Крах у ворот

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Оригинал этого материала
© FLB.Ru, 05.03.2011, Фото: РИА "Новости" Крах у ворот Эдуард Таран готовится показать финансовый фокус Герману Грефу Александр Солнцев

36701.jpg
Эдуард Таран
"Число финансовых претензий к группе компаний РАТМ Эдуарда Тарана стремительно увеличивается. Не успел Сбербанк подать в ФАС ходатайство на получение в счет задолженности 51% акций «Искитимцемента», ведущего завода группы, как на горизонте возникло еще несколько кредиторов. Но Таран не унывает: у него есть несколько относительно эффективных способов ухода от любой ответственности, тем более долговой. Их, кстати, он готовится продемонстрировать не только главному кредитору завода — Сбербанку РФ, но и партнеру по бизнесу — известному рейдеру Владимиру Палихате. Неужели Тарану окажутся по зубам столь серьезные соперники?

Еще недавно, несмотря на огромную долговую нагрузку, ОАО «Искитимцемент» можно было назвать последним оплотом олигархических амбиций Тарана в цементном бизнесе. Комбинат работает стабильно и даже приносит прибыль. Однако недавние события вокруг главного цементного актива Тарана заставляют задуматься о бренности всего сущего. Вот был комбинат — и скоро его, похоже, не будет. Силы, заинтересованные в банкротстве предприятия, действуют слишком уж целенаправленно и согласованно. Тем более, есть основания предположить, что признание «Искитимцемента» несостоятельным на руку в первую очередь его главному акционеру — новосибирскому бизнесмену Эдуарду Тарану. Кредитный обвал Год только начался, а сразу три структуры стали добиваться возврата «Искитимцементом» немалых долгов. Во-первых, администрация Искитима истребовала с завода 3,7 млн. руб. задолженности за аренду земельного участка — в 2006-м ОАО взяло у города многие гектары «для размещения карьеров и отвалов вскрышных пород», но с апреля прошлого года перестало платить за них. Во-вторых, новосибирская областная ИФНС обратилась к судебным приставам за помощью в выбивании из комбината почти 55 млн. руб. неуплаченных налогов и сборов. В-третьих, «Газпром межрегионгаз Новосибирск» добился удовлетворения своего иска о взыскании с предприятия более 70 млн. руб. за поставки топлива.

Судя по заявленным суммам, это мелочи. По-настоящему крупный кредитор дал о себе знать еще в конце прошлого года. 30 декабря Федеральная антимонопольная служба приняла к рассмотрению ходатайство Сбербанка о приобретении 51% «Искитимцемента», задолжавшего банку аж 2,5 млрд. руб. Так финансисты пытаются гарантировать возврат себе хотя бы части безнадежного кредита.

Поначалу инициатива Сбербанка вроде бы всех устроила. Например, возможность этой сделки подтвердил в интервью РБК-дейли гендиректор «РАТМ-цемента» Виктор Беляев. Но уже 20 января на совещании менеджмента и владельцев «Искитимцемента» Эдуард Таран объявил о том, что передачи контрольного пакета акций Сбербанку можно будет избежать, и что у предприятия «есть деньги на погашение долгов».

Необходимые средства бизнесмен планировал получить у своего конкурента, холдинга «Сибирский цемент», для которого РАТМ подготовил два слабо мотивированных иска — на 750 млн. и 500 млн. руб. По первому из них дело уже дошло до Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа — и тот отказал РАТМу в удовлетворении претензий. Впрочем, Эдуард Таран не был бы Тараном, если бы не имел под рукой запасной вариант. Операция "Банкрот" Когда ходатайство Сбербанка было опубликовано и другие кредиторы озвучили свои требования, на сцене появилось малоизвестное юрлицо под названием «Новый алгоритм». 4 февраля арбитраж Новосибирской области зарегистрировал ее иск к «Искитимцементу», в котором фирма требовала… банкротства «Искитимцемента».

Поводом для обращения в суд для «Нового алгоритма» стали деньги, которые ответчик не заплатил за аренду офиса в Москве. Сумма требований, откровенно говоря, невелика — 773 тыс. долларов США. Да и офис так себе — 1740 «квадратов» в бизнес-центре класса В+ по Звенигородскому шоссе. Да и по факту снимал его не «Искитимцемент», а ООО «РАТМ цемент холдинг», структура, управляющая цементными активами Эдуарда Тарана.

Кстати, ранее «Новый алгоритм» уже выиграл дело о взыскании указанных долларов во всех трех арбитражных инстанциях, а недавно дополнительно отсудил у «Искитимцемента» еще 63,5 млн. руб. То есть должен быть доволен собой. Но — почему-то стал настаивать на несостоятельности должника.

Здесь надо отметить следующее. Момент для истребования из «Искитимцемента» денег выбран крайне осмотрительно именно для инициации банкротства. У цементных заводов сейчас не сезон: продукцию они, конечно, продают, но не в таких количествах, как в строительную страду, то есть летом. Соответственно, обороты низкие, выручки минимум, прибыли — тоже. Фирмы, работающие с предприятиями отрасли, знают об этой специфике и предпочитают решать финансовые проблемы с ними как раз летом, когда деньги у цемкомбинатов водятся. «Новый алгоритм», напротив, не стал дожидаться оживления производства и поднял денежный вопрос в период сезонного спада. Либо его не волнует возврат долга, либо он целенаправленно стремиться обанкротить «Искитимцемент».

То же относится и к 55-миллионному иску ИФНС. Налоговики ведь могли потерпеть еще немного и истребовать недоимки тогда, когда мощности «Искитимцемент» будут загружены по полной. Но в ИФНС решили поторопить события. Не исключено, причина предъявления претензий именно сейчас скрывается в характере дружеских отношений первого вице-президента РАТМа Дмитрия Хмельницкого и одного из руководителей новосибирской налоговой.

В общем, есть серьезные основания считать, что претензии ИФНС на 55 млн. руб. выступают страховочным тросом для иска «Нового алгоритма». Если последний сорвется, иск фискалов все-таки сдернет «Искитимцемент» в пропасть несостоятельности.

Вообще, у людей, которые наблюдают за обстановкой вокруг активов РАТМа, эта история с «Новым алгоритмом» должна вызвать ощущение дежавю. Кредиторы предприятий Тарана, требующие банкротства должников, обычно появляются тогда, когда актив переживает не лучшие времена.

Вот свежий пример. Не далее как 12 января в новосибирский областной арбитраж обратилось небольшое пермское ЗАО «Брайф» с иском о… банкротстве завода стеклотары «Экран». Дескать, он должен ЗАО по договору почти годовой давности 5,8 млн. руб. Хотя всего обязательства предприятия приближаются к 3,4 млрд. руб., из которых примерно 1,9 млрд. руб. приходится на Чешский экспортный банк и банк «Зенит». Но они терпеливо ждут. В отличие от маленькой фирмы по ту сторону уральского хребта. Новый враг Грефа? Вообще, эти «маленькие помощники Санты», требующие признать прибыльное предприятие несостоятельным, играют в стратегии Тарана определяющую роль. С их помощью он пытается остаться вне подозрений, взвалив груз ответственности за судьбу активов на партнеров и кредиторов. Предположим, банкротство «Искитимцемента» состоялось. Кто получает наибольшую выгоду? Точно не работники комбината, не город Искитим, не бюджеты всех уровней, куда комбинат должен платить налоги. И определенно не Сбербанк.

В выигрыше оказывается Эдуард Таран. С банкротством завода ему не нужно будет беспокоиться о возврате долгов, накопленных «Искитимцементом». Можно не переживать о том, что имущество комбината не покрывает исковых требований.

Даже репутационные издержки могут миновать владельца РАТМа. Ведь ситуация сложилась таким образом, что Сбербанк сам оказываются крайним в коллапсе «Искитимцемента». Ведь Таран наверняка предупреждал, что без реструктуризации долга и дополнительных финансовых вложений у предприятия будущего нет. Сбербанк предпочел другой вариант, значит — сам виноват в невозврате своих кредитов.

Хотя не далее как прошлой осенью в отношениях финансистов с РАТМовцами царила идиллия. Председатель Сибирского банка Сбербанка Владимир Ворожейкин вовсе заявлял, что «Искитимцемент» «очень уверенно исполняет перед нами все обязательства» и что нет «никакого смысла в досрочном взыскании, обращении в суды в связи с событиями, которые произошли с основным акционером группы — зачем резать курицу, которая несет золотые яйца».

Однако «золотые яйца» оборачиваются малообеспеченными акциями предприятия, чье имущество неоднократно заложено или выведено в компании г-на Тарана. Счетная палата еще в декабре позапрошлого года установила, что «Искитимцемент» сам себе не принадлежит и даже здание заводоуправления вынужден арендовать у «РАТМ-девелопмент».

Росимущество, до недавнего времени контролировавшее четверть акций комбината, с разной долей успешности пыталось противостоять выводу активов: к примеру, в апреле позапрошлого года добилось отмены допэмиссии бумаг ОАО в пользу РАТМа, а прошлой весной потребовало признать недействительным выделение из состава комбината Чернореченского карьера.

Хотя, конечно, могло быть и хуже. Во время недавней встречи с Дмитрием Медведевым глава Счетной палаты Сергей Степашин упоминал «Искитимцемент» в числе предприятий, «где было подготовлено искусственное банкротство» и «удалось этого не допустить».

Короче, РАТМ переиграл госструктуры. Эксперты, комментировавшие вероятную сделку РАТМа и Сбербанка, полагали, что единственный способ вернуть кредиты для последнего — забрать и быстро перепродать контрольный пакет «Искитимцемента». Вот только найдется ли энтузиаст, интересующийся рыночными «пустышками»? И сколько будут стоить акции после объявления комбината банкротом?

Положение, в которое сейчас попал Сбербанк, не только сложное, но и крайне неприятное для репутации крупнейшего банка страны. Ведомство Грефа уже переживало нечто подобное, связавшись с автоконцерном «ИжАвто», который Сбербанк активно поддерживал кредитами, но слишком уж полагался на честность собственников и управленцев.

«Мы не простим тем людям, которые допустили мошеннические действия, эту ситуацию. Мы будем делать все, чтобы привлечь их к уголовной ответственности, думаю, что им заниматься бизнесом в стране дальше будет очень непросто», — заявил Герман Греф, когда стало понятно, что Сбербанк по-просту «кинули».

В 2009 году было возбуждено уголовное дело, а сам «ИжАвто» на днях был признан банкротом. По версии следствия, за 2008-2009 гг. владелец группы «СОК», основного акционера концерна, Юрий Качмазов, топ-менеджеры «ИжАвто» Андрей Фролов и Юрий Амелин и примкнувшие к ним экс-гендиректор «Ижа» Михаил Добындо и директор по экономике и финансам Евгений Страхов вывели с завода имущества на сумму 6,7 млрд. руб. Все они объявлены в международный розыск. Греф сдержал слово: заниматься бизнесом в России эти господа уже не будут очень долго, если не никогда. если не никогда.

Не значит ли это, что Эдуарда Тарана ждут аналогичные проблемы? Ничего личного, только бизнес В декабре прошлого года Росимуществу наконец удалось реализовать многострадальный, чуть не размытый РАТМом, пакет бумаг. Покупателем 25,5% «Искитимцемента» стало ООО «Максстрой», уполномоченный агент концерна «Росэнергомаш». Долго не торговались, сойдясь на начальной цене — менее 652 млн. руб.

Так что теперь полноправным хозяином акций, непонятно чем обеспеченных, может считать себя глава «Росэнергомаша» Владимир Палихата.

Это живая легенда среди рейдеров, виртуоз слияний и поглощений, ходячий сплав крайней эффективности и чрезвычайной бизнес-жесткости.

По сведению СМИ его структуры стоят за захватом столичных особняков — Института по проектированию заводов основной химической промышленности (Гипрохим), НИИ эластомерных материалов и изделий, ОАО «Металлист», ульяновского завода «Контактор», здания редакции журнала «Новое время» на Пушкинской площади столицы. Это в России. На Украине Палихата, не особо напрягаясь, зашел на Новокаховский электромашиностроительный завод, ЗАО «Завод крупных электрических машин» в Херсонской области, харьковскую «Электромашину», александрийский «Этал» — и завладел половиной объема производства электромашин в Малороссии. Среди свершений Палихаты числится продажа самому Дерипаске за $20 млн. ничего не стоящих «Моспромстройматериалов» и банкротство «Содбизнесбанка» и «Кредиттрастбанка», теневого владельца которых Александра Слесарева вместе с семьей позднее киллеры расстреляли на федеральной трассе Москва-Ростов.

Стоит отметить разнообразие методов работы Палихаты. «Металлист» он брал штурмом с применением сил милиции. За покупку «Этала» соревновался со своим же «Контрактором», отжав от тендера остальных соискателей. Херсонские заводы, не стесняясь, забрал у своих бывших бизнес-партнеров.

Теперь этот человек появился на «Искитимцементе», покупку доли которого в «Росэнергомаше» успели назвать «выгодной финансовой инвестицией».

Но в чем же будет выгода, если банкротство комбината состоится? Первая стадия неприятной процедуры — введение внешнего управления, то бишь отстранение прежнего менеджмента компании. Выходит, плакали тогда денежки и надежды легенды рейдеров, ходячего сплава.

Как тут не вспомнить историю «Сибирского цемента», в свое время ввязавшегося в совместное с РАТМом руление мощностями Ангарского цементно-горного комбината.

В 2007 году стороны после нескольких лет конфликта заключили мировое соглашение, по которому поделили «спорную территорию». РАТМ получил 50,1% ООО «Ангарский цемент» и 49,9% ООО «Карьер Перевал», который решением гендиректора комбината от 2004 года был выделен в отдельное юрлицо. «Сибцемент» получил доли в обратной пропорции. Однако менеджеры Тарана оружия решили не складывать: быстренько обанкротили ООО «Ангарский цемент», оспорили законность создания ООО «Карьер Перевал», захватили его имущество. Да еще, как говорилось выше, завалили «Сибирский цемент» исками.

Нужно сказать, что вся эта рейдерская активность Тарана в Иркутской области опирается на одного человека — местного бизнесмена с одиозной репутацией Олега Геевского. Геевский считается специалистом по банкротству предприятий. Именно он является гендиректором ООО «Ангарский цемент» и фигурантом уголовного дела, связанного с банкротством этого предприятия. Геевский — еще и председатель совета директоров АЦГК.

Бывший гендиректор комбината Николай Фоменко, уволенный после попытки провести независимый аудит, рассказывал СМИ: «Я обнаружил на предприятии признаки рейдерского захвата. И, как легитимный генеральный директор, естественно, обеспокоен тем, что завод, по сути, захвачен менеджментом. Он представляет собой такой маленький анклав, куда никого не пускают — ни следователей, ни легитимных руководителей. Там только Геевский заправляет. И ладно, если бы это приносило пользу акционерам и обществу, а так ведь — глубокий кризис, убытки». В общем, Эдуард Таран нашел родственную душу в Иркутске.

Но вернемся к «Искитимцементу». В апреле прошлого года в СМИ мелькнуло признание одного из бывших топ-менеджеров РАТМа, на условиях анонимности высказавшегося вполне откровенно. «Сегодня «Искитимцемент» слишком закредитован, — было тогда сказано. — Любой инвестор в этих условиях понимает, что дивидендов ему не дождаться, — участвовать в управлении предприятием с блокпакетом он не сможет. Кроме того, в 2006 году из состава ОАО в отдельное предприятие был выведен «Чернореченский карьер» — сырьевая база «Искитимцемента». И к этому предприятию ни государство сегодня, ни потенциальный покупатель блокпакета завтра отношения не имеют и иметь не будут».

Очевидно, Палихата не настолько хорошо знаком с ситуацией, как она видится изнутри РАТМа. Но вряд ли спустит нынешнему партнеру такую «подставу». Сухие остатки Вообще, конечно, удивительно, как Сбербанк, не говоря уже о Палихате, пошли на сотрудничество с Эдуардом Тараном. Жизнь со всей очевидностью показала, что владелец группы компаний не довел до ума ни одного перспективного проекта. Хотя и пытался.

Показательна судьба проекта строительства в Санкт-Петербурге завода архитектурного и автомобильного стекла под эгидой «Русской содовой компании».

Начинался он многообещающе. В 2005 г. ЗАО «Русская содовая компания», тогда подконтрольное могущественному бизнесмену Михаилу Гуцериеву, арендовало у города 45 гектаров в промзоне «Металлострой». На этом участке «РСК» планировала построить предприятие мощностью 44 млн. кв. м стекла в год, стоимость проекта оценивалась в $800 млн.

Однако в конце 2007 г. Гуцериеву, опасавшемуся преследований со стороны ФНС, пришлось спешно покинуть страну, и компания была выкуплена ее миноритарием Валерием Закоптеловым, который спустя недолгое время обратился в Смольный с просьбой о смене владельца проекта. Мэрия дала добро, и все необходимые документы были оперативно переоформлены с ЗАО «Русская содовая компания» на зарегистрированное в Москве ООО «Русская содовая компания». 100-процентным собственником последнего значилась Ирина Цветкова, юрист РАТМа и гражданская жена Эдуарда Тарана.

Однако в марте 2008-го ЗАО «РСК» продало все свои дочерние предприятия, а в конце года ООО «РСК» перестало платить за аренду участка, так и не начав работы по строительству завода. Пришлось городу на Неве через суд добиваться выплаты задолженности. Весной 2009-го КУГИ Санкт-Петербурга подал иск о взыскании с ООО «РСК» почти 64 млн. руб. долга за второе полугодие 2008-го. Предприятие ответило встречным иском на 30,7 млн. руб., в котором владелица компании Ирина Цветкова просила признать договор аренды недействительным, поскольку с ней… не были согласованы все условия соглашения. Также истец утверждала, что в результате заключения инвестдоговора на ООО «РСК» были взвалены обязательства, в 21 раз превышающие стоимость ее активов.

В целом, питерский суд повел себя адекватно. Во-первых, признал требования КУГИ законными и удовлетворил иск Комитета. А во-вторых, пусть и через апелляцию, отказал Цветковой в удовлетворении ее иска.

Теперь воодушевленный КУГИ намеревается взыскать с ООО «РСК» еще 68 млн. руб. долга за 2009 г. А Ирина Цветкова предпочитает появляться исключительно в новостях, посвященных злоключениям с законом ее гражданского мужа, обвиняемого по ст. 291 УК РФ (дача взятки)

С «Искитимцементом», кажется, все понятно. Однако процессы, вокруг него идущие, не одному ИЦ свойственны. В частности, АЦГК, контролируемый РАТМом, оказался на грани выживания. Комбинат, по свидетельству своего бывшего гендиректора Николая Фоменко, «наработал» кредиторскую задолженность, приближающуюся к 300 млн. руб. и уже проявил признаки «банкротства предприятия».

Вышеупомянутый новосибирский «Экран» недавно не смог получить от банка «Петрокоммерц» 1,77 млрд. руб. на реструктуризацию задолженности в размере 3,38 млрд. руб.

Что уж говорить об «Алттраке», когда-то крупнейшем производителя тракторов в городе Рубцовске Алтайского края. Надпись «Оставь надежду всякий, в РАТМ входящий» нужно поместить над проходной предприятия, рабочие которого дошли до голодовок и митингов, чтобы получить заработанные ими деньги с Эдуарда Тарана.

Пора расставаться Тарану с олигархическими амбициями. На недальновидность банкиров он уже, похоже, не может рассчитывать. Да и охотников до контрольных пакетов предприятий, из которых выжаты все соки, найдется немного. Был один — Сбербанк — и тот обманули."