “ноги приделали” по дороге. Но чтоб продуктов стало больше — такого видавшие виды “следаки” припомнить не могли. Голову сломали, пока не разобрались: оказывается, “уходили” банки весом 338 г, а “пришли” совсем другие — по 525 г. Поэтому общий результат и получился на 4 кг больше. Стало ясно, что полученная тушенка не имеет отношения к той, что была отправлена месяц назад. Дальнейшее расследование вскрыло совсем уж неприятные факты. Оказалось, что тушенка, упакованная в 525-граммовые банки, поступала отнюдь не в Тверь, где ее нашли, а на нижегородский склад. Причем там она числилась в “неприкосновенном запасе”. Выяснилось, что, когда у Якименко началась проверка, Попов, чтобы скрыть хищения, дал устную команду начальнику склада в Нижнем Новгороде, чтобы он без документов привез необходимое количество тушенки в Тверь. Те банки оказались более вместительными. Наворовал на 7 лет Официальное положение полковника Попова было незавидным. Жена не работает, сын — подросток, зарплата 5—7 тыс. в месяц. Однако малоимущей эта семья никак не выглядела. Сам полковник Попов жил на широкую ногу. Он, например, был счастливым владельцем хорошего “УАЗа” с прицепом и еще двух новеньких авто, на которые он “копил всю жизнь” (так полковник сказал на суде), — “Волги” и “ВАЗ-2115”. Хотя, до того как занял кресло начпрода округа, Попов катался всего лишь на “восьмерке”. Ее он продал прапорщику Гордееву. А может, подарил — за услуги. Кроме того, у него имелся снегоход, который не каждый богач себе позволит. …На скамье подсудимых помимо полковника Попова оказались и майор Якименко, и прапорщик Гордеев. Александр Якименко, уже будучи отстраненным от должности и находясь под следствием, умудрялся управлять складом — указывал подчиненным, кому заплатить, кому что выдать. Оказалось, что майор, находясь под подпиской о невыезде, все так же ходил на работу. А подчиненные выполняли приказы фигуранта уголовного дела, иначе тот “уволит”. Лишь когда Якименко взяли под стражу, свидетели-подчиненные немного расслабились и наконец заговорили. На суде обвиняемые дружно ушли “в отказ” и активно защищались: “Дата — моей рукой, количество — не моей. Эта строчка — моей рукой, эта — нет. Это соответствует, это — нет”. Были назначены бухгалтерские и почерковедческие экспертизы. Судье Московского окружного военного суда Коробченко пришлось нелегко. В деле 57 томов. Суд шел аж 2,5 года. Приговор же стал для обвиняемых неожиданностью — они рассчитывали на оправдание, в крайнем случае на условный срок. Попов получил 7 лет. Якименко — шесть. С лишением воинских званий. Гордееву “за активное содействие следствию” срок дали ниже низшего — 4 года условно. Начпрод округа — высокая должность. Те, кто ее занимает, воруют часто, а попадаются редко. Военной прокуратуре удалось добиться того, что начпрод Московского округа лишился свободы на семь лет. Это солидное наказание. Остается надеяться, что история полковника Попова послужит уроком для начпродов других округов и их подчиненных и они прекратят таскать куски из солдатской тарелки. Хотя бы объявят временный мораторий на воровство — уже будет хорошо."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации