Кредитная история Олега Михеева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как взять в долг 5 миллиардов и сказать, что никому не должен

miheev-2002_1362640638Клиенты и вкладчики вывели оттуда 980 млн руб. Произошло это после обвинения одной из компаний бизнесмена в неуплате налогов и обысков во всех подконтрольных ему структурах, включая сам банк. Банкротство одного из крупнейших местных кредитных учреждений — 8000 предприятий и 20 000 вкладчиков — грозило социальным взрывом в регионе. «Решение о продаже Волгопромбанка было политическим, — рассказывает глава Национальной резервной корпорации Александр Лебедев. — Мне этот банк предлагали люди Сергея Миронова (руководитель партии «Справедливая Россия». — Прим. «Ко»), я подумал два дня и отказался. Он не прошел бы Due Diligence, а за это время на банк уже нашли покупателя». Новым собственником стал Промсвязьбанк (ПСБ) братьев Дмитрия и Алексея Ананьевых, не исключено, предполагает Александр Лебедев, что «в рамках особых отношений с Мироновым». «Сергей Михайлович (Миронов. — Прим. «Ко»)познакомил меня с Дмитрием Ананьевым, рекомендовав его как положительного человека. Это было одним из важных мотивировочных решений», — подтверждает Олег Михеев.

Секрет столь серьезной политической поддержки прост: Олега Михеева (наряду с основателем «Рольфа» Сергеем Петровым и бывшим бизнесменом Алексеем Чепой) называют основным спонсором «Справедливой России». Ранее он возглавлял аппарат партии, сейчас является членом бюро ее центрального совета, руководителем волгоградского отделения и очень активным депутатом Госдумы.

Отзываются о нем по-разному. Однопартийцы говорят об Олеге Леонидовиче как о надежном и порядочном человеке, на родине, в Волгограде, его считают «бизнесменом-одиночкой», а банкиры одаривают неблагозвучными эпитетами, среди коих превалирует слово «мошенник». В ближайшее время Следственный комитет должен предъявить господину Михееву обвинения по уголовному делу о хищении 174 млн руб. у Номос-банка. По другому уголовному делу, связанному с продажей Волгопромбанка, парламентарий подозревается в покушении на мошенничество и мошенничестве с использованием своего служебного положения на сумму свыше 2 млрд руб. Общий итог претензий банков к Михееву зашкаливает за 5 млрд руб.

Вчерашний студент

Олег Михеев подался в бизнес в 1992 г. Прибыв из Москвы с незаконченным высшим образованием (МГТУ им. Баумана), он не стал возвращаться на Волгоградский машиностроительный завод, где до армии трудился слесарем-механиком, а открыл собственное дело, занявшись продажами сантехники и стройматериалов. Уже в августе 1992 г. на первом в Волгограде аукционе молодой человек купил три магазина. «Взял кредит в банке, а чем наполнить прилавки, вопроса не стояло: у оптовых поставщиков закупались парфюмерия, женское белье, эксклюзивные спиртные напитки, продукты питания», — рассказывает «Ко» господин Михеев.

К середине 1990-х несколько точек по реализации стройматериалов превратились в сеть магазинов, были налажены прямые поставки от немецких и бельгийских фирм (краски, обои, ковровые покрытия). В Волгограде магазинов подобного формата тогда практически не имелось, и они пользовались большой популярностью. В городе заговорили о новом предпринимателе. «В бизнес-сообщество Михеев не был встроен, он вел себя обособленно и ни с кем из бизнесменов не был связан», — подчеркивает руководитель волгоградского отделения «Деловой России» Андрей Куприков.

Бизнесмен активно кредитовался в местных банках (банки «Царицын», «Поволжье», Сбербанк и др.), а залогом выступали сами торговые точки. Начал он развивать и девелопмент. Помимо новых магазинов, Михеев стал владельцем АО «НПО «Ремонт», производственного предприятия «Прогресс-пром». В мае 1998 г., буквально накануне дефолта, открылся торговый комплекс «Царицынский пассаж».

Местные предприниматели считают, что импульсом для развития бизнес-империи Михеева, «Диаманта», стал сбербанковский кредит на 107 млн руб., полученный компанией в 2000 г. На эти деньги после кризиса можно было скупить пол-Волгограда. Между тем фирмы, на которые кредит был оформлен, обанкротились, а банк получил назад лишь около 12 млн руб. Якобы было возбуждено уголовное дело, а Сбербанк внес фамилию Олега Михеева в списки недобросовестных заемщиков. В «Сбере» не смогли прокомментировать эту историю. Депутат же уверяет, что «Диамант» как работал со Сбербанком, так и работает, оказывает помощь в распродаже его неликвидных активов. «В 1998 г., когда случился дефолт, были определенные недопонимания по кредиту, полученному еще в 1996 г., но этот вопрос давно решен», — утверждает Олег Леонидович. По его словам, в счет погашения долга «Сберу» был передан весь товар из его магазинов, ряд предприятий действительно обанкротился, а оставшаяся сумма долга была выкуплена.

В кризис 1998 г. компания потеряла за долги розничную сеть строительных материалов «Строймаркет «Диамант». «Это был не основной бизнес, но визитная карточка компании, — вспоминает Михеев. — Тогда еще не имелось строительных гипермаркетов, а это были салоны, где продавались сантехника, линолеум, ковровые покрытия и другие строительные материалы». Девелопментское направление при этом продолжало развиваться. Закрывшиеся магазины компания начала сдавать в аренду. Сохранились и склады оптовой торговли. Восстанавливать бизнес господин Михеев вновь стал на заемные средства. «Тогда и сейчас мы работали и работаем как минимум с тремя десятками банков», — говорит бизнесмен.

К середине 2000-х Diamant Development Group принадлежало, по некоторым оценкам, около четверти коммерческой недвижимости Волгограда. Олег Михеев контролировал крупное строительное подразделение, две швейные фабрики, два гостиничных комплекса, имелся у него и свой банк — Волгопромбанк, до 2007 г. являвшийся одним из крупнейших в области. В августе 2007 г. банк занимал 104-ю строчку в рейтинге по величине капитала. В феврале 2008 г. Forbes оценил оборот ГК «Диамант» в $49 млн, поставив ее на 29-ю строчку в списке — на одну позицию выше, чем Millhouse Capital Романа Абрамовича с $48 млн.

Политический выбор

Бизнес расширялся, и Олег Михеев решил подкрепить деловые связи административным ресурсом. «Многие депутаты — скрытые предприниматели, они пришли за политическим ресурсом, политическим прикрытием своих проектов, — поясняет политолог Дмитрий Абзалов. — Госдума — это иммунитет, связи на федеральном уровне, возможность решать бизнес-вопросы в Москве. С точки зрения бизнеса Михеев достиг в регионе потолка, и ему требовался выход на новый уровень. Он начал работать в Москве, Санкт-Петербурге, а взамен предложил свой политтехнологический ресурс».

Первую попытку зайти в политику Олег Леонидович предпринял в 2003 г., поучаствовав в выборах депутатов Волгоградской областной думы. Сначала он выдвигался по списку СПС, но затем вышел из партии и баллотировался самостоятельно. Проиграл. Два года спустя решил избираться в Госдуму по Каменскому избирательному округу Ростовской области, но вновь не достиг успеха. «Там был очень сильный соперник», — комментирует депутат Госдумы Михаил Емельянов. В Думу прошел глава компании «Русский уголь» Вадим Варшавский, считавшийся протеже губернатора Ростовской области Владимира Чуба. Осенью 2006 г. Михеев решил участвовать в выборах мэра Волгограда, назначенных на май 2007 г. Уйдя из СПС, он перепорхнул под крыло «Справедливой России». Против была настроена вся верхушка партии в Волгоградской области, но тут за Михеева вступился и поддержал его лидер СР Сергей Миронов. Так Олег Леонидович стал председателем местного отделения справедливороссов. «Он был дружен с Мироновым. Еще когда лидер справедливороссов возглавлял Совет Федерации, приезжая в Волгоград, он всегда останавливался в доме у Михеева, чем доставлял проблемы фэсэошникам», — рассказывает главный редактор волгоградского информагентства «Высота 102.0″ Александр Осипов.

«Миронову очень понравилась схема, которую Михеев организовал на территории Волгоградской области, — поясняет депутат местной облдумы. — Фактически с нуля, на одном своем имени при эффективном финансировании он создал сильную региональную партийную организацию». Чуть позднее сей опыт был растиражирован справедливороссами при финансовой поддержке Олега Михеева в Саратове, Самаре и других областных городах Центрального региона России.

Олег Михеев. Фото: PhotoXpress

Олег Михеев. Фото: PhotoXpress

Согласно замерам общественного мнения, за месяц до выборов в мэры Михеев уверенно входил в тройку лидеров кампании. Однако Центральный районный суд города отменил его регистрацию по иску двух других кандидатов, обвинивших Олега Леонидовича в подкупе избирателей, — за организацию конкурса детских сочинений. В «Справедливой России» были уверены, что это происки единороссов, но повлиять на ситуацию и выиграть суды не получилось. Впрочем, и «Единая Россия» не смогла отпраздновать победу. На выборах мэра официальный выдвиженец «ЕдРа», друг губернатора Волгоградской области Николая Максюты Василий Галушкин, занял лишь 3-е место с 20% голосов. Победил коммунист Роман Гребенников, набравший 33%.

Впрочем, средства, вложенные в пиар Михеева на выборах мэра, не пропали даром. Практически сразу после избрания нового городского главы началась кампания по выборам депутатов в Государственную Думу. Сколько это стоило Олегу Михееву? «Стандартная цена избирательной кампании в Госдуму $1-2 млн», — считает политолог Алексей Мухин. «В 2007-2008 гг. я официально финансировал «Справедливую Россию». Эта партия для меня была подспорьем в борьбе против мэра Юрия Лужкова, — вспоминает Александр Лебедев. — Уходило $5-10 млн в год. В Волгограде дешевле, но все равно это миллионы долларов». Михеев был на хорошем счету у Миронова, популярность партии в недавно еще «красном» регионе росла с каждым месяцем. По словам депутата облдумы, содержание партии обходится в сумму порядка $150 000 месяц — невеликая плата за безопасность бизнеса, оцениваемого в десятки миллионов долларов.

Добавил очков справедливороссам и конфликт в региональном отделении единороссов. Победители единоросских праймериз, известные и популярные в городе и области депутаты Госдумы Александр Агеев и облдумы Николай Волков были вычеркнуты из партийных списков. Официальная формулировка: за «распространение в СМИ информации, дискредитирующей работу партии». В знак протеста оба «изгнанника» вступили в «Справедливую Россию», возглавив вместе с Олегом Михеевым партсписок на выборах в Госдуму в декабре 2007 г. Когда стало понятно, что справедливороссов ждет победа, на них решили воздействовать другими методами, впоследствии признанными судами незаконными.

На следующий день после пресс-конференции, где Михеев, Агеев и Волков выступили единым фронтом, на 53 предприятиях Олега Леонидовича прошли обыски. Компанию Михеева ООО «Бронко-М» обвинили в уклонении от уплаты налогов на сумму 10 млн руб. за 2004 г. Это произошло 28 августа 2007 г., спустя месяц Олег Михеев был арестован и провел в СИЗО три недели.

Неспортивный интерес

Депутатский мандат Олег Михеев все-таки заполучил. Управление бизнесом он передал супруге, но это не помешало ему руководить процессом и расширять зону собственного влияния. «До недавнего времени многие депутаты занимались бизнесом, кто-то скрытно, кто-то открыто. Для этого многие в Госдуму и шли, чтобы, во-первых, «прикрыть» свои бизнес-системы и, во-вторых, прикрыться депутатским мандатом, — констатирует Алексей Мухин. — До «дела Гудкова» депутаты чувствовали свою безнаказанность, и их поведение регулировалось исключительно личным морально-этическим кодексом».

В 2009 г. в сферу деловых интересов Михеева попал волгоградский футбольный клуб «Ротор». «Его главная ценность — Центральный стадион с 23 га земли и бюджетное финансирование для проведения игр ЧМ-2018, — рассказал «Ко» один из депутатов Волгоградской областной думы. — Еще до официального объявления городов, где пройдет чемпионат мира, все в городе знали, что Волгоград станет одним из них. А это элемент шантажа власти региона для владельца и возможность хорошо заработать на реконструкции». ФК «Ротор» «купался» в долгах, и его подводили к банкротству. Тогдашний президент клуба Владимир Горюнов обратился к Олегу Михееву с предложением помочь «Ротору», задолжавшему, по разным оценкам, от 40 до 180 млн руб. За решение проблем клуба депутат получил кресло президента «Ротора».

Нынешний вице-президент «Ротора» Рохус Шох также считает, что парламентария привлекла земля в центре города, Михеев и Горюнов же утверждают, что спасли стадион. Михеев действительно погасил долги клуба, но областное руководство решило создать альтернативную команду «Волгоград» и начало чинить препятствия «Ротору». В результате «Ротор» сняли с чемпионата, а ФК «Волгоград» занял третье место в южной зоне второй лиги. В декабре 2009 г. Николая Максюту на посту губернатора Волгоградской области сменил Анатолий Бровко, а еще через два месяца было принято решение об объединении ФК «Волгоград» и ФК «Ротор». Центральный стадион еще пару лет принадлежал структурам Михеева, но затем суд вернул его в собственность области.

Кто кому должен?

Выборы в Госдуму стоили Михееву Волгопромбанка. Его купил Промсвязьбанк. «Это совпадало с нашими интересами по расширению присутствия в Волгоградской области», — сказал «Ко» один из топ-менеджеров ПСБ. По его словам, сделка была очень сложной. Волгопромбанк уже перестал осуществлять клиентские платежи, что грозило отзывом лицензии. Требовалось погасить перед ним задолженность компаний Михеева, восстановить ликвидность (на тот момент кредитное учреждение имело отрицательный капитал) и т.д.

Ликвидность восстановили, банк продолжил функционировать. Но, похоже, в ПСБ неоднократно пожалели о сделке, как тогда казалось, прошедшей с дисконтом. За актив ПСБ заплатил около 1,5 млрд руб. в виде премии Михееву, которой последний погасил долги подконтрольных ему структур. Параллельно шла оценка бизнеса, покупатель и продавец согласовали цену, устроившую обоих, — 1,879 млрд руб. «Мы отдавали себе отчет, что конечным бенефициаром является Михеев: уважаемый человек, будущий депутат, — говорит топ-менеджер ПСБ. — Эти обстоятельства также принимались во внимание при заключении сделки». Подвоха никто не учуял. Но конфликт вокруг сделки длится и по сей день.

В Промсвязьбанк уже депутат Михеев обратился в марте 2008 г. Он просил о кредите более чем на 900 млн руб. под залог приобретаемой недвижимости. Потом случился финансовый кризис 2008 г. У фирм парламентария возникли затруднения. Сначала начались банкротства компаний-заемщиков, затем залогодателей. Михеев перестал платить по кредиту.

Самое удивительное выяснилось в 2011 г.: не Олег Леонидович должен Промсвязьбанку 2,1 млрд руб., а наоборот. Как такое могло получиться? При продаже акций Волгопромбанка Михеев погасил задолженность подконтрольных ему организаций перед «Волгопромом» за счет Промсвязьбанка. Но, как говорит представитель ПСБ, за день до сделки втайне от покупателя (то есть ПСБ) были подписаны поручительства, по которым ПСБ обязуется погасить Михееву долги за эти компании. Получается двойная цена.

В Промсвязьбанке утверждают, что поручительства не имеют юридической силы. Во-первых, сумма поручительства составляла почти 150% от размера собственного капитала банка, что является нарушением закона о Центробанке. Во-вторых, эти договора не фигурировали в финансовой отчетности банка и, в-третьих, при продаже Олег Михеев письменно подтверждал отсутствие скрытых обязательств. Сам Михеев говорит, что «информационная кампания по обвинению меня в хищении средств — не что иное, как попытка ввести правоохранительные органы в заблуждение». «В 2007 г. мною были проданы акции Волгопромбанка члену Совета Федерации, владельцу Промсвязьбанка Дмитрию Ананьеву. До сих пор Дмитрий Ананьев так и не произвел окончательный расчет; 2,1 млрд руб. — это размер его задолженности передо мной за акции банка», — заявляет депутат.

Кредитная история

Если бы претензии к Олегу Михееву исходили только от одного банка, спор можно было бы рассматривать объективно, без привязки к другим обвинениям. Но, кроме Промсвязьбанка, депутат «насолил» Номос-банку, Москоммерцбанку, обанкротившемуся на сегодняшний день АМТ-банку, казахскому Казкоммерцбанку, возможно, и другим финансовым организацям. Общая сумма претензий превышает 5 млрд руб.

«Номосу» депутат задолжал 192 млн руб., выданных на реконструкцию волгоградской гостиницы. Казкоммерцбанк и БТА-банк требуют с Олега Леонидовича около 120 и 135 млн руб. соответственно. «Михеев лично участвовал в переговорах по открытию кредитной линии, — заявили «Ко» в Номос-банке. — Окончательно решение в пользу банка вынесено Высшим арбитражным судом, но деньги так и не перечислены». Почему? Имущество обанкроченной компании не распродано, процедура банкротства искусственно затягивается, а Михеев, как поручитель по данному кредиту, уклоняется от исполнения своих обязательств, оспаривая договор поручительства в судах.

Как рассказывал изданию Forbes Kazakhstan управляющий директор Казкоммерцбанка Бейбит Апсенбетов, кредит был выдан на строительство и реконструкцию объектов недвижимости в Волгограде. Но с 2009 г. компания перестала исполнять свои обязательства. БТА-банк кредитовал еще одну фирму Михеева. Обеспечением вновь стало личное поручительство бизнесмена, а также договоры ипотеки объектов недвижимости. Эти кредиты также не удалось вернуть. Бывший топ-менеджер Москоммерцбанка (российская «дочка» Казкоммерцбанка, через которую осуществлялось финансирование) рассказал «Ко», что Михеев просил реструктурировать долг и предоставить ему новый кредит. Казахи отказались, тогда он якобы заявил, что «вы ничего не получите».

В мае прошлого года Казкоммерцбанк направил в Генпрокуратуру Казахстана заявление о привлечении Олега Михеева к уголовной ответственности, а та переправила бумагу российской стороне. В Следственный комитет и Генпрокуратуру обратился Москоммерцбанк. Управление судебных приставов Волгоградской области в начале августа рассмотрело сводное дело о долгах господина Михеева перед банками на общую сумму 4 млрд руб., после чего вынесло постановление об ограничении его выезда за границу до февраля 2013 г. Чуть ранее в «невыездные» угодила и его супруга за долг в 1 млрд руб. Зимой 2013 г. банкирам удалось одержать еще одну победу: 19 февраля Госдума лишила депутата неприкосновенности и дала согласие на привлечение его к уголовной ответственности. В начале марта в отношении Михеева возбуждено уголовное дело. Следователи уже провели первые допросы его в качестве подозреваемого. В рамках конкурсного производства, введенного в двух компаниях Олега Михеева, поставлены под охрану ТЦ «Диамант» на Тракторном (заложен Москоммерцбанку и Казкоммерцбанку) и ТЦ «Диамант» на Комсомольской (в залоге у Промсвязьбанка).

Один из восемнадцати

Предвидя подобное развитие событий, депутат сделал все, дабы остаться в Думе еще на один срок. Ведь лишение мандата означало бы ускоренный процесс возбуждения против него уголовных дел. Михеев начал готовиться к выборам еще в 2010 г., когда в его активе появились местные медиаресурсы: телекомпания «Статус», радиостанции «Михайловка-FM» и «Ведо», издательский дом «Карманъ» и газета «Областные вести». Понятно, что такие приобретения делаются под выборы, да и сам Михеев этого не отрицает. «Как только в регионе начинается предвыборная кампания, администрация предпринимает усилия, чтобы парализовать агитацию других партий, — поясняет Олег Леонидович. — Поэтому нами была разработана стратегия по СМИ, через которые можно доносить свою информацию». Участники рынка также убеждены, что это исключительно политический проект, и он не может быть окупаемым, но Михеев утверждает, что медиаактивы как минимум недотационны.

Естественно, что в партии Михеевым гордятся. «Один из наиболее активных депутатов», — говорит член комиссии Госдумы по контролю за доходами Татьяна Москалькова. «Олег — очень надежный человек, — отмечает другой справедливоросс Михаил Емельянов. — У него в области всегда были одни из самых высоких результатов на выборах и самый высокий коэффициент активности с точки зрения внесения законопроектов».

Законотворческая деятельность Михеева весьма активна, но малорезультативна. Из 163 законопроектов, в разработке коих принимал участие депутат, утверждено только 9 (законопроекты в разработке не брались в расчет), то есть один из восемнадцати. «Законы, которые предлагает не партия власти, считаются второсортными, и их стараются заблокировать, — подчеркивает Олег Михеев. — Более того, хорошие законопроекты, которые «Единая Россия» не принимала, через несколько недель нередко появлялись слово в слово, только за чужим авторством». В Думе пятого созыва депутат входил в комитет по финансовым рынкам. И как ни парадоксально, учитывая его кредитную историю, Михеева можно причислить к банковским лоббистом. Судите сами.

Он предлагал изменить закон о Центробанке, чтобы ЦБ увеличил срок предоставления банкам кредитов под обеспечение с одного до трех лет. В плане закона «О банках и банковской деятельности» Михеев ратовал за введение моратория на увеличение размера капитала банков, создание института малых банков и предоставление кредитным организациям права использования и хранения учетных документов в электронном виде. Депутат даже предлагал предоставлять отсрочку по реализации заложенного имущества. Также он принимал участие в разработке законов «О мегарегуляторе финансовых рынков», «О ломбардах», «Об образовательных кредитах», «О потребительском кредитовании» и «Об ипотеке». «По характеру законопроектов, которые Михеев инициировал, в частности, по увеличению сроков по залоговому кредитованию банков, введению моратория на увеличение размера капитала, отслеживается тенденция отстаивания интересов российских банков, входящих в Top-100, — рассуждает старший аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский. — Нельзя сказать, что инициативы шли во вред банковской системе. Но видно, что депутат отстаивал в большей степени интересы банковского сообщества».

Любопытно, что в разработке некоторых банковских законопроектов Михеев принимал участие в составе Думы шестого созыва, где он является зампредом комитета по энергетике. Но в своем новом профильном направлении Михеев не подписался ни под одним законопроектом. «Мы подготовили несколько законопроектов, но Олега Михеева нельзя назвать самым активным депутатом, — констатирует член комитета ГД по энергетике Сергей Есяков. — Он ведет определенное направление в комитете, принимая участие в его работе». «Ему просто выделили кресло в этом комитете, а что он продолжил координировать работу в финансовом секторе, это очевидно», — утверждает Дмитрий Абзалов.

«Я участвовал в первую очередь в разработке социально значимых законов, там, где что-то знаю, — парирует депутат, но его коллеги подчеркивают, что большинство документов носит популистский характер.

Главная задача Олега Леонидовича, особенно сегодня, — защитить себя и свой бизнес в Волгограде. Иначе он может повторить судьбу экс-мэра города на Волге Евгения Ищенко. Последний тоже разглядел все перспективы рынка недвижимости в регионе. Возглавив в 2003 г. город, он договорился с банкиром Дмитрием Синюковым о создании компании «Тамерлан», за два года построившей крупнейшую в Волгограде сеть супермаркетов «Пятерочка». Капитализация буквально за год выросла с нуля до $120 млн. В 2006 г. господина Ищенко арестовали. Следствие утверждало, что мэр покровительствовал «Тамерлану», а также получал прибыль от деятельности волгоградской «Пятерочки». В итоге его приговорили к году лишения свободы.

С законом не в ладах

18 сентября 1990 г. Михеев был задержан милицией за скупку и перепродажу фотоаппарата «Зенит». Суд признал виновным Михеева по ст. 154 ч. 2 УК РСФСР («Спекуляция») и назначил наказание в виде трех лет лишения свободы с конфискацией имущества. Но в местах не столь отдаленных Михеев провел несколько месяцев и был освобожден условно-досрочно: статью исключили из УК.

19 октября 2012 г. суд в Волгограде признал, что Михеев уклонился от уплаты подоходного налога за 2009 г. в особо крупном размере с доходов, полученных им от компании «Промсвязь Капитал» при продаже акций Волгопромбанка. Суд обязал депутата уплатить налог в размере 28 млн руб., штраф (5,6 млн руб.), а также пени (8,1 млн руб.).

Андрей Красавин

Оригинал материала: журнал "Компания"