Краткая история "прослушки" в России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Краткая история "прослушки" в России

Игра в шпионов настолько захватила Татьяну Дьяченко, что она оборудовала для "прослушек" специальные апартаменты

© "Стрингер", июнь 2000, "Родина слышит, Родина знает"

Алексей Фомин

Гусинскому на глазах у всей страны надавали по ушам. 16 мая ФСБ и налоговая полиция нагрянули с обысками в здания, занимаемые холдингом «Медиа – Мост». Формальным поводом атаки на империю Гусинского стала информация о том, что служба безопасности «Моста» вторгается в частную жизнь некоторых граждан, то есть подслушивает и записывает телефонные переговоры, а также собирает компромат на отдельных лиц.

Неуклюжая акция силовых структур вызвала закономерную реакцию со стороны подопечных Гусинского. Первые кричат, что накрыли шпионское гнездо, вторые собрались торжественно хоронить главное завоевание отечественной демократии – свободу слова. Народ послушно проглотил и то и другое, но в итоге ничего не понял.

Почему выбрали именно мостовскую службу безопасности, когда различных контор собирающих компромат на врагов и друзей пруд пруди?

Почему телеканал Березовского ОРТ с таким большевистским задором выступил информационным спонсором силовой акции против «Медиа-Моста»? Ведь еще прошлой зимой Березовский оказался в аналогичной ситуации. Против подконтрольной ему охранной фирмы «Атолл», умудрившейся прослушивать телефонные разговоры членов семьи президента, была предпринята аналогичная акция.

Первый вопрос отчасти объясняется тем, что уши «Моста» торчали уж очень вызывающе. О многотысячной вооруженной армии охранников Гусинского, ходят легенды. Объективно самая мощная частная силовая структура, не может обходиться без своей разведки, без своих людей в спецслужбах, без своего технического отдела. Иначе грош ей цена.

Чтобы вникнуть в суть второго вопроса надо немного покопаться в истории политико-олигархических сражений, которые сотрясают страну вот уже шестой год.

Синдром Ван Гога.

Компромат всегда являлся самым страшным оружием в битвах между околокремлевскими группировками. Как всякий ходовой товар он хорошо продается и спрос на него в независимости от стоимости будет всегда велик.

В советские времена вторгаться в частную жизнь граждан мог только КГБ, а точнее его 12-й отдел. Ухо комитета покрывало все пространство страны. Однако в результате контузии, полученной в 1991 году (распад СССР, снос памятника Дзержинскому и ликвидация КГБ) ухо начало потихоньку глохнуть. Государство не спешило лечить болезнь. Более того, оно решило проверить целостность барабанной перепонки с помощью гвоздя. В итоге ухо оглохло.

Самый тяжелый удар по упомянутому 12-му отделу нанес товарищ Бакатин, подарив американцам схему наших прослушивающих устройств в здании нового посольства США в Москве. Широким жестом он просто прикончил славное подразделение и отправил его на свалку истории, с формулировкой: «Слишком много знало». Не мудрено, что опустевшую нишу тут же заняли другие. Предприимчивые математики, уголовники, театральные режиссеры, прозванные впоследствии олигархами, начали активно строить собственные империи. Каждая спешила обзавестись доморощенным КГБ.

На бывших комитетчиков, способных грамотно прослушать конкурентов, а заодно защитить от посторонних глаз и ушей, в буквальном смысле началась охота. Им предлагались высокие должности в банках и фирмах. Сулились огромные деньги. Например, бывшему первому заместителю председателя КГБ СССР Филиппу Бобкову, Владимир Гусинский предложил у себя должность начальника аналитического отдела. Филипп Денисович помялся, помялся да и согласился.

Когда коллеги спросили Бобкова, что заставило его пойти на такой шаг, тот ответил, что не смог устоять перед окладом в 10 тысяч долларов. В этот момент он затеял строить дачку, и ему не хватало 70 тысяч. Кто упрекнет генерала в маленькой человеческой слабости?

За отцами – командирами из органов целыми ротами и батальонами устремились рядовые исполнители. Одновременно в Россию потоком хлынула шпионская. Закона, хоть как-то регулирующего подобную деятельность не было.

И, наконец, право на прослушивание граждан получила милиция, после чего преемник КГБ перестал быть монополистом в этой области. Сейчас осуществлять оперативно-технические мероприятия могут семь госструктур: ФСБ, МВД, Служба внешней разведки, Федеральная служба охраны, Налоговая полиция, Государственный таможенный комитет и Федеральная пограничная служба. Когда спохватились было поздно. Поток компромата уже не могла сдержать ни одна плотина.

Это не телефонный разговор

Фразу эту теперь произносят даже домохозяйки. А у людей обладающих властью или хоть сколь-нибудь значимой суммой денег развилась мания преследования. Особенно тяжелые приступы болезни наблюдаются перед выборами или крупными сделками.

Первым тревожным звоночком стала статья «того самого» Минкина в «Новой газете» под названием «Фавориты», опубликованная на кануне второго тура президентских выборов 1996 года. В ней приводилась расшифровка записи беседы бывшего главы Национального фонда спорта Бориса Федорова с некими предпринимателем, журналистом и женщиной, впоследствии оказавшимися Березовским, Юмашевым и Дьяченко. Предметом разговора было «нехорошее поведение» Ельцинских соратников Коржакова, Барсукова и Тарпищева.

Как нам удалось выяснить, встреча проходила в Доме приемов «Логоваза». Двое из ее участников Березовский и Дьяченко знали, что их разговор записывается. Березовский специально для дочери президента превратил одну из комнат здания, в «звукозаписывающую» студию. Первые испытания помещения, как раз и пришлись на Бориса Федорова.

В материале Минкина предприниматель и женщина выглядят черезчур наивными. Спектакль, зрителями которого стала вся страна, был разыгран как по нотам. Игра в шпионов впоследствии настолько захватила Татьяну Борисовну, что подобным образом были оборудованы дачные апартаменты президента.

Когда к папе приезжали высокие гости для беседы с глазу на глаз, дочь неизменно находилась в соседней комнате. Так содержание беседы Ельцина с Александром Лукашенко по поводу задержания корреспондента ОРТ Павла Шеремета вскоре в подробностях стало известно г-ну Березовскому. Чуть позже в кабинете президента служба безопасности нашла икону со специальным отверстием для «жучка».

Публикация «Фаворитов», а также знаменитая коробка из под Ксерокса с полумиллионом долларов сделали свое дело. Два самых крупных силовика и личный наставник Ельцина по теннису отправились в отставку.

Семена упали на благодатную почву. Народ принял героев публикации за главную беду России, а Минкина за Александра Матросова бесстрашно бросающегося грудью на кремлевскую амбразуру.

Один : один

Ответный удар не заставил себя долго ждать. Это был звездный час Александра Хинштейна. В «МК» появляется «прослушка» беседы Чубайса, Илюшина (помощник президента) и некоего Красавченко. Троица очень эмоционально и вслух размышляла над тем, как убедить генпрокурора Скуратова замять дело о коробке с долларами, перехваченной сотрудниками службы Коржакова при попытке ее выноса из Белого дома.

Уже после публикации выяснилось, что под фамилией Красавченко скрывался Сергей Зверев высокопоставленный сотрудник «Моста», один из членов предвыборного штаба Ельцина. Люди, выполнявшие спецмероприятия, поначалу не признали третьего собеседника. Фамилия Зверева всплыла позже – при очередном прослушивании. Один из присутствующих узнал голос Зверева, но Валерий Стрелецкий (заместитель Коржакова) почему-то настоял на версии Красавченко.

Оргвыводов после публикации не последовало по одной простой причине. Наказав персонажей статьи, Ельцин косвенно признал бы существование черной предвыборной. Скандал потихоньку замяли.

Надо сказать, что второй срок правления Бориса Николаевича прошел под знаком крупных «разборок» между людьми работавшими на выборах одним сплоченным коллективом. Ельцин напоминал судью на хоккейной площадке, где две команды дубасят друг друга, а он, находясь над схваткой, планомерно удаляет игроков. При этом самый активный драчун Березовский (бил, как правило, изподтишка) ухитрился набрать меньше всех штрафных минут, умело используя численное преимущество.

Жертвами Березовского стали Кириенко, Примаков, Скуратов. Проиграв бой за «Связьинвест» БАБ на время заключил перемирие с Гусинским и атаковал Чубайса, организовав в собственных СМИ так называемое «Дело писателей». Своих кресел, в результате, лишились соавторы Анатолия Борисовича по книге о приватизации в России Альфред Кох (председатель Госкомимущества), Петр Мостовой (председатель службы по делам о несостоятельности), Александр Казаков (заместитель руководителя администрации президента), а чуть позже и сам Чубайс покинул пост первого вице-премьера. Компромат сделал свое дело.

Козлы отпущения

Сейчас Березовский, оставаясь под крылом уже у вновь избранного президента, не дружит с Гусинским. Прежняя ненависть к конкуренту вернулась. Это еще одно объяснение того факта, что «маски-шоу» были устроены именно в «Мосте».

База с информацией на крупных политиков, чиновников и журналистов, которую, как утверждают оперативники, изъяли при обыске в хозяйстве Гусинского ходит по рукам уже второй год и даже успела побывать в Интернете. Абсолютно не доказано авторство этого огромного труда. Не исключено, что он вообще является плодом коллективного творчества.

Недавно в том же Интернете на сайтах «ФЛБ. Ру» и «Компромат. Ру» появился список файлов, якобы предлагавшихся к продаже бывшими сотрудниками Службы безопасности «Группы Мост». Вот лишь несколько из них:

Расшифровка пейджинговых сообщений Кожокина (главный редактор газеты «Известия»)
Расшифровка пейджинговых сообщений Коха
Расшифровка пейджинговых сообщений О.Бойко
Справка по Березе (Березовский)
Связи Хинштейна (обозреватель «МК»)
Связи Рушайло
Связи Боровика
Справка по Ходорковскому
Чубайс – дети
Где живет московская элита
Досье на крупные преступные группировки
Материал по ворам в законе 
Всего 278 файлов, объемом около 20 мегабайт.

Примерно полтора года назад дискеты с точно такими же файлами изъяли у главы Службы безопасности «Онэксимбанка» г-на Кошеля во время его задержания в аэропорту «Шереметьево».

Идем дальше. В вышеупомянутой базе просто неимоверное количество прослушек, снятых с обычных домашних телефонов. Любой, даже самой богатой частной службе безопасности не под силу окучить столько абонентов. Для этого надо иметь возможность открывать ногой дверь в каждую московскую АТС. С помощью обычных «закладок» в распределительных щитках в подъездах подобную акцию тоже не осуществить, потому что к одной закладке необходимо приставить минимум четырех человек. И ФСБэшникам ли об этом не знать?

Вывод отсюда следует один: полуразрушенная, расчлененная система контроля за наиболее выдающейся частью населения кишит бойцами, сбывающими налево секреты оперативных разработок. На судебную перспективу уже никто не работает. Образовался целый рынок «сливов», где пронырливые и низкооплачиваемые люди в погонах торгуют оптом и в розницу, а в качестве заказчиков, покупателей выступают частные службы безопасности и «Мост» до недавнего времени занимал среди них лидирующее место.

Так, что силовикам не мешало бы навести элементарный порядок в своих ведомствах. А то они сами продают информацию, а потом надевают маски и идут ловить тех кому продали.

«Я видела твое спецзадание!»

Теперь следует подробнее остановиться на том, каким потом и кровью достается нужная информация и во что она обходиться.

Как известно, способов проникновения в частную жизнь человека очень много. Наиболее доступные из них это прослушивание обычных домашних и рабочих телефонов, запись бесед объекта в помещениях с помощью «жучков» и скрытых видеокамер и, наконец, слежка за объектом. Возьмем для начала ФСБ. Здесь чаще всего мероприятия осуществляются в комплексе. Поставить для чекистов телефоны на прослушивание ничего не стоит. На любом телефонном узле эта операция выполняется за считанные минуты. А вот оснастить нужный адрес «жучками», дело весьма кропотливое, дорогостоящее и деликатное, потому что связано оно с проникновением на объект, будь то квартира, дача или офис.

Наш собеседник – бывший сотрудник 12 отдела КГБ, так и не раскрыл до конца все тайны, но о некоторых тонкостях все же поведал. Чаще всего в квартиры проходят под видом водопроводчиков, электриков, работников Мосгаза или участковых. Благо, соответствующие документы прикрытия всегда имеются. Дальше все зависит от ловкости рук визитера. На каждое помещение требуется установить по одному микрофону. Если в квартире три комнаты, то и жучков должно быть столько же. Не дай Бог хозяин жилища что-нибудь заподозрит – все, считай, операция провалена, а премия накрылась. Клиент «закроется» навсегда. Такая тонкая, почти воровская, работа требует от исполнителя виртуозного мастерства и железных нервов.

Далее в дело вступают женщины – операторы. Как минимум несколько недель им предстоит «прожить» в доме прослушиваемого, расшифровывая беседы и составляя письменные доклады руководству. Труд по шесть часов в день, постоянно в наушниках, постоянно в напряжении, при мизерном окладе и неустроенной личной жизни. Дома женщина не имеет права делиться с близкими о работе. Она подписку давала о неразглашении. Не мудрено, что после неурочной ночной смены многих дам мужья встречают гневным вопросом: «Опять спецзадание?!». 70% операторш разведены. Контингент, с которым приходится иметь дело тот еще. Бандиты, избалованные бизнесмены, продажные политики т.д. Методы проведения досуга у них довольно специфические. Кто девиц насилует и они орут прямо в микрофон, кто партнеров по бизнесу утюгом пытает. Плюс ко всему - витиеватый жаргон. Обычный человек через месяц сдвинется, а женщины годами работают. При этом сквозь музыку, сквозь шум воды в ванной, надо уловить нить разговора и ничего не пропустить. С годами у тружениц тайного фронта появляется ярко выраженная классовая ненависть к своим подопечным. Суммы, через их уши проходят многомиллиардные.

Только после месяца изнурительного виртуального сожительства с объектом можно сложить цельную картину о роде его занятий и прощупать все связи.

Сняться с объекта еще сложнее, чем его укомплектовать. Во-первых, все хитроумные устройства стоят денег и их надо сдать по описи, во-вторых, рано иди поздно объект может проявить излишнюю бдительность и заняться поиском посторонних предметов в доме, что нежелательно. Если же это произошло, то чекистам приходится идти на крайние меры. Вплоть до того, что кто-то из них звонит в милицию, представляется террористом и сообщает о заложенном взрывном устройстве в доме. Всех жильцов насильно эвакуируют, и оперативники спокойно забирают казенное имущество.

Самой трудоемкой и затратной процедурой является наружное наблюдение. Только на один объект требуется около 15 автоэкипажей. В каждом по три человека. Итого в сутки выходит 45 человек.

Теперь, что касается самодеятельности. Мало того, что частные СБ скупают у правоохранительных органов оперативную информацию, они еще и за модой следят. Технической оснащенности некоторых агентств позавидуют многие профи, работающие на государство. Приобретая супердорогие новинки, они тут же пускают их в дело, используя при этом испытанные методы спецслужб. Всевозможных советников оставшихся не у дел после ликвидации КГБ хватает.

Прослушивать, как и наблюдать помещение можно с телефона, факса, дверного замка. Обычная лампочка может годами передавать сигнал по электропроводу, от провода же и заряжаясь. Как-то руководителю одной из очень крупных российских фирм доброжелатели воткнули в телефон в кабинете «жучок», по виду не отличавшейся от простой иголки. Через некоторое время бизнесмен понял, что его слушают, но как его секьюрити не старались найти закладку не могли. И только когда все телефонные аппараты были расколоты на молекулы, иголка обнаружилась. Прибор оказался столь совершенен и хитроумен, что мог заряжаться с помощью радиосигнала, посылаемого из соседнего здания.

Служба безопасности «ОНЭКСИМбанка», отличилась тем, что оборудовала спецтехникой, по денежному согласованию с администрацией, целый зал фешенебельного японского ресторана «Токио», что в гостинице «Россия». Метрдотелю было дано указание всех важных персон сажать именно сюда. Таким образом процесс приема пищи и деловых переговоров назывался «весь вечер на арене. Когда слухи о прослушках в «Токио» просочились в прессу, лавочку моментально прикрыли.

Заключение всему вышесказанному получается такое. Вторгаться в частную жизнь граждан не просто дорого, а очень дорого. Но за деньгами дело не встанет, когда речь идет еще о больших деньгах. В Москве, ежедневно на оперативно-техническом контроле находится порядка тысячи человек. Большее количество наши спецслужбы обработать пока не в состоянии. Пробел приходится восполнять частникам. Пока есть спрос будет и предложение.

Заметки на полях

В конце прошлого года подслушивающие устройства были обнаружены в здании Госдепартамента США. Микрофоны были вмонтированы в одну из стеновых панелей конференц-зала, примыкающего непосредственно к кабинету Мадлен Олбрайт. Поводом для проверки помещений Госдепа на наличие «Жучков» стал арест российского дипломата Станислава Гусева. Американские спецслужбы задержали его накануне со специальной техникой возле здания внешнеполитического ведомства США в момент скачивания информации с прослушивающих устройств.

$ $ $

Первый за всю историю России приговор по делу «о незаконном производстве, сбыте специальных техсредств, предназначенных для негласного получения информации» вынес в мае 1999 года Индустриальный суд города Перми. Трое бизнесменов получили сроки от 8 месяце до 1 года лишения свободы условно. У руководителей фирм «Технодром» и «Дело техники» был изъят целый арсенал всевозможной шпионской техники. Своей аппаратурой предприниматели торговали без всяких лицензий. Правда, продать успели не много, да и покупателями выступали в основном представители правоохранительных органов. Возможно, ничего и не было бы, не попадись бизнесмены под горячую руку. В конце зимы того же года ФСБ в Москве накрыла легендарную охранную структуру «Атолл». После этого во все региональные центры ФСБ пришло указание активизировать борьбу по обезвреживанию такого рода контор на местах.

$ $ $

Статья 14 из Закона Российской Федерации о связи

Взаимодействие предприятий связи с органами, осуществляющими оперативно розыскную деятельность

Предприятия связи, операторы связи независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности, действующие на территории Российской Федерации, при разработке, создании и эксплуатации сетей связи обязаны в соответствии с законодательством Российской Федерации оказывать содействие и предоставлять органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий на сетях связи, принимать меры к недопущению раскрытия организационных и тактических приемов проведения указанных мероприятий.

В случае использования средств связи в преступных целях, наносящих ущерб интересам личности, общества и государства, уполномоченные на то государственные органы в соответствии с законодательством Российской Федерации имеют право приостановки деятельности любых сетей и средств связи независимо от ведомственной принадлежности и форм собственности.

Статья 32 из закона Российской Федерации о связи

Тайна связи

Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, охраняется Конституцией Российской Федерации.

Все операторы связи обязаны обеспечить тайну связи.

Информация о почтовых отправлениях и передаваемых по сетям электрической связи сообщениях, а также сами эти отправления и сообщения могут выдаваться только отправителям и адресатам или их законным представителям.

Прослушивание телефонных переговоров, ознакомление с сообщениями электросвязи, задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений и документальной корреспонденции, получение сведений о них, а также ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения.

Должностные и иные лица, работники связи, допустившие нарушения указанных положений, привлекаются к ответственности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

$ $ $

Выдержка из статьи 6 Федерального закона об органах ФСБ в Российской Федерации.

Полученные в процессе деятельности органов Федеральной службы безопасности сведения о частной жизни, затрагивающие честь и достоинство гражданина или способные повредить его законным интересам, не могут сообщаться органами Федеральной службы безопасности кому бы то ни было без добровольного согласия гражданина, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.