Красноярская стрела

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Красноярская стрела Чекистов во власть экспортирует не только Питер


" Первым кадровым решением нового премьера Виктора Зубкова стало распоряжение о назначении руководителя своего секретариата. Михаила Синелина, возглавлявшего секретариат председателя правительства России еще со времен Михаила Касьянова, сменил Юрий Чиханчин. Юрий Чиханчин Юрий Анатольевич — красноярец, в Москве он трудится только последние 8 лет. Родился 17 июня 1951 года. Выпускник Сибирского технологического института 1974 года, Чиханчин в 1978 году пришел на службу в КГБ. В 1994 году был откомандирован из органов госбезопасности в близкую структуру — в Красноярске же возглавил региональное управление службы валютно-экспортного контроля (ВЭК РФ). Принимал участие в расследовании фактов отмывания грязных денег в алюминиевой промышленности, многочисленных нарушений валютно-экспортного законодательства в деятельности Красноярского алюминиевого завода (КрАЗа). В 1999 году указом Ельцина практически всех глав силовых ведомств Красноярского края погнали поганой метлой — в связи с расследованием дела Анатолия Быкова и КрАЗа. Чиханчин тоже тогда покинул свой пост, но, в отличие от прочих, с повышением. С 2000-го по 2002 год он возглавлял департамент валютного контроля Минфина России. В январе 2002 года стал первым заместителем председателя комитета по финансовому мониторингу России, заявив тогда, что видит основную задачу финансовой разведки в том, чтобы помочь российскому бизнесу стать прозрачным, сделать банки «чистыми». В июле 2004 года назначен заместителем руководителя Федеральной службы по финансовому мониторингу — Росфинмониторинга. В финразведке, которую до недавнего времени возглавлял новый премьер-министр, Чиханчин трудился с момента основания федеральной службы, курировал расследования все того же профиля — фактов отмывания грязных денег, представлял Росфинмониторинг в контактах с многочисленными иностранными организациями, действующими в сфере противодействия легализации преступных доходов. Пост, который ныне занял Чиханчин, считается ключевым, тем более в византийской традиции, которой придерживается российская власть испокон веков. Особенно с учетом сталинского опыта. Руководитель аппарата, секретариата — это человек, влияние которого на политику трудно переоценить. Бывший начальник Чиханчина в Красно-ярском УКГБ генерал-полковник Анатолий Сафонов тоже в Москве. Его Путин еще три года назад назначил своим спецпредставителем по вопросам международного сотрудничества в борьбе с терроризмом и транснациональной организованной преступностью. Анатолий Сафонов С 1970 года Сафонов — в УКГБ СССР по Красноярскому краю, с 88-го — его начальник. С 1992 года — заместитель министра безопасности РФ, с 1994-го по 1997-й — первый заместитель директора ФСБ. С августа 1997 года — председатель Комитета по вопросам безопасности Союза Беларуси и России. 12 октября 2004 года назначен послом по особым поручениям — спецпредставителем президента РФ по борьбе с терроризмом. Известны некоторые этапы его пути. Анатолий Ковригин 30 сентября 1994 года глава правительства Виктор Черномырдин дал поручение (ВЧ-П6-30885) проверить деятельность компаний, которые участвовали в приватизации алюминиевых заводов (основное поле битвы находилось тогда в Красноярске и Москве). После чего, требуя результатов официального расследования, премьер еще не раз возвращался к этой проблеме, отправив ряд поручений (ВЧ-П14- 35626 от 14.11.1994, ВЧ-П6-36074 от 17.11.1994, ВЧ-П6-36198 от 17.11.1994, ВЧ-П6-38385 от 5.12.1994). Этого же требовал президент. Тоже не единожды (Пр-1646 от 15.11.94., Пр-1862 от 17.12.1994). Руководить расследованием, в котором участвовали МВД, Минфин, налоговая полиция, Центробанк, валютно-экспортный контроль, поручили ФСБ. В «алюминиевых» регионах данные проверяющих стекались в местные управления ФСБ, тот же механизм действовал и в Москве. [1] [2] [3] [4] И что же? Высокие чины из ФСБ и МВД приводили устаревшие данные, ничего не значащие факты (копии документов есть в распоряжении «Новой»). О главных игроках на алюминиевом рынке в служебной переписке сообщали мимоходом и гораздо основательнее — об их конкурентах. Сафонов в то время занимал пост первого замдиректора ФСБ. И в ходе чеченской войны, совпавшей по времени с «алюминиевым» расследованием, пока Сергей Степашин занимался Кавказом, Сафонов часто оставался и.о. директора ФСБ. Именно он отправлял отчеты и предложения о проверке сначала Черномырдину, а потом Олегу Сосковцу, быстро перехватившему у премьера инициативу в «алюминиевой проверке» и замкнувшему отчеты проверяющих на себя. 10 марта 1995 года, уже после того как с мест в центральную контору ФСБ поступили довольно серьезные отчеты, Сафонов рапортовал Сосковцу о ходе проверки. В письме (№ 745-Св) он уделил гораздо больше внимания конкурентам Льва и Михаила Черных, чем самим братьям. О многочисленных компаниях Черных приводились сильно устаревшие к тому моменту сведения, им было посвящено всего 5 строк. Особо же поражает следующая фраза Сафонова: круг юридических лиц, контролирующих имущество Красноярского алюминиевого завода, «не может быть определен». До этого, 30.12.94, в записке № 3638-Св, также на имя Сосковца, Сафонов говорит о связях владельцев крупных пакетов акций Братского алюминиевого завода, опять же «не замечая» Черных. В тот период известный ныне предприниматель Олег Дерипаска помогал Черным в том, что касалось Саянского алюминиевого завода (СаАЗ). Я был в то время в Саяногорске и видел, как скупали акции у металлургов. В сберкассы, где платили «живые» деньги за акции, стояли очереди. Потом Дерипаска стал гендиректором СаАЗа, а бывший руководитель Геннадий Сиразутдинов улетел как можно дальше из России, по-моему, аж в Аргентину, перед этим попросив меня ни за что не ссылаться на него в публикациях и стереть все кассеты с записями наших разговоров. Он был испуган и удручен. Теперь Дерипаска рассорился с братьями Черными. Но его можно видеть по телевизору на приеме у президента Путина. Покинув Красноярск, Сафонов продолжал живо интересоваться событиями в городе, где остались друзья и коллеги. Подполковник Сергей Мутовин возглавлял второй отдел РУ ФСБ (контрразведка), тот же отдел возглавлял и сам Сафонов до назначения начальником УКГБ по краю. У Мутовина — репутация человека, к которому Сафонов всегда испытывал доброе расположение. Их семьи дружили. В 1998 году, когда известный предприниматель Анатолий Быков помог генералу Лебедю стать главой края, одним из первых кадровых решений, по совпадению, было назначение вице-губернатором Сергея Мутовина. Покинул он этот пост сразу, как только между Быковым и Лебедем пробежала кошка, в январе 1999 года. Сергей Мутовин родился в 1959 году. Как и генерал Сафонов, коренной сибиряк, из глухой красноярской деревни, тоже закончил Красноярский политех. Помимо краткой командировки во власть, отметился и в научных кругах, занимая одно время должность заместителя председателя президиума Красноярского научного центра СО РАН. Сейчас Мутовин — проректор по безопасности и кадрам Сибирского федерального университета. СФУ только что создан из нескольких красноярских вузов; на инвестиционной выставке в Сочи губернатор Хлопонин лично представлял проект университета Путину. Гигантское новообразование получит большие деньги из федерального бюджета. Это, конечно, далеко не все офицеры Красноярского УКГБ, получившие руководящие посты в органах власти. Например, другой офицер, имевший репутацию человека, близкого к Сафонову, Анатолий Ковригин, возглавляет сейчас Совет безопасности в администрации Александра Хлопонина. Еще больше «выпускников» Красноярского УКГБ трудится на руководящих должностях в банковском секторе. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации