Краснотурьинск: крепостное право-2010

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Жителям уральского моногорода предложили выселиться на улицу. Главный в этом городе — владелец местного завода Олег Дерипаска

1291978778-0.jpg Практически весь город работает на одном предприятии — Богословском алюминиевом заводе (БАЗ), построенном в 1945 году. В советское время заводчане получали муниципальные квартиры, простояв в очереди по 10-15 лет. В конце 1992 года БАЗ был приватизирован и перешел под контроль РУСАЛа, предприятия Олега Дерипаски.

С тех пор заводчане продолжали потихоньку получать квартиры: РУСАЛ обязан был обеспечивать своих работников жильем, поскольку это требование было закреплено в коллективном договоре госпредприятия, правопреемником которого стало акционерное общество. Но при этом жителей Краснотурьнска заставляли подписать договор коммерческого найма. Убеждали, что навсегда. В 2010 году «навсегда», по-видимому, закончилось.

Уведомления о выселении люди стали получать в июле. Администрация завода поставила их перед выбором: либо выкупить квартиры по рыночной стоимости, либо освободить. К такому повороту событий горожане оказались не готовы: они думали, что получили квартиры в награду за десятки лет тяжелого труда и были уверены, что имеют на них права собственности. Оказалось – не совсем. Сколько всего уведомлений о выселении было разослано, выяснить не удалось: на заводе утверждают, что двадцать. Но под открытым обращением местных жителей к Генпрокурору и председателю правительства Владимиру Путину с просьбой разобраться в ситуации, инициированном газетой «Вечерний Краснотурьинск», подписались сотни жителей Краснотурьинска.

Семья Мелентьевых отдала заводу собственную квартиру, а теперь, благодаря «коммерческому найму» их могут выселить.

77-летняя Нина Сергеевна Мелентьева, как и ее покойные муж и сын, много лет проработала на вредном производстве на алюминиевом заводе. С мужем они получили квартиру в советское время. В 92 году государственное предприятие Богословский алюминиевый завод было приватизировано и перешло под контроль Олега Дерипаски. Как раз в это время Мелентьевы меняли квартиру. Завод забрал старую и выдал новую сыну – побольше. Но оказалась, новая квартира семье не принадлежит — она в коммерческом найме. По словам Нины Сергеевны, сын очень удивился, но его каким-то образом убедили подписать явно не выгодные для него документы.

Сын Нины Сергеевны скоропостижно скончался в 42 года – пришел с работы, сказал, что болит голова и вскоре умер. Его дочь, Наталья Мелентьева, по мужу Домрачева, жила в квартире отца, затем совершила обмен. На днях Наталья получила бумагу о выселении – за неуплату арендной платы в размере трех тысяч рублей. Платить ей нечем. До декретного отпуска Наталья работала на заводе, получала 1700 рублей. После рождения ребенка уволилась. Завод обещал со временем дать новую, более высокооплачиваемую работу, но обещания так и остались невыполненными. Из роскоши в квартире только телевизор и аквариум — Наталья говорит, что рыбки успокаивают лучше, чем валерианка.

Всего с 92 года краснотурьинцам сдали более тысячи квартир по договору коммерческого найма.

Начальник юридического отдела Богословского алюминиевого завода Валерий Новиков в разговоре сс корреспондентами РС настаивал, что «еще никого не выселили», «всех, кто сможет, я призываю их квартиры выкупать».

Выкупить квартиру уже вызвался директор завода. Рабочих этот пример не воодушевил. Некоторые из них предпочли обратиться в суд.

Юрист Константин Халилов занимается, как он говорит, «контрвыселениями». Не только в Краснотурьинске, но и в соседних городах. «Но такой жути с заводским жилым фондом, как в Краснотурьинске, я нигде не видел», — поясняет юрист. «Некоторые квартиры были оформлены как общежития, хотя таковыми не являются. Есть вообще дом, оформленный, как цех», — говорит юрист, демонстрируя проектный план здания с «электролизными ваннами».

«Есть один дом, Чапаева, 21. там СУАЛовское руководство наштамповало недействительных ордеров», — говорит Халилов.

По этому адресу побывали корреспонденты РС. На доме «Чапаева, 21″, по словам местных жителей, раньше висела вывеска «Общежитие». Потом ее сняли. В 95 году жильцов в общежитие заселяли по ордерам, как в обычное — муниципальное бесплатное — жилье. А в июле этого года жителям принесли договоры коммерческого найма и отобрали у них ордера. «Это неправильные ордера», — объяснили жильцам. Тех, кто ордер не сдавал, обещали уволить.

Людмила Ившина называет себя старшей по дому. Пенсионерка убедила добрую сотню своих соседок написать коллективное письмо в прокуратуру, президенту, правозащитникам. Отовсюду пришли отписки.

Наталья Ноздрачева с мужем (она тоже живет в доме на улице Чапаева) – беженцы из Туркменистана. В 95 году они приехали в Краснотурьинск. Муж устроился на завод, ему дали комнату в общежитии, или, как сейчас утверждает завод, квартиру в малосемейке. Кладовку Ноздрачевы используют как спальню, гостей укладывают на кухне. Через семь лет краснотурьинской жизни у Ноздрачевых родился сын. В младенческом возрасте он стал инвалидом из-за астмы. Велика вероятность того, что это из-за экологии. «Врачи посоветовали нам вывезти его отсюда», — говорит мать. Но выехать возможности нет – квартиру в коммерческом найме нельзя продать.

Юрист Константин Халилов добился решения суда о приватизации одной из квартир в спорном доме на Чапаева, 21. «Завод не предоставил доказательств финансирования строительства дома», — говорится, в частности, в решении городского суда. Проще говоря, дом был построен еще в советское время, а затем «задним числом» перешел в собственность БАЗа.»

Однако областной суд решение отменил.

Главным же результатом процессов стало то, что защитника выселяемых и самого выселяют. Квартира Константина Халилова тоже была в коммерческом найме. Это не собственность БАЗа, но юрист практически уверен: в маленьком городе это делается «по звонку».

Всем, кто продолжает работать на заводе и платит арендную плату, обещают «будете жить, сколько хотите». Но половина семей, которые живут в заводских квартирах, не имеют отношения к заводу, — говорит Валерий Новиков.

«Мама тридцать лет работала на заводе, в 54 умерла от рака. Не отдам квартиру. Буду судиться», — говорит Ирина, попросившая не называть фамилию.

«У нас есть очередь на жилье, и поэтому может сложиться впечатление, что это очередь на бесплатное жилье. Но коммерческая организация выдавать бесплатное жилье на условиях социального найма не может», — говорит юрист завода Валерий Новиков.

…Краснотурьинск возник в восемнадцатом веке на медных рудниках, где трудились крепостные крестьяне. В 1944 алюминиевый завод и город вокруг него строили репрессированные поволжские немцы. Они же и стали первыми рабочими завода. Многие в начале 90-х уехали в Германию.

Но в городе остались не только те, кому ехать некуда.

Есть и другие — кто уезжать не хочет. Жена Константина Халилова Ирина вяжет пинетки. На будущее – надеется, что, когда проблема с их собственным выселением решится, они пригодятся. В маленьком 70-тысячном Краснотурьинске есть хорошая художественная и музыкальные школы. В одну из них Наталья Домрачева отдала отличницу-дочь. Недавно с помощью родственников собрали денег на «мостик» – подставку на плечо для скрипки. Лишь бы только из квартиры не выселили. «Передайте, что мы живые люди, нельзя так с нами», — попросила мать астматика Андрюши Наталья Ноздрачева.

Оригинал материала

«Радио Свобода» от origindate::09.12.10