Краткий SALE питерского бренда

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как из визитной карточки Петербурга Северо-Западное речное пароходство превратилось в собственность обвиненного в заказных убийствах сенатора Изместьева

© "Тайный советник" (Санкт-Петербург), origindate::19.02.2007, Как из визитной карточки Санкт-Петербурга Северо-Западное речное пароходство превратилось в собственность обвиненного в заказных убийствах

Краткий SALE питерского бренда

Егор Иванов

Converted 23456.jpg

В ноябре 2006 года в российских СМИ разгорелся скандал, связанный с сенатором от Республики Башкортостан Игорем Изместьевым. Наша газета также публиковала материалы о его причастности к ряду громких заказных убийств. После этого Игорь Изместьев был лишен своего статуса,

а в начале 2007 года арестован Генпрокураторой по обвинению в организации двух убийств. Но имя Изместьева связано с Санкт-Петербургом не только тем, что исполнителями ему вмененных преступлений были члены так называемой «кингисеппской» группировки. Изместьев является хозяином монополиста речных перевозок на Севере-Западе.

Обратно в СССР

В Союзе самая могучая транспортная сеть была водной. Помимо океанов и морей страна пронизана огромной сетью рек. А в некоторых местах ввиду отсутствия железнодорожных и автомобильных путей это единственный способ перемещения грузов. Отсюда речной транспорт был всегда важен для государства. Общественное же сознание часто ассоциировало суда с белыми океанскими туристическими лайнерами. А граждан манили фантазии Министерства морского флота с его загранпоездками и валютными магазинами. На речной флот смотрели, как на рабочую лошадку, что и было верно.

В нашем регионе еще при коммунистах был создан монстр – Северо-Западное речное пароходство (СЗРП). Предприятие аккумулировало около 200 судов. Помимо флотилии пароходство распоряжалось Василеостровским, Невским и Подпорожским грузовыми портами, несколькими судоремонтными заводами и серьезной недвижимостью, в частности гостиницей «Речная». Помимо этого, пароходство монопольно владело всей технологической цепочкой намыва морского песка для строительства города и региона. Таким образом, СЗРП, как ТЭК и «Ленэнерго», незримо пронизывало весь организм Ленинграда.

Суета приватизации

С первых же дней приватизации основная суета началась вокруг Балтийского морского пароходства и порта. В этой скандальной эпопее забылись многие черные дыры, достойные изучения. Так, например, крайне любопытно, куда ушел из Санкт-Петербурга весь морской флот в размере 185 судов? Но в нашей истории сейчас важно не куда, а что за этим последовало.

С начала девяностых объем грузоперевозок резко подскочил. Кто только мог из страны вывозил лес, металл и прочее сырье; ввозил сигареты, бананы и водку. Таможня и пограничная служба дали такое «добро», что можно было договориться и о транспортировке баллистических ракет. Бизнесу понадобился флот. И он его получил, окучив нишу СЗРП. Весь речной флот мотался между Европой и Санкт-Петербургом. Появлялись даже так называемые «летучие голландцы» – пароходы без документов вообще.

Приватизации же самого пароходства не происходило, так как существенный пакет акций принадлежал государству. Одним из первых теневых авторитетов, кто обратил внимание на предприятие, был Константин Яковлев, по прозвищу Могила (застрелен в Москве в 2003 году). Именно с его активностью связывают убийство директора речного порта Хохлова и последующее покушение на самого Костю. Так вышло, что к 90-м градообразующее предприятие подтянули под себя коммерсанты не первой руки. На ту же руку сыграл еще тот факт, что судам под иностранным флагом ходить по внутренней акватории запрещено. Отсюда флот СЗРП вновь стал монополистом, но уже в реалиях звериного капитализма.

Внутри самого СЗРП шли распри за лакомые куски. В середине 90-х главный речной менеджер и владелец компании «ОРИМИ» Дмитрий Варварин решил привести бизнес СЗРП в порядок. Варварин затянул гайки и потребовал надлежащего оформления грузов. За что и пострадал. Он был убит в марте 2000 года возле своего дома на Петроградской.

Черная тема

Одновременно с этим началась нефтяная тема. Компаний, занимающихся нефтянкой, в те времена были сотни, а нефть лежала в каждом углу России. Необходимо было только подплыть к месту, хоть на корыте, залить продукт и довезти топливо до танкера. И тут все стали решать две компании – наше СЗРП и Волжская речная флотилия. У них был флот, способный дойти по внутренним водным артериям до чего угодно. А так как законов, мягко говоря, не существовало, а слово «экология» вызывало смех, то навигация закипела.

При этом совпали два процесса. Первый: группа «Корус», в которой к тому времени оказался ныне арестованный по обвинению в организации убийств экс-сенатор Игорь Изместьев, начинает сложный процесс выстраивания цепочки реализации своих нефтепродуктов из Башкирии. Для этого «Корусу» необходим был свой подконтрольный речной флот. И второй: бывший работник департамента вычислительной техники БМП Виктор Олерский основывает компанию «Инфотек», которая занимается организацией рейдовых стоянок в акватории Финского залива. Интересы шли навстречу друг другу. У Олерского была схема, у Изместьева – нефть. Объемы были огромные и обеспечивали миллионные доходы.

Политический залог

В конце 90-х основной пакет госакций СЗРП был передан во временное управление инвестиционной компании «Интерросс», принадлежащей королю никеля Потанину в обмен за кредит государству. «Интерросс» как мегахолдинг не мог пристально видеть ситуацию на Северо-Западе и передал суда СЗРП в субаренду. Менеджеры СЗРП создали все возможное, чтобы у «Интерросса» сложилось мнение об убыточности пароходства, хотя сами они блистательно играли на разницах в фактической и публичной цене за аренду судов. В конце концов, когда пришел срок погашения кредита государством, «Интерросс» охотно избавился от непрофильных активов СЗРП. Чем удивил многих.

К чести нынешнего спикера ЗакСа Вадима Тюльпанова, долго проработавшего в порту и знающего проблему, именно он первый в то время предложил создать городское муниципальное предприятие речных перевозок. Город должен был выкупить только активы у государства. Цена по сегодняшним меркам была смехотворна – менее 50 миллионов долларов.

Но в результате подсуетились подконтрольные силы Касьянова, на тот момент премьера России. Они купили Балтийский завод, Северные верфи и подтянули пакет акций СЗРП под себя. Перекидка акций «Интерросса» к группе бизнесменов Касьянова состоялась. Политический ресурс – всегда ресурс. Для общественности это был шок, так как всегда СЗРП ассоциировалось с городом, а не с частным бизнесом.

После ухода Касьянова пошатнулась и его вертикаль. Компанию СЗРП поставили на SALE. Игорь Изместьев уже имел в своем распоряжении Волжское пароходство. Вновь скооперировавшись с председателем совета директоров СЗРП Олерским, Изместьев превращает СЗРП в ОАО «Северо-Западное пароходство». Затем через «согласование» с Минимуществом и Минтрансом был выкуплен и оставшийся пакет акций у государства. Таким образом, Волжская и Северо-Западная компании слились в мощнейший «Волгофлот», образовав тем самым самую крупную на рынке речных перевозок группу.

У них был единственный конкурент – «Волготанкер», принадлежавший «Юкосу», но, как вы понимаете, конкурента устранили по не зависящим от Изместьева причинам. Второй сезон все суда «Волготанкера» бездействуют ввиду их ареста.

Игорь Изместьев стал не только сенатором, но и приобрел бизнес-бренд. А это очень важно. Теперь не только власти регионов, но и правительство России должны были помогать холдингу и учитывать его интересы. В столь крупном деле необходимо несколько составляющих. Это прежде всего деньги и власть как политика. Но при учете, что корпорация Изместьева структурно разветвлена и завязана с огромным количеством обособленных игроков, то соответственно и противников появлялось с избытком. В этом случае важную роль для удержания равновесия играет силовая составляющая, так как некоторые вопросы нельзя решить через аффилированные службы в правоохранительных органах. Очевидно, арестованный Сергей Финагин, о котором в определенных кругах говорят как о лидере «кингисеппской» группировки, давший показания на Изместьева как на заказчика, и был тем последним аргументом в руках бывшего сенатора, при помощи которого, вероятно, Изместьев добивал непокорных конкурентов.

Как разводят пуговицы

Если ваши знакомые во время традиционной разводки питерских мостов в белые ночи спросят вас, указывая на проходящие суда, чьи они, смело отвечайте: того самого Игоря Изместьева. Другие по Неве не плавают.

Но, справедливости ради, необходимо оговориться, что к самому Изместьеву у нас вопросов нет. Все СЗРП оформлено на подконтрольные ему структуры. Уверены – безупречно. Он прав со своей точки зрения. Но на тернистом документальном пути СЗРП стоят десятки солидных подписей, экспертиз, решений и так далее. То есть того, что позволило. И мы уверены, что спроси любого – каждый найдет сто законных и здравых аргументов. И спросит по Райкину, имея в виду себя: «К пуговицам вопросы есть?»

Они будут удивлены, но есть вопросы и к пришитым намертво «пуговицам».

Справка «ТС»
В «Волгофлот» не вошел пассажирский флот СЗРП ввиду того, что компания «Русские круизы» под управлением Ольги Каргиной, пройдя все уровни корпоративного конфликта, отстояла свое право фрахта судов, активно перевозящих туристов до Кижей, Валаама, Москвы. На определенном этапе холдинг Изместьева попытался удавить «Русские круизы», оказывая всевозможное давление на учредителей и создав свою пассажирскую линию «Водоход». Ольга Каргина даже пыталась найти защиту у могущественных в то время Романа Цепова и Александра Сабадаша, пригласив их на переговоры в ресторан «Акварель».

Справка «ТС»
Также «Волгофлоту» не достался стратегический блок, специализирующийся на намыве морского песка. Не достались все точки землепользования, все снаряды по добыче песка, все баржи для его перевозки, то есть весь производственный комплекс по добыче, доставке, хранению и перевалке морского песка. Можно заметить, что песок карьерный не используется на стройках вовсе. Вся мощная инфраструктура перешла к Андрею Молчанову-младшему – президенту группы «Ленстройреконструкция», хотя в желающих недостатка не наблюдалось. Сегодня группа Молчанова – монополист в этой сфере бизнеса. Именно в период сделки Игорь Изместьев начал свой поход в сенаторство. Сам же Андрей Молчанов исторически поддерживал Партию жизни Сергея Миронова. А ныне поддерживает «Справедливую Россию». Возможно, Игорь Изместьев уступил желтый «песок» в угоду политическим соображениям. Любопытно и то, что в отличие от первых четырех сенаторов, агрессивно им изгнанных из Совета Федерации за чрезмерное употребление коммерции, Сергей Миронов до конца боролся за Игоря Изместьева. Общие бизнес-интересы также могут быть косвенно доказаны и появлением в списке кандидатов в питерский ЗакС от партии «Справедливая Россия» бывшего мэра Шлиссельбурга Дмитрия Василенко. Сам Василенко занимает пост вице-президента ОАО «Северо-Западное пароходство», входящего в состав холдинга опального Изместьева.