Крах «Уником Партнера» — это отголоски 90-х

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Уинком Партнер

За банкротством инвесткомпании «Уником Партнер» следит вся страна


Прошлой осенью ЦБ лишил лицензии крупнейшего уральского игрока, проработавшего на рынке 17 лет. Его обязательства, по разным оценкам, составляют от полумиллиона до миллиарда рублей. Но дело не столько в цифрах. «Уником Партнер» — первая инвесткомпания, вступившая в банкротство. Как оказалось, в России нет четкого механизма регулирования этой процедуры для профучастников рынка ценных бумаг. С какими трудностями приходится сталкиваться из-за этого, агентству ЕАН рассказал адвокат Дмитрий Лебедев, который представляет интересы пострадавших клиентов компании.


В какой ситуации сегодня оказались клиенты инвесткомпании?


После того как «Уником Партнер» остался без лицензии, клиенты оказались в сложной ситуации, они не знали, что им делать. Банкротство профучастника по правилам финорганизации — первое дело в России, по которому еще нет четко отработанной судебной практики.

В конце июля суд признал инвесткомпанию банкротом и ввел процедуру наблюдения сроком на полгода. Компания будет банкротиться по правилам финорганизации. То есть кредиторам не нужно будет обращаться в суд, чтобы их требования включили в реестр. Этим будет заниматься арбитражный управляющий. Проверяться обоснованность требования судом будет только в том случае, если на него поступили возражения от других кредиторов или от должника. Но самое главное, что включение в реестр финансовой организации является уведомительным. Для некоторых это особенно актуально, потому что у них остались лишь распечатки системы Quik о покупке акций. Но этого достаточно, чтобы попасть в реестр.

В газете «Коммерсантъ» 8 августа 2015 года была размещена публикация арбитражного управляющего о введении в отношении должника процедуры наблюдения и указан адрес для отправки требований кредиторов.

Нюанс процедуры банкротства профучастника рынка ценных бумаг обусловлен еще и тем, что арбитражный управляющий ведет два реестра – клиентов и кредиторов. Имущество клиентов не является собственностью должника и находилось у него в номинальном владении, поэтому с ними «Уником Партнер» обязан рассчитаться в первую очередь. Реестр кредиторов – это установленные права требования по возврату переданных в собственность должнику денежных средств или ценных бумаг.

Одновременно с процессом о банкротстве «Уником Партнер» подал иск к бывшему гендиректору Игорю Кузьмину об истребовании документов, которые якобы не были должнику переданы. В числе запрашиваемых документов – базы клиентов. Из содержания спора следует, что компания не намерена передавать их арбитражному управляющему, тем самым в очередной раз препятствуя клиентам вернуть свое имущество. Мы будем делать все, чтобы восстановить эти базы.

Пикет у здания ЦБ в Екатеринбурге, который проводили клиенты, привел к какому-то результату?

Конечно, без него ничего бы не получилось. Долгое время регулятор не назначал арбитражного управляющего. Но после нашей акции в уральском управлении ЦБ провели совещание и в скором порядке назначили кандидатуру. Без пикета так бы все и тянулось, а тут уже никуда не денешься — недовольные клиенты компании вышли на улицу.

Что будет дальше, после того как ЦБ назначил арбитражного управляющего?

Следующее важное судебное заседание состоится в январе, где будет решаться вопрос введения конкурсного производства и управляющий представит отчет о своей работе. А до этого будет вестись текущая рутинная работа.

Управляющий Николай Прокофьев к нам приехал из другого региона, здесь его никто не знает. Это самый лучший вариант — он ни в чем не заинтересован и ни с кем не сотрудничает. Сначала он должен будет установить имущество компании, найти его. После этого его начнут распродавать, а затем потихоньку расплачиваться с клиентами.

Собственники «Уником Партнера» ведь хотели втихушку прибрать компанию, поставить на место управляющего своего человека. В таком случае все имущество ушло бы непонятно к кому и за сущие копейки. В итоге люди бы остались ни с чем. Если процедурой управляет лицо, которое контролируется самим должником, то кредиторы, как правило, ничего не получают.

Насколько высоки шансы клиентов вернуть свои деньги?

Я придерживаюсь достаточно оптимистичных взглядов при условии, что мы будем работать и арбитражный управляющий не будет уклоняться от своих обязанностей. Клиенты все равно что-то получат. Все зависит от того, как будет наполняться конкурсная масса. В компании была огромная дебиторка, которая исчезла.

На самом деле, имущество у «Уником Партнера» есть, но его мало. В основном это деньги на счетах. Из недвижимости это несколько квартир и торговый центр в Екатеринбурге «Партнер». Кстати, здание на улице Пальмиро Тольятти записано на жену или дочь Кузьмина. Непонятно, как этот актив вообще оказался в руках родственников и на какие деньги построен. Это все придется выяснять арбитражному управляющему.

Большое число интересов завязано вокруг этой инвесткомпании. Чтобы покрыть дыру в балансе, «Уником Партнер» купил пакет акций «Русоборонпрома» у южноуральской компании на 1 миллиард рублей. Позже выяснилось, что стоимость их в тысячу раз меньше. «Милком-Инвест» подал иски в суд о взыскании недополученной комиссии за депозитарное обслуживание.

По новой информации, пострадало примерно 1-1,5 тысячи человек. Из них только 100 смогли вернуть свое имущество. Как рассказали сотрудники компании, учредитель Николай Тимофеев заработал около 30 миллионов рублей на продаже ценных бумаг клиентов. Акции Газпрома просто переводили на счет «Уником Партнера» и продавали без ведома клиентов.

Заставит ли регулятора случай с «Уником Партнером» доработать механизм отзыва лицензии у профучастников?

У нас в стране банкротство «Уником Партнера» как профучастника — первое, и в законодательстве есть большой пробел по этому поводу. Есть даже письмо из московского ЦБ, где говорится, что они сейчас разрабатывают законопроект о системе страхования инвестиций физлиц на рынке ценных бумаг. ЦБ уже подготовил законопроект, предусматривающий контроль процесса прекращения организации профдеятельности на рынке ценных бумаг.

Фактически ЦБ признал, что у них не было бумажки, как себя вести при отзыве лицензии у профучастника. Людям просто не повезло, что они оказались первыми. Их средства не были застрахованы, а сделать это придется, иначе мы увязнем в череде таких скандалов. Ну и доверие граждан подорвем к инвестиционным инструментам, когда оно и так у нас низкое.

Когда дела в компании начали ухудшаться? Могли ли клиенты заранее понять, что нужно забирать деньги из «Уником Партнера»?

Мне кажется, что подозрения должны были возникнуть, когда компания стала давать деньги взаймы и предлагать нереальные проценты. И люди на это повелись. Правда, это уже вина самих граждан, которые приняли риск на себя. Но вот в чем виноваты те, кто просто держал акции на депозитарных счетах? Их ведь нельзя хранить дома, они должны быть у какого-то профессионального депозитария, которым и являлся «Уником Партнер». Люди думали, что акции никуда не денутся уж точно и они не прогорят. Такие клиенты пострадали несправедливо.

Больше полугода в компании шла проверка ЦБ. По одной из версий, ее учредитель Николай Тимофеев выдавал дешевые кредиты через свою фирму, таким образом, выводя средства из «Уником Партнера». В качестве обеспечения по кредитам он передавал инвесткомпании редкоземельный металл осмий. Однако продать этот металл оказалось невозможно. В результате в балансе «Уником Партнера» образовалась огромная дыра.

ЦБ ведь предлагал компании решить проблему с недостаточностью уставного капитала, но у них, видимо, средств не хватало. Вот они и взяли акций у «Милком инвест», пытаясь так увеличить уставной капитал. Однако ЦБ не понравились эти бумаги, они были неликвидны на рынке.

Скорее всего, вся эта ситуация возникла, когда профучастниками занималась еще Федеральная служба по финансовым рынкам. Возможно, они и допустили ошибку в надзоре. Ведь зачастую причина банкротства компаний в том, что учредители просто начинают выводить деньги из оборота для своих целей. Так работала вся экономика в кризисный период в 90-е годы. Здесь точно так же, ведь Тимофеев из той эпохи, он привык так жить. Но все эти обстоятельства будет устанавливать арбитражный управляющий. Вообще банкротство «Уником Партнера» — это отголоски 90-х.

Что сейчас с собственниками компании?

Говорят, что Тимофеев здесь. Он же заведует кафедрой в УрФУ. По слухам, он своим приближенным в университете деньги вернул.

В общем итоге он является бенефициаром компании, он принимал все решения. Вероятно, в «Уником Партнере» специально поставили номинального директора, который ничего не знал о серых схемах и не мог ничего рассказать полиции. Как лицензию у компании отозвали, они пригласили к себе юриста из Питера, которая им все схемы и отработала.

Возможно, в этом деле еще завязан компаньон Тимофеева, с которым они работали с 90-х годов, — выходец из МЧС Захаров. Он каждый раз ходил на судебные заседания, чтобы быть в курсе. Но на последнее он уже не пришел. Видимо, понял, что дело труба. По некоторым данным, у Захарова и Тимофеева есть еще общие долги, где-то в Брянской области. Кузьмин имел соответствующее образование и опыт работы в ФСФР. Скорее всего, он занимался операциями, а решал все и держал крышу Захаров, Тимофеев же вообще не появлялся, только сливки слизывал.

Анастасия Куликова, Европейско-Азиатские Новости.


Ссылки

Источник публикации