Кредиты и банкротство в России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Банкротство

В России по статистике последних 10 лет 230–250 тыс. человек покончили с жизнью из-за банков и коллекторов


Как огромные суммы долгов по кредитам влияют на банковскую сферу?

Персональное банкротство

Число невыплаченных кредитов вновь стало критическим. В обществе уже возникают негативные и пессимистические настроения, зарплаты падают, а суммы выплат растут. В январе среднестатистический заемщик тратил на погашение кредитов порядка 45 % своих ежемесячных доходов. Показатель же в 50 % считается критическим. В ближайшее время задолженность по кредитам может значительно возрасти из-за общего экономического спада и уменьшения доходов населения.

Банки передают «кредитные истории» должников коллекторским агентствам, чьи сотрудники некорректно пытаются взыскивать долги. Эксперты озвучивают большие количества самоубийств из-за невыплаченных кредитов, уже в миллионах исчисляются «заемщики-отказники». На этом фоне возникают различные политические спекуляции. Чтобы стабилизировать ситуацию, правительство пошло на принятие закона «О банкротстве физических лиц».

В конце прошлого года президент Владимир Путин подписал изменения в федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и в Кодекс РФ об административных нарушениях, позволяющие банкротиться физическим лицам. Чиновники уже радостно отрапортовали о том, что с 1 июля россияне смогут объявлять себя банкротами, тем самым освобождаясь от кредитной кабалы. Так ли это, выяснял корреспондент «Совершенно секретно».

Напомним, что с вступлением закона в силу для должников, имеющих просроченные обязательства свыше полумиллиона рублей, суд будет предоставлять выбор – либо реструктуризировать (растягивать на три года) выплату долгов, либо продавать имущество в пользу кредиторов. Заявление о банкротстве может подать в суд сам должник или его кредиторы. Под действие закона попадают не только банковские кредиты, но и займы между физическими лицами, а также долги по ЖКХ.

Некоторым должникам закон и впрямь должен помочь. Однако, как это бывает с большей частью долгосрочных социально ориентированных законов, закон о банкротстве оказался напичкан всевозможными оговорками и условиями, которые были включены в документ, возможно, и под давлением банкиров. В результате, правом объявить себя банкротом, по предварительным подсчетам экспертов рынка кредитования, получат лишь около трехсот тысяч человек из почти сорока миллионов заемщиков.

«ПЛОХИЕ КРЕДИТЫ» ИЛИ «ПЛОХИЕ БАНКИРЫ»?

В очередной раз банковский сектор лихорадит. Банки объявляют о своих убытках, связанных с невозвратом кредитов. Однако ни один банк не торопится снижать процентные ставки. Но народ уже не в силах нести это бремя. Выручало каждый раз государство. Так, в 2008 году, во время мирового кризиса, банки оказались закредитованными настолько, что взмолились о помощи и выпросили у правительства триллионы рублей на поддержание баланса.

Принцип «хороший клиент платит за плохого» именно в 2008 году перестал работать. Тогда выправились, но то же самое произошло и год назад, когда российским финансово-кредитным организациям был закрыт доступ к «дешевым деньгам» в США и Европе. Одновременно с этим санкции спровоцировали рост безработицы в стране, и число невыплаченных кредитов снова стало критическим.

По данным Объединенного кредитного бюро, сегодня непогашенные кредиты имеются у 39 млн 400 тыс. россиян. Ранее исследование Росстата показало, что в России проживает 75 млн 500 тыс. экономически активных граждан. То есть больше половины россиян находятся в зависимости от банков. При этом надо учитывать, что многие кредитные бюро не делятся с ОКБ (Объединенным кредитным бюро) своими данными. Поэтому информация о закредитованности населения неполная.

В ОКБ отмечают, что подсчитали информацию и из Сбербанка, на долю которого приходится приблизительно 30 % рынка кредитования. Получилось, что в целом россияне задолжали нескольким сотням банкиров 10 трлн 600 млрд рублей. Каждый четвертый заемщик (25 %) выплачивает по два кредита, а 18 % клиентов банков – три и больше. Таким образом, в этой группе риска сейчас находится примерно 10 млн человек, которые в случае потери работы будут вынуждены либо распродавать свое имущество, либо прятаться от банков. Не секрет, что чем больше на тебе кредитов, тем хуже ты их выплачиваешь.

Только за 2014 год количество «ненадежных» заемщиков с просроченными платежами выросло на полтора миллиона – до 5 млн 200 человек. Это уже 12,5 % от общего числа. А сумма непогашенных долгов достигла 1 трлн 280 млрд из которых 780 млрд – только за прошедший год. Так как «плохие кредиты», как правило, не обеспечены, то возврату из них подлежат около 6 %. А это значит, что банки снова поплатились за свою жадность и вынуждены ждать помощи от государства за массовую необдуманную выдачу кредитов с 2011 по 2013 год.

НОВАЯ ПОПЫТКА – БАНКРОТСТВО ФИЗЛИЦ

Банкротство

В итоге правительство оказалось между двух огней – с одной стороны на него давят банки, с другой – граждане, которым надоело переплачивать за кредиты огромные суммы. И чтобы сгладить ситуацию, было решено «подарить» банкирам более 2 трлн рублей, а неплательщикам предложили воспользоваться правом объявлять себя банкротами.

«Десять лет назад я возмущенно выступал против инициативы некоторых депутатов о привлечении заемщиков за просроченные долги к уголовной ответственности. Так что можно сказать, что с принятием «Закона о банкротстве» неплательщики по кредитам отделались малой кровью. Для того чтобы их признали банкротами, надо доказать свою несостоятельность, реализовать свои активы и начать процедуру банкротства.

При этом у них не имеют права отбирать единственное жилье, бытовую технику и личные вещи. Ну, и объявить себя банкротом можно при наличии непогашенного кредита суммой больше 500 тыс. рублей, – комментирует принятие закона вице-президент Ассоциации региональных банков России Ян Арт. – Сумма в полмиллиона рублей абсолютно адекватная. От депутатов и экспертов были предложения снизить ее до 200 или 50 тыс. рублей.

Но это смешно – когда человек, взявший кредит на айфон, объявляет себя банкротом. А вот кредит в 500 тыс. для немосковской семьи может быть катастрофически большим и невыносимым, и тут уже надо предоставлять возможность банкротства, чтобы люди могли вздохнуть свободно. Только человек, решивший объявить банкротство, должен знать, что какая-то его собственность будет продана».

Эксперты согласны с мнением участников рынка кредитования, что главными причинами образования «плохих кредитов» является крайне рискованная политика банков в отношении выдачи кредитов. Многие считают, что введение закона «О банкротстве физических лиц» почти не отразится на ситуации с ипотечными «хвостами», потому что сама процедура признания гражданина банкротом сложная, если речь идет о подготовке всех необходимых документов по квартирам, которые находятся в долгу. А потому, шансы стать банкротами у ипотечных заемщиков невысоки.

С ЧЕМ ИДТИ В СУД

Гражданам, имеющим кредиты меньше полумиллиона рублей, по закону ни о какой реструктуризации не стоит думать. Если же долг банку превышает эту сумму, то банки получают право подать заявление в суд о признании должника банкротом. И только если суд согласится с аргументами банков, то возможна процедура реструктуризации или банкротства. Реструктуризация предполагает отсрочку по выплатам и возвращение только долга – без банковских процентов, штрафов и пени.

С момента начала процедуры реструктуризации дополнительные банковские «накрутки» не начисляются. Если же у заемщика нет никакой собственности, которую можно было бы продать в счет кредита, то он просто признается банкротом. Когда имущество имеется, то сначала оно распродается, и только после этого гражданина признают банкротом.

Поэтому надо учитывать, что принятый закон не для всех, потому что кредиты у большинства проблемных заемщиков намного меньше 500 тыс. руб. Помимо этого, сама процедура банкротства очень сложная и запутанная не только для ипотечных заемщиков, но и для всех остальных. Кроме судебных издержек, банкроту надо будет оплачивать 10 тыс. руб. за услуги финансового управляющего, который будет распродавать его имущество. Но, кроме этих 10 тыс. рублей, финансовый управляющий получит 2 % от суммы, которая будет получена с продажи имущества должника. По разным оценкам, за счет этих дополнительных расходов пятисоттысячный долг может быть увеличен на 5–7 %.

«Предполагается, что людей, которые подпадают под этот закон, около 300 тысяч. Но это еще не значит, что все они будут признаны банкротами. Большая их часть, как мне видится, получит реструктуризацию. Этот расчет, конечно же, неточный и произведен, как говорится, вилами по воде, потому что ничего подобного в России раньше не происходило, но, тем не менее, ориентироваться на эти цифры пока можно, – считает финансовый омбудсмен Павел Медведев. – Надо помнить, что закон позволяет произвести реструктуризацию долгов, а не их прощение. Или в ряде случаев провести банкротство в прямом смысле.

Но самое важное то, что в России наконец-то введена норма ограниченной ответственности, которая еще четыреста-пятьсот лет назад была принята в Голландии, где купцы освобождались, в случае банкротства, от обязательств продавать жену с детьми в рабство, условно говоря. А судебное взыскание распространялось только на собственность его торговой компании. У нас же до первого июля человек будет отвечать перед банками всем своим имуществом. А до этого отвечал имуществом до конца своей жизни. Потом – его дети выплачивали по долгам, и так далее. Теперь же можно объявить себя банкротом и уйти в мир иной без долгов, оставленных в детям в наследство».

По мнению вице-президента Ассоциации региональных банков России Яна Арта, закон важен не столько возможностью для закредитованных россиян объявить себя несостоятельным, сколько четким пониманием того, что именно могут изъять у него приставы в счет погашения кредита, а что – не имеют право.

«Для честного человека во много раз важнее не то, сколько он задолжал, а последствия долгов. После вступления в силу этого закона, он избавится от постоянного стресса и давления со стороны служб безопасности банков и коллекторов, которые любят угрожать изъятием имущества, – уточняет эксперт. – Любой заемщик теперь точно будет знать, что он рискует потерять, в случае невыплаты кредита, а на что банк не имеет право претендовать. Раньше такого не было».

ИСТОРИЯ ПРОСРОЧКИ

Когда закон еще был на стадии разработки – с 2010 года – пессимистично настроенные банкиры прогнозировали до 2 млн банкротств. Понятно, что их такая перспектива не устраивала, и они пытались затянуть его согласование. Не очень были заинтересованы в принятии закона «О банкротстве физических лиц» и чиновники, которые не видели никакой пользы для себя и своего окружения.

Именно по этой причине документ «перебрасывался» из ведомства в ведомство на протяжении пяти лет, пока его судьбой не поинтересовался президент. Тем не менее под прикрытием борьбы с недобросовестными заемщиками, заинтересованная в сужении сферы действия закона сторона добилась того, что в закон внесли ограничения. Как результат – из десятков миллионов закредитованных граждан на банкротство в случае финансовых проблем смогут рассчитывать не больше 1 % счастливчиков.

«Единственным ограничением, которое будет наложено на банкрота, является обязанность уведомлять банки о том, что он банкрот, при подаче заявки на новый кредит в течение пяти лет с момента признания его банкротом», – говорит Павел Медведев.

Финансовый омбудсмен считает, что во многом потери банков по уже принятым судебным решениям в отношении недобросовестных заемщиков связаны с некачественной работой Службы судебных приставов. И, если бы приставы работали более активно, то наученные горьким опытом своих знакомых и друзей, будущие заемщики относились бы к кредитам более ответственно.

«К сожалению, работа приставов совершенно неэффективна. И ладно, если должник выплачивает многотысячный долг по тысяче рублей в месяц. Они и за этим не следят. Это объяснимо, потому что приставы получают очень маленькие зарплаты и попросту не заинтересованы в том, чтобы взыскать долг. Они действительно работают плохо», – считает Медведев.

Среди вопросов, которые были «упущены» чиновниками при разработке закона, – банкротство лиц, по кредитам которых уже были приняты судебные решения, так как они не имеют обратной силы. И то, каким образом будет назначаться финансовый управляющий. Эксперты не исключают, что в результате финуправляющими станут близкие банкам сотрудники аутсортинговых компаний. А возможно, и сами эти компании будут учреждены банками-кредиторами.

МНЕНИЕ

Никита Кричевский, профессор, доктор экономических наук:

Получается, что законодатель отдал банкирам заемщиков, как волкам отдают спасаемых овец. То есть разрешили общипать их до конца или оставить за банками право решать – состричь их до того состояния, когда они будут уже голыми, или пару клоков шерсти на зиму оставить, чтобы не померзли. Предполагается, что конкурсный управляющий должен быть независимым, да и у банков вообще нет лицензии на конкурсное управление.

Но они могут учредить собственную компанию, что на практике, скорее всего, и будет сделано. И финансовые управляющие будут прилагать все усилия на то, чтобы вернуть максимально возможные суммы обратно кредиторам. И делать все возможное для этого, так как им с проданного имущества полагается процент. А значит, крайним останется должник.

Этот закон часто называют «прорывом», хотя ни о каком прорыве речи быть не может. Во-первых, этот закон разрабатывался более пяти лет. А такой долгий срок говорит только о том, что он не был бюрократически-коррупционно интересен. И никаких лоббистов за ним не стояло. Да, закон важный. Но не для интересов крупного бизнеса, банков, корпораций или государства. Он интересен людям, а люди у нас учитываются при принятии законов в последнюю очередь.

Сначала – бизнес, личные интересы, а потом уже люди. Во-вторых, этот закон по своей сути – просто важная законодательная деталь. Как регулировка и упорядочивание движения велосипедистов и водителей мотороллеров. Без такого закона движение на дорогах становится еще более опасным, потому что велосипедисты и люди на мопедах могут ездить по дорогам нетрезвыми, создавать аварийные ситуации, вообще быть неадекватными, и им за это ничего не будет. Вроде бы все просто – сел и поехал. А на деле – большая проблема.

Вот с кредитованием и банкротствами то же самое. Банкротов будет очень немного, но они будут. И, конечно, никому не интересно доводить ситуацию до состояния банкротства. Но правила для процедуры банкротства необходимы. Так что закон не прорыв, а заполненный пробел в российском законодательстве. Его можно назвать регламентацией правил движения на рынке кредитования.

Михаил Козлов, председатель федерального совета Партии защиты заемщиков «Кредитная амнистия»:

Около 23 тыс. самоубийств банковских заемщиков в России в год совершается именно из-за давления коллекторов и банков. Региональные отделения нашей партии вели статистику в регионах, и в день доходило до 50–70 суицидов именно по этой причине. То есть, если брать статистику за последние 10 лет, то эта цифра достигает 230–250 тыс. человек, покончивших с жизнью из-за банков и коллекторов. Коллекторов я вообще называю фашистами.

Ссылки

Источник публикации